Between the Shapsug and the Abkhaz: Actualization of Identities of the Ubykh Clan Chéren

 
PIIS086954150012353-8-1
DOI10.31857/S086954150012353-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Independent Researcher
Address: Russian Federation
Affiliation: Kuban State University
Address: 149 Stavropolskaia Str., Krasnodar, 350040, Russia
Journal nameEtnograficheskoe obozrenie
Edition№5
Pages110-129
Abstract

In recent years, there are clearly attempts to give an official character to the revitalization movement on the part of activists who consider themselves descendants of the Ubykhs (once the native peoples of the Sochi Black Sea Region). The search for potential applicants for the Ubykh ethnic heritage caused by this process utilizes some stories that have become well-known for the Russian Caucasiology. Such, in particular, is the history of the name Chéren the attention to which was first drawn in the 1930s by L.I. Lavrov who involuntarily endowed her with the “title” of the only Ubykhs remaining in the Black Sea Shapsugia. The tragic events that happened to individual members of the Chéren during the period of collectivization led to the formation of independent agnate branch in neighboring Abkhazia. Based on an analysis of the ethnographic and documentary materials collected by the authors, the article demonstrates how representatives of both lineages lived and continue to live and communicate in the Shapsug and Abkhazian milieu, as well as what strategies for the preservation and positioning of the Ubykh identity they prefer in the present day context.

KeywordsCheren, Khadzhiko, Ubykh, Ubykh descendants, Shapsug, Abkhaz, identity, revitalization
AcknowledgmentThis research was supported by the following institutions and grants: Russian Foundation for Basic Research [project number 18-39-00160]
Publication date28.12.2020
Number of characters48527
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Несмотря на то что убыхскому вопросу посвящен впечатляющий объем работ, он все еще требует осмысления. Основной вектор исследований до начала XXI в. был направлен на описание убыхского языка, признанного исчезнувшим вместе со смертью последнего носителя Тевфика Эсенча в 1992 г. Однако не меньшего внимания заслуживает проблема идентичности современных потомков убыхов.
2 Сегодня не теряет популярности идея о том, что если они и сохранились, то по большей части в Турции, куда этническое сообщество массово переселилось по окончании Кавказской войны (1817–1864 гг.). Тем не менее отечественные кавказоведы пишут приблизительно о десятке семей, оставшихся в России. По статистическим сведениям Евгения Дмитриевича Фелицына, на 1883 г. было известно как минимум о 13 таких семьях общей численностью 80 человек, проживавших в трех уездах Кубанской обл. (одна семья в Екатеринодарском, девять в Майкопском и три в Баталпашинском) (Фелицын 1885: 87, 94). У Леонида Ивановича Лаврова (1909–1982) находим упоминания о некоем Сулеймане Омировиче Диже, внуке убыха, высланного в татарскую костромскую деревню (Лавров 2009: 204). И в первом, и во втором случаях смежное проживание с более многочисленными сообществами способствовало растворению и трансформации убыхской идентичности.
3 В советские годы, находясь в “приюте закрытых границ” (Латур 2019), претенденты на убыхское этническое наследие оказались полностью включенными в адыгское/черкесское окружение, а сохранение памяти об убыхском происхождении было возможным исключительно при устном общении на внутрисемейном уровне. Ныне потомки кавказского народа также стремятся сберечь кажущееся уже легендарным знание о прошлом своих предков и возродить “утраченную” этническую принадлежность, в силу чего порой им приходится вступать в борьбу с устоявшимся мнением о забвении убыхов.
4 Так, на фоне активизации движения за ревитализацию, основным идеологом которого до недавнего времени выступал Руслан Заудинович Берзеков1, обостряется интерес к потомкам рода Чéрен (адыг. Чэрэн). Фиксация факта существования семей убыхского происхождения (наравне с популярной теперь практикой получения паспорта гражданина Абхазии, привлекательной стороной которой является возможность зафиксировать “убыхскую национальность”) становится своеобразным способом достижения необходимой степени легитимации возрождаемого сообщества. Выступая символом “убыхства”, фамилия Черен сегодня служит доказательством того, что потомки некогда ушедшего народа живы, и, несмотря на то что они ассимилировались, словно узаконивает их право называться убыхами. 1. Руслан Заудинович Берзеков (1970 г.р., Нальчик) – основатель Некоммерческого фонда «Родовое объединение “Убых-Берзек”», инициатор последнего по времени проекта возрождения убыхов. Активист несколько раз обращался в Государственную Думу (Комитет по делам национальностей) и Совет Федерации по вопросу включения убыхов в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ, однако все его попытки пока остаются безуспешными (ПМА 4: Берзеков).
5 История изучения. Историографический обзор, раскрывающий этапы академической легализации “особого” этнического статуса фамилии Черен, по праву можно озаглавить “По стопам Лаврова”. Благодаря его полевым изысканиям было актуализировано знание о череновцах как об оставшихся на побережье очеркешенных убыхских потомках, правда, без детализированной информации. Впервые выявленные сведения размещены в статье “Из поездки в Черноморскую Шапсугию летом 1930 г. (этнографо-исторические заметки)”: “На всю черноморскую Шапсугию существует сейчас лишь одна семья, где отец с братом (Ибрагим и Якуб Закериевичи. – А.А.) являются убыхами. Но и этого единственного убыха (Ибрагима. – А.А.) (по фамилии ϑeren, житель I Красноалександровского аула) не пришлось видеть, а кроме него никто больше из его семьи не мог дать каких-либо сведений об убыхах и их языке” (Лавров 1936: 131). Позже в оформленной по типу экспедиционного дневника “Этнографии Кавказа” уточнялись нюансы этой поездки (Лавров 1982: 26). Несостоявшаяся встреча не помешала Лаврову ввести в научный оборот эти куцые упоминания2 о “шапсугских” убыхах. Но данной информации оказалось достаточно, чтобы вызвать незатухающий интерес к череновцам у последующих поколений этнографов, лингвистов, краеведов и даже блогеров. 2. Третье лаконичное упоминание “одного потомка убыхов в 1-м Красноалександровском селении” находим в посмертно изданной монографии “Убыхи” (Лавров 2009: 204).

