Formation of the international tea trade market in Hankow in the sec-ond half of the XIX century.

 
PIIS086919080005240-1-1
DOI10.31857/S086919080005240-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Oriental Studies RAS
Address: Moscow, Moscow, Russia
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 3
Pages79-90
Abstract

The article provides information on the commercial and social situation of the Chinese trade port of Hankow and a description of the characteristics of the formation of Chinese trade with foreigners in the second half of the nineteenth century. Being already formed as a major trading port of Central China, in the 1860s, Hankow quickly became the most important point of international tea trade. This role was due to the convenient territorial location of Hankow, allowing it, on the one hand, to accumulate tea from neighboring tea producing provinces, and on the other to serve as the starting point of the land tea route to the north – to Russia, and the sea route – to Europe. The first Russian businessmen who arrived in China not only became full-fledged participants in the international tea market, but were also able to intercept the Chinese tea production initiative for their supplies to Russia. Russian merchants were not limited to buying ready-made tea, as was the case earlier in Kyakhta, but taking advantage of the wide opportunities that the Tianjin Treaty in 1858 and the Beijing Treaty of 1860 provided them with, they opened factories in China and bought raw materials for independent tea production. At the same time, British businessmen bought tea already made by Chinese firms in Hankow, without attempting to produce it on their own. As a result, they were forced to follow the Chinese rules of doing business, without being able to change them. The activities of British merchants are presented on the extensive work of a major American researcher of Hankow – William T. Rowe, not previously considered in Russian historiography. Appeal to this source made it possible to compare the approaches to the tea business of the two major powers – main consumers of Chinese tea: the British and Russian empires, and to fully understand the unique position occupied by the Russian merchants in Hankow. The article also discusses in detail the functions and degree of participation in the tea trade of the main representatives of the Chinese market: local tea manufacturing firms, tea brokers and the Tea Guild. Based on the materials presented, the author analyzed the reasons for the formation of two different approaches (Russians and British) to the conduct of the tea business and interaction with Chinese representatives of the industry.

KeywordsChinese tea, Russian entrepreneurship, Hankow, Russians in China, British in China, tea production, tea trade
Received22.05.2019
Publication date06.06.2019
Number of characters35883
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Во второй половине XIX в. Российская империя проявила большой экономический и политический интерес к развитию торговли с Цинской империей. Необходимость установления тесных контактов была обусловлена как потребностью формирования противовеса торговле с Европой, так и желанием создать прочную базу для развития своих дальневосточных и сибирских территорий. Пользуясь слабостью Китая в противостоянии с Западом, Российская империя активно проводила свою колониальную политику, поощряя освоение русскими коммерсантами китайского внутреннего рынка, основания национальных диаспор на территории Китая с последующим усилением дипломатического присутствия и открытием российских концессий. Одним из первых таких центров торговой экспансии российских купцов стал порт Ханькоу.
2 В последнее время можно отметить повышенный интерес к изучению жизни и труда наших соотечественников в этом крупном торговом порту Центрального Китая, российское сообщество которого в основном состояло из купцов и производителей чая. Но эти исследования в основном касаются деятельности наших соотечественников, без изучения специфики самого города, активности других иностранцев и без проведения сравнительного анализа уникального положения отечественных коммерсантов. Дополнить образ города и понять роль российского сообщества в его коммерческой деятельности можно, обратившись к работам американского историка Уильяма Т. Роу, посвященным экономической и социальной жизни города Ханькоу. Стоит отметить, что среди иностранцев Уильям Т. Роу является практически единственным крупным исследователем Ханькоу. В 1984 г. в издательстве Стэнфордского университета вышла его книга «Ханькоу: Коммерция и общество в китайском городе, 1796–1889 гг.».
3 Объектом изучения Роу стали жизнь и деятельность китайских городов на примере Ханькоу, а также выявление степени влияния западных предпринимателей на развитие капитализма в Китае. Сам автор обозначает цель исследования как «попытку определить основные социальные силы в городском центре первой величины позднеимперского Китая и представить как можно более полную картину того, как эти силы взаимодействовали, чтобы повлиять на жизненно важные функции города» [Rowe, 1984, p. 11]. Для исследователя российского присутствия в Ханькоу книга представляет интерес именно в плане понимания общего положения дел в торговле чаем между китайцами и иностранцами.
4 Специфика формирования и функционирования китайских городов XIX в. несколько отличается от европейского опыта. Если в Европе города вырастали из феодальных крепостей и играли важную социальную роль благодаря сплочению городских жителей и росту их самостоятельности, то в Китае они оставались в ведении имперской администрации и выполняли определенные функции [Rowe, 1984, p. 1–5]. Для обитателя китайского города наиболее важную роль всегда играли род и община, которые преимущественно были связаны с сельской местностью, а город лишь представлял арену для их коммерческой деятельности. Некоторые европейские исследователи именно этот факт называют главной причиной индустриальной отсталости Китая [Eberhard, 2005, р. 107–110]. В Ханькоу катализатором развития города стали не местные жители, а приезжие, коммерчески активные «чужаки» из других регионов. В частности, с открытием экспортной торговли чаем, в Ханькоу появились новые коммерсанты из Нинбо, Гонконга и Шаньси, которые традиционно вели чайный бизнес с иностранцами. С одной стороны, торговые интересы родственных общин и гильдий превалировали над интересами городского сообщества, но, с другой – именно эти объединения стали главной движущей силой коммерческих, социальных и инфраструктурных преобразований Ханькоу.

Number of purchasers: 3, views: 1595

Readers community rating: votes 0

1. Аджаров А. Классы и партии современного Китая. М: Московский рабочий, 1926 [Adzharov A. Classes and Parties of Modern China. Moscow: Moskovskii rabochii, 1926 (in Russian)].

