COVID-19 Pandemic: World Central Banks’ Reactions to Economic Downturn

 
PIIS013122270013801-2-1
DOI10.20542/0131-2227-2021-65-2-53-61
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences (IMEMO)
Address: Russian Federation,
Journal nameMirovaia ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniia
EditionVolume 65 Issue 2
Pages53-61
Abstract

Measures to mitigate the effects of the COVID‑19 pandemic on households and businesses taken by Western governments in 2020 had serious negative consequences for the global economy. There was a widespread fall of production and trade, the closure of enterprises and stagnation of entire industries, sharp increase in unemployment, rise of uncertainty and risks. In an effort to slow the development of economic downturn the central banks and the Treasuries had taken wide range of monetary measures. Some of which were the continuation of the programs initiated during the period of global financial crisis of 2007–2009 and adapted to the current economic situation and the others represented new programs for the purchase of financial assets and granting credit facilities to enterprises and households. These actions, aimed primarily at the issue of additional quantities of money into the circulation, were distinguished by very large scale and high speed of decision-making. The author’s analysis led to a conclusion that the monetary policy during COVID‑19 pandemic helped to stabilize financial markets, preserved the activities of a part of small and medium-sized enterprises and improved employment in the labor market. At the same time, massive “quantitative easing” operations increased the risk of financial instability and the likelihood of emerging of difficultto-control inflationary spiral in Western economies. As to the achievement of strategic goals of monetary policy in the macroeconomic sphere, the success was much less noticeable due to the influence of many nonmonetary factors on the level of employment and the rate of economic growth.

Keywordsmonetary policy, COVID‑19 pandemic, financial crisis of 2007–2009, interest rates regulation, quantitative easing, lending facilities
Received08.02.2021
Publication date09.02.2021
Number of characters34154
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Пандемия COVID-19 нанесла серьезный урон мировой экономической системе. Меры по ограничению распространения вируса, проводимые в разных странах с весны 2020 г., привели к масштабному нарушению традиционных хозяйственных связей во внутриэкономическом обороте и в системе международных экономических отношений. По видам и характеру проводимых мероприятий монетарная политика центральных банков во многом совпадает с политикой периода мирового финансового кризиса 2007–2009 гг. При этом наблюдаются значительные различия в причинах возникновения кризисных явлений и особенностях их влияния на состояние разных секторов экономики в каждом из рассматриваемых периодов.
2

ДВА КРИЗИСА: ПРИЧИНЫ И МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

3 Основным толчком к развитию финансового кризиса 2007–2009 гг. был катастрофический обвал рынка ипотечного кредитования в США, вызванный накоплением в инвестиционных портфелях финансовых учреждений избыточного количества некачественных закладных на недвижимость (sub-prime mortgages). Утрата доверия к ним привела к панической продаже активов и падению их рыночной стоимости, а затем цепной реакции банкротств инвестиционных банков и других операторов денежного и фондового рынков.
4 Что касается экономического спада 2020 г., то в его развитии главную роль сыграло быстрое распространение коронавирусной инфекции в мире и принятие экстренных мер по защите населения от этого опасного заболевания. Ограничение на передвижение людей привело к закрытию многих производств, резкому сокращению занятости, падению платежеспособного спроса на товары и услуги.
5 Еще одно различие связано с состоянием различных хозяйственных секторов. В 2007–2009 гг. эпицентром кризиса была сфера финансовых транзакций. Особенно пострадал рынок ценных бумаг. Их панические продажи привели к краху старейших и широко известных инвестиционных банков (таких как американские Lehman Brothers и Merrill Lynch), а также ряда пенсионных и инвестфондов. В этих условиях основные усилия монетарных властей были направлены на сокращение дефицита ликвидных средств в денежном обороте.
6 Экономический спад 2020 г. поразил прежде всего реальный сектор, особенно сектор услуг (транспорт, предприятия общественного питания и зрелищ, рекреационную сферу и т. д.). Это отразилось как на предложении товаров и услуг, так и на величине платежеспособного спроса. Что касается финансовой сферы, то здесь пока обошлось без набега клиентов на банки, массового изъятия вкладов и нарушения системы платежей. Правда, снизилась доступность банковского кредита для клиентов с невысоким кредитным рейтингом, наблюдались перелив средств в безрисковые активы и нехватка ликвидности у отдельных групп инвестиционных учреждений.
7 В связи с COVID-19 появилось много прогнозов глубины и длительности падения производства и снижения темпов экономического роста в странах со значительным числом заболеваний. Большинство экспертов придерживается мнения, что грядущий экономический спад будет гораздо более продолжительным и нанесет больший ущерб, чем события 2007–2009 гг. В апрельском докладе ОЭСР “Оценка первоначального влияния мер по сдерживанию COVID-19 на экономическую активность” в 2020 г. прогнозировалось снижение объема производства на 20–25%, а потребительских расходов – на треть. При этом подчеркивалось, что “эти общие оценки касаются лишь первоначального непосредственного влияния на положение в рассматриваемых секторах экономики и не учитывают дополнительных эффектов, которые могут произойти позднее” [1]. Подобная неуверенность в прогнозах динамики хозяйственных процессов в условиях развития пандемии характерна не только для аналитиков, но и для руководителей центральных банков и представителей финансовых кругов.