Number of purchasers: 0, views: 198

Readers community rating: votes 0

1. Agababian, A.G., and M.E. Sysoeva. 2019. “#Ubykhi_est’”: mediastrategii konstruirovaniia etnicheskoi identichnosti [“#Ubykhi_est”: The Media Strategy of Ethnic Identity Constructing]. Izvestiia SOIGSI 31 (70): 73–92. https://doi.org/10.23671/VNC.2019.70.27632

2. Chirikba, V.A. 2015. Slovar’ ubykhskikh familii. Ubykhskie etiudy [Dictionary of Ubykh Surnames. Ubykh Etudes]. In Inal-Ipa, Sh.D. Ubykhi: istoriko-etnograficheskie ocherki [Ubykhs: Historical and Ethnographic Essays], 447–483. Sukhum: Pervaia Obraztsovaia tipografiia.

3. Felitsyn, E.D. 1885. Chislovye dannye o gorskom i prochem musul’manskom naselenii Kubanskoi oblasti [Numerical Data on the Mountain and Other Muslim Population of the Kuban Region]. In Sbornik svedenii o Kavkaze [Collection of Information About the Caucasus], edited by N. Zeidlits, 51–99. Vol. IХ. Tiflis: Tipografiia Kantseliarii Glavnonachal’stvuiushchego grazhdanskoi chast’iu na Kavkaze.

4. Inal-Ipa, Sh.D. 1971. Ubykhi i ikh etno-kul’turnye sviazi s abkhazami [Ubykhs and Their Ethno-Cultural Ties with the Abkhaz]. In Inal-Ipa, Sh.D. Stranitsy istoricheskoi etnografii abkhazov [Pages of Abkhaz Historical Ethnography], 257–310. Sukhumi: Alashara.

5. Khotelashvili-Inal-Ipa, M.K. 2015. Neskol’ko slov o knige “Ubykhi” [A Few Words About the Book “Ubykhs”]. In Inal-Ipa, Sh.D. Ubykhi: istoriko-etnograficheskie ocherki [Ubykhs: Historical and Ethnographic Essays], 7–13. Sukhum: Pervaia Obraztsovaia tipografiia.