2. Вебер М. История хозяйства. Город. М: Канон-пресс-Ц, Кучково поле, 2001 [Weber M. The City. Moscow: Kanon-press-Ts, Kuchkovo pole, 2001 (in Russian)].

3. Губаревич-Радобыльский А.Ф. Чай и чайная монополия: Опыт исследования основ обложения чая в России. СПб: Типография Редакции периодических изданий Министерства Финансов, 1908 [Gubarevich-Radobyl'skii A.F. Tea and Tea Monopoly: Experience in Researching the Basics of Tea Taxation in Russia. Saint Petersburg: Tipografiia Redaktsii periodicheskikh izdanii Ministerstva Finansov, 1908 (in Russian)].

4. Иванова Е.М. От Москвы до Ханькоу: Извлеч. из письма рус. путешественницы. М.: Универсальный тип (Катков и К°), 1873 [Ivanova E.M. From Moscow to Hankow: Extracts From the Letter of a Russian Traveler. Moscow: Universal'nyi tip (Katkov i K°), 1873 (in Russian)].

5. Хохлов А.Н. Дмитрий Дмитриевич Покотилов. Вопросы истории, М., 2011, № 5. С. 36–54 [Khokhlov A.N. Dmitrii Dmitrievich Pokotilov. Voprosy istorii,. Moscow, 2011, No. 5. Pp. 36–54 (in Russian)].

6. Хохлов А.Н. Торговля и предпринимательская деятельность россиян в Китае во второй половине XIX века. Российская история. 2012, № 3. С. 144–152 [Khokhlov A.N. Russian Trade and Business Activity in China in the Second Half of the XIX Century. Rossiiskaia istoriia. 2012, No. 3. Pp. 144–152 (in Russian)].

7. Лю Цзайцзи. Чайный путь и русская диаспора в Ханькоу. Enciclopedica. Revista de istorie a ştiinţei şi studii enciclopedice [Энциклопедика. Исторический журнал энциклопедической науки и исследований]. Кишинев, 2014, № 1–2 (6–7). С. 197–204 [Liu Tszaitszi. The Tea Route and the Russian Community in Hankou. Entsiklopedika. Istoricheskii zhurnal entsiklopedicheskoi nauki i issledovanii. Kishineu, 2014, No. 1–2 (6–7). Pp. 197–204 (in Russian)].

8. Мадьяров Л.И. Очерки по экономике Китая. М: Издательство Коммунистической академии, 1930 [Mad'iarov L.I. Essays on the Chinese Economy. Moscow: Izdatel'stvo Kommunisticheskoi akademii, 1930 (in Russian)].

9. Надаров В.И. Материалы к изучению Ханькоу, его географического положения, связанных с ним транзитных путей, его торговли и пр. Владивосток: типография товарищества Сущинской и Ко, 1901 [Nadarov V.I. Materials for the Study of Hankow, Its Geographical Location, Associated Transit Routes, Its Trade, etc. Vladivostok: tipografiia tovarishchestva Sushchinskoi i Ko, 1901 (in Russian)].

10. Попов А.Ф. Путевые заметки о Хань-коу и русских чайных фабриках. Записки ИРГО по отделению статистики. Т. 2. СПб, 1871. С. 283–316 [Popov A.F. Travel Notes About Hankow and Russian Tea Factories. Zapiski IRGO po otdeleniiu statistiki. Vol. 2. Saint Petersburg, 1871. Pp. 283–316 (in Russian)].

11. Попов К.А. О чае и его приготовлении русскими в Китае. М.: Типография И.Н. Кушнерева, 1870 [Popov K.A. About Tea and Its Preparation by Russians in China. Moscow: Tipografiia I.N. Kushnereva, 1870 (in Russian)].

12. Стужина Э.П. О характере цеховой организации в Китае в XVII – первой половине XIX в. Проблемы востоковедения, 1961, № 1. С. 35–53 [Stuzhina E.P. On the Nature of the Shop Organization in China in the XVII – the First Half of the XIX Century. Problemy vostokovedeniia, 1961, No. 1. Pp. 35–53 (in Russian)].

13. Субботин А.П. Чай и чайная торговля в России и других государствах. Производство, потребление и распределение чая. СПб: Типография Северного Телеграфного Агентства, 1892 [Subbotin A.P. Tea and Tea Trade in Russia and Other Countries. Tea Production, Consumption and Distribution. Saint Petersburg: Tipografiia Severnogo Telegrafnogo Agentstva, 1892 (in Russian)].

14. Ян Цюн. История китайско-русского чайного торгового пути на рынке Ханькоу. Исторические науки. М: Спутник+, 2008, № 4. С. 80–81 [Yang Tsiun. The History of the Chinese-Russian Tea Trade Route in the Hankow Market. Istoricheskie nauki. Moscow: Sputnik, 2008, No 4. Pp. 80–81 (in Russian)].

15. Eberhard W. A History of China. New York: Cosimo Classics, 2005.

16. Rowe W.T. Hankow: Commerce and Society in a Chinese City, 1796–1889. California: Stanford University Press, 1984.

17. АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ / ARCHIVAL SOURCES

18. АВПРИ – Архив внешней политики Российской империи. Фонд 143 «Китайский стол», оп. 491, дело 396 за 1886–1895 гг. [Foreign Policy Archives of the Russian Empire. Fond 143 “Chinese table”, inv. 491, f. 396 for 1886–1895].

19. INTERNET SOURCES

20. Treaty of Tien-Tsin between the Queen of Great Britain and the Emperor of China, 1858. https://en.wikisource.org/wiki/Treaty_of_Tien-Tsin_between_the_Queen_of_Great_Britain_and_the_Emperor_of_China, svobodnyi (accessed: October 2018)].

Система Orphus

Loading...
Up