Number of purchasers: 0, views: 890

Readers community rating: votes 0

1. Evaluating the Initial Impact of COVID-19 Containment Measures on Economic Activity. Paris, OECD, 2020. 16 r.

2. Monetary Policy in a Pandemic Emergency. Frankfurt am Main, ECB, November 11, 2020. Available at: https://www.ecb.europa.eu/press/key/date/2020/html/ecb.sp201111~d01e03eb9c.en.html (accessed 14.11.2020).

3. Haas J., Neely C.J. Central Bank Responses to COVID-19. Federal Reserve Bank of St. Louis, Economic Synopses, 2020, no. 28, rp. 1-5.

4. Taylor J. Discretion versus Policy Rules in Practice. Carnegie-Rochester Conference Series on Public Policy, vol. 39, December 1993, pp.195-214.

5. Bernanke B. The Economic Outlook and Monetary Policy. Available at: https://www.federalreserve.gov/newsevents/speech/bernanke20100827a.htm (accessed 14.11.2020).

6. FRS. Money Stock Measures. H.6 Release. September 19, 2020. 2 r.

7. Board of Governors of the FRS. Monetary Policy Report. June 12, 2020. 58 p.

8. ECB Announces 750 Billion Euro Pandemic Emergency Purchase Programme (PEPP). ECB Press Release, March 18, 2020. 2 r.

9. Monetary Policy Decisions. Frankfurt am Main, ECB, June 4, 2020. 2 r.

10. Bank of Japan. Enhancement of Monetary Easing in Light of the Impact of the Outbreak at the Novel Coronavirus (COVID-19). Press Release, March 16, 2020. 7 r.

11. FRS. Federal Reserve Takes Additional Actions to Provide up to $2.3 Trillion in Loans Support the Economy. Press Release, April 9, 2020. 3 r.

12. Board of Governors of the FRS. Monetary Policy Report, June 12, 2020. 58 r.

13. FRS. Main Street New Loan Facility. Press Release, April 30, 2020. 2 r.

14. ECB. ECB Announces Easing of Conditions for Targeted Longer-term Refinancing Operations (TLTRO III). Press Release, March 12, 2020. 2 r.

15. Bank of England. Term Funding Scheme with Additional Incentives for SMEs (TFSME). Market Notice, March 11, 2020. 6 r.

16. Bank of England. Joint HM Treasury and Bank of England COVID Corporate Financing (CCFF). Market Notice, March 18, 2020. 5 r.

17. Bank of Japan. Special Funds-Supplying Operations to Facilitate Corporate Financing Regarding the Novel Coronavirus. Press Release, March 2020. 3 r.

18. Board of Governors of the FRS. Statement on Longer-Run Goals and Monetary Policy Strategy. Monetary Policy Report, June 12, 2020, rr. III-IV.

19. Draghi M. Introductory Statement to the Press Conference. Frankfurt am Main, ECB, April 15, 2015. 8 r.

20. Wiedemann J. Give Policy Decision Time. Berlin, Bundesbank, 2016. 4 r.

21. Powell J. Recent Economic Developments and the Challenges Ahead. October 6, 2020. Available at: https://www.federalreserve.gov/newsevents/speech/powell20201006a.htm (accessed 14.11.2020).

Система Orphus

Loading...
Up