6. Kizilov, A.S. 2016. Potomki ubykhov v Rossii [Descendants of the Ubykh in Russia]. In Arkheologiia i etnografiia pontiisko-kavkazskogo regiona [Archaeology and Ethnography of the Pontic-Caucasus Region], edited by I. V. Kuznetsov, 5: 251–278. Krasnodar: Kubanskii gosudarstvennyi universitet.

7. Kizilov, A.S. 2016. Ubykhi: istoriia, izuchenie i pravovoi status [Ubykhs: History, Study and Legal Status]. Master diss., Kuban State University.

8. Kokov, Dzh.N. 2000. Adygskaia (cherkesskaia) toponimiia [Adyghe (Circassian) Toponymy]. In Kokov, Dzh.N. Izbrannye Trudy. T. I: Adygskaia toponimiia [Selected Works. Vol. I: Adyghe Toponymy], 138–480. Nalchik: El’brus.

9. Kuznetsov, I.V. 2006. Uspekhi i problemy bor’by prichernomorskikh shapsugov za ukorenennost’ [Progress and Problems of the Black Sea Shapsugs’ Struggle for Their Rootedness]. In Biulleten’: antropologiia, men’shinstva, mul’tikul’turalizm 1 (7) (1–3): 285–305.

10. Kuznetsov, I.V. 2016. Ubykhi: granitsy, “vymiranie”, shagi k revitalizatsii [Ubykhs: Boundaries, “Extinction”, Steps toward Revitalization]. In Arkheologiia i etnografiia pontiisko-kavkazskogo regiona [Archaeology and Ethnography of the Pontic-Caucasus Region], edited by I. V. Kuznetsov, 5: 289–304. Krasnodar: Kubanskii gosudarstvennyi universitet.

11. Latour, B. 2019. Gde prizemlit’sia? Opyt politicheskoi orientatsii [Where to Land? Political Orientation Experience]. St. Petersburg: Izdatel’stvo Evropeiskogo universiteta v Sankt-Peterburge.

12. Lavrov, L.I. 1936. Iz poezdki v Chernomorskuiu Shapsugiiu letom 1930 g. (etnografo-istoricheskie zametki) [From a Trip to the Black Sea Shapsugia in the Summer 1930 (Ethnographic and Historical Notes)]. Sovetskaia etnografiia 4–5: 122–134.

13. Lavrov, L.I. 1982. Etnografiia Kavkaza (po polevym materialam 1924–1978 gg.) [Ethnography of the Caucasus (Based on 1924–1978 Field Data)]. Leningrad: Nauka.

14. Lavrov, L.I. 2009. Ubykhi: istoriko-etnograficheskaia monografiia [Ubykhs: Historical and Ethnographic Study]. St. Petersburg: Nauka.

15. Meretukov, K.Kh. 1990. Adygeiskii toponimicheskii slovar’ [Adyghe Toponymic Dictionary]. Moscow: Prometei.

16. Naguchev, D.M. 2009. Moi aul Khadzhiko: istoriko-etnologicheskii ocherk [My Aul Khadzhiko: Historical and Ethnographic Essay]. Maikop: Poligraf-Yug.

17. Polovinkina, T.V. 2001. Cherkesiia – bol’ moia. Istoricheskii ocherk (drevneishee vremia – nachalo XX v.) [Circassia is My Pain. Historical Essay (Ancient Times – the Beginning of the 20th Century)]. Maikop: Adygeia.

18. Polovinkina, T.V. 2006. Sochinskoe Prichernomor’e [Sochi Black Sea Coast]. Nalchik: El’-Fa.

19. Siver, A.V. 1999. Shapsugi i problema vosstanovleniia Shapsugskogo natsional’nogo raiona (istoricheskaia spravka, publikatsiia dokumentov) [Shapsugs and the Problem of the Restoration of the Shapsug National District (Historical Background, Publication of Documents)]. Biulleten’. Tsentr sodeistviia razvitiiu i pravam rasovykh, etnicheskikh i lingvisticheskikh men’shinstv 1: 6–78. Krasnodar.

20. Uslar, P.K. 1887. O yazyke ubykhov [About Ubykh’s Language]. In Uslar, P.K. Etnografiia Kavkaza. Yazykoznanie. Abkhazskii yazyk [Ethnography of the Caucasus. Linguistics. Abkhazian Language], 75–102. Tiflis: Tipografiia Kantseliarii Glavnonachal’stvuiushchego grazhdanskoi chast’iu na Kavkaze.

21. Volkova, N.G. 1973. Etnonimy i plemennye nazvaniia Severnogo Kavkaza [Ethnonyms and Tribal Names of the North Caucasus]. Moscow: Nauka.



Additional sources and materials

Источники и материалы

Доклад Окрисполкома 1924 – Доклад Окрисполкома. 1924 г. // Бюллетень. Центр содействия развитию и правам расовых, этнических и лингвистических меньшинств. 1999. № 1. С. 28–31.

Жертвы 2016 – Жертвы политического террора в СССР // Мемориал. 13.12.2016. http://lists.memo.ru/index24.htm

Нибо 2007 – Нибо А. В жизни ей досталось сполна // Новости Сочи. 27.06.2007. http://www.sochi-news.ru/node/3279

Нибо 2010 – Нибо А. Последняя из убыхов // Кавказ Online. 20.06.2010. http://kavkasia.net/Russia/2010/1277071635.php

Ответ прокурора 1989 – Ответ прокурора Абхазской ССР, старшего советника юстиции А.К. Квицинии помощнику прокурора Краснодарского края по надзору за следствием в органах Госбезопасности А.Д. Кановке, 1989 г. Из личного архива С.Х. Черен.

ПМА 1 – Полевые материалы экспедиции авторов в а. Хаджико Лазаревского р-на г. Сочи, Краснодарский край, август 2018 г. (информанты: Д.М. Нагучев, 1935 г.р.; Х.С. Ушхо, 1948 г.р.; Д.С. Ушхо, 1949 г.р.; С.Х. Черен, 1960 г.р.).

ПМА 2 – Полевые материалы экспедиции авторов в а. Хаджико Лазаревского р-на г. Сочи, Краснодарский край, август 2018 г. Полевой дневник А.Г. Агабабян.

ПМА 3 – Полевые материалы экспедиции авторов в г. Гудаута Гудаутского р-на, Абхазия, октябрь 2018 г. (информанты: З.М. Дбар, 1946 г.р.; М.Э. Тхагушева, 1946 г.р.).

ПМА 4 – Полевые материалы экспедиции авторов в г. Сухум, Абхазия, август 2019 г. (информанты: Р.З. Берзеков, 1970 г.р.; В.А. Чирикба, 1959 г.р.).

Список жителей 2009а – Список жителей 1-го Красно-Александровского аула Шапсугского р-на (ныне Лазаревского района) г. Сочи, которые были репрессированы в 1930–1940 гг. и не реабилитированы. Личный архив С.М. Ушхо // Нагучев Д.М. Мой аул Хаджико: Историко-этнологический очерк. Майкоп: Полиграф-Юг, 2009. С. 399–400.

Список жителей 2009б – Список жителей 1-го Красно-Александровского аула, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности в период 30–40 годов. Личный архив С.М. Ушхо // Нагучев Д.М. Мой аул Хаджико: Историко-этнологический очерк. Майкоп: Полиграф-Юг, 2009. С. 400–402.

Справка 1931 – Справка о признании хозяйства Якуба Черена кулацким, 1931 г. Из личного архива С.Х. Черен.

Справка 1989 – Справка из прокуратуры Краснодарского края, выданная помощником прокурора края по надзору за следствием в органах Госбезопасности А.Д. Кановкой, 1989 г. Из личного архива С.Х. Черен.

Убых 2017 – Убых Закерий Черен и его потомки в Сочи (Лазаревский район) // Facebook. 29.05.2017. https://www.facebook.com/profile.php?id=100013620797947&sk=media_set&set=a.273449529785738&type=3

Убыхи 2016 – Убыхи. 150 лет пути. // Youtube. 01.08.2016. https://www.youtube.com/watch?v=cO9IIIXLkhs

Система Orphus

Loading...
Up