Imperfectivability of Russian prefixal perfectives (the case of pro- and u-verbs)

 
PIIS0373658X0003594-2-1
DOI10.31857/S0373658X0003594-2
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Saint Petersburg State University
Journal nameVoprosy Jazykoznanija
EditionIssue 1
Pages58-74
Abstract

Based on an analysis of the possibilities of imperfectivation (imperfectivability) of Russian verbs with the prefixes pro- and u- found in the Russian National Corpus and on the Russian-language Internet, the paper discusses the regularity of the morphological mechanism of suffixal imperfectivation. In a sense it is a response to Victor Xrakovskij’s papers of 2015 and 2018 and continues the discussion about the theoretical model of Russian verb Aspect, i. e. whether it should be considered an inflectional or a derivational (classifying) category.

Keywordsaspect, classifying category, grammatical category, inflectional category, prefixed perfective regularity, Russian verb, secondary imperfectivation
Received25.03.2019
Publication date27.03.2019
Number of characters47238
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

1. Вводные замечания

2 Среди ряда аргументов против предложенной в [Горбова 2017] словоизменительной модели описания русского вида, приведенных в публикации [Храковский 2018], наибольшей значимостью отличается следующий: несоответствие суффиксального механизма (вторичной) имперфективации уровню регулярности морфологической словоизменительной категории, определенной А. А. Зализняком. Апелляция именно к этому определению регулярности словоизменительной категории при решении вопроса о характере такой грамматической категории (далее ГК), как вид русского глагола, была предложена в [Горбова 2017: 34]. Понимаемая по Зализняку регулярность требует, чтобы данным механизмом были охвачены «все словоформы класса … (или по крайней мере подавляющее их большинство)» [Зализняк 2002: 25–26] (имеется в виду класс языковых единиц, равный сфере действия словоизменительной ГК).
3 Предлагаемая работа ставит своей целью рассмотрение вопроса об уровне регулярности вторичной имперфективации русского глагола, имеющего, как представляется, вполне самостоятельный интерес, в том числе и вне рамок дискуссии о модели описания вида как грамматической глагольной категории.
4

2. Регулярность вторичной имперфективации (на примере (единожды) префигированных перфективов с префиксами прои у-)

5 Как уже было отмечено, недостаточная регулярность суффиксальной имперфективации (так называемой вторичной имперфективации) как морфологического механизма является, по-видимому, основным аргументом, приведенным в [Храковский 2018] против словоизменительной трактовки русского вида. Немаловажно, что высказанное сомнение в достаточном уровне регулярности вторичной имперфективации базируется на проведенном автором упомянутой публикации сплошном анализе видовой соотносительности глаголов с синхронно выделяемым префиксом пропо словарю [МАС]. Видовая соотносительность понималась как фиксация наличия в том же словаре соответствующих вторичных имперфективов глаголов (точнее, глагольных моносемичных лексем). По результатам исследования, описанного в [Там же: 110–115], доля пар вида «про-перфектив — образованный от него посредством суффиксальной имперфективации про-имперфектив (со стандартной семантикой)» составила 362 из 906 зафиксированных в словаре лексем [Там же: 114], то есть 39,96 %.
6 Согласимся с тем, что долю приблизительно в 40 % невозможно считать выполнением условия регулярности для словоизменительной ГК по А. А. Зализняку, где речь идет об охвате «рядом однородных номинативных компонентов значения для некоторого класса словоформ» «всех словоформ этого класса» либо «по крайней мере подавляющего их большинства» [Зализняк 2002: 25–26]. Однако закономерен вопрос: в полной ли мере словарь, в данном случае [МАС], созданный более полувека назад в «докорпусную» эпоху, отражает речевую практику? Приведем один любопытный факт, некоторым образом служащий обоснованием для поставленного вопроса: форма вторичного имперфектива зарезывать, легко обнаруживаемая в [НКРЯ] с двумя десятками вхождений в рамках временного диапазона от 1770 до 1995 г.1, в [МАС] не представлена. 1. Точнее, 21 вхождение в 19 документах при формировании запроса в основном корпусе; временной диапазон вхождений в выдаче — от 1770 до 1995 г., дата обращения — 16.01.2018.

Number of purchasers: 2, views: 898

Readers community rating: votes 0

1. Горбова 2014 — Gorbova E. V. Notes on aspectual formation of the Russian verb and on inflectional vs. word-classifying interpretation of aspect. Studia typologica octogenario Victori Khrakovskij Samuelis filio dedicata. Acta Linguistica Petropolitana. No. X. Part 3. Dmitrenko S. Yu., Zaika N. M. (eds.). St. Petersburg: Nauka, 2014. Pp. 181–211.

2. Горбова 2015а — Gorbova E. V. Aspectual formation of the Russian verb: Prefication or suffixation? Voprosy Jazykoznanija. 2015. No. 1. Pp. 7–37.

3. Горбова 2015б — Gorbova E. V. Inflection or derivation, or Is the Russian aspect «Slavicstyle aspect»? Aspektual’naya semanticheskaya zona: tipologiya sistem i stsenarii diakhronicheskogo razvitiya. Sbornik statei V Mezhdunarodnoi konferentsii Komissii po aspektologii Mezhdunarodnogo komiteta slavistov. Kioto, 13–15 noyabrya 2015 g. Kitajo M. (comp.). Kyoto: Tanaka Print. Pp. 62–72.

4. Горбова 2017 — Gorbova E. V. Aspectual formation of Russian verbs: inflection, derivation, or a set of quasigrammemes? («sore points» of Russian aspectology revisited). Voprosy Jazykoznanija. 2017. No. 1. Pp. 24–52.

5. Зализняк 2002 — Zaliznyak A. A. «Russkoe imennoe slovoizmenenie» s prilozheniem izbrannykh rabot po sovremennomu russkomu yazyku i obshchemu yazykoznaniyu [«Russian nominal inflection» with selected works on Modern Russian and general linguistics]. Moscow: Yazyki Slavyanskoi Kul’tury, 2002.

6. Зализняк, Микаэлян 2010 — Zaliznyak Anna A., Mikaelyan I. L. O meste vidovykh troek v aspektual’noi sisteme russkogo yazyka. Doklad na konferentsii «Dialog 2010» [On the place of aspectual triples in the aspectual system of the Russian language. Talk at the conference «Dialogue 2010»]. Available at: http://www.dialog-21.ru/digests/dialog2010/materials/html/21.htm (access date — 21.02.2018).

7. Анна Зализняк и др. 2015 — Zaliznyak Anna A., Mikaelyan I. L., Shmelev A. D. Russkaya aspektologiya: v zashchitu vidovoi pary [Russian aspectology: In defense of the aspectual pair]. Moscow: Yazyki Slavyanskoi Kul’tury, 2015.

8. Храковский 2015 — Xrakovskij V. S. The category of aspect in Russian: Problematic issues. Aspektual’naya semanticheskaya zona: tipologiya sistem i stsenarii diakhronicheskogo razvitiya. Sbornik statei V Mezhdunarodnoi konferentsii Komissii po aspektologii Mezhdunarodnogo komiteta slavistov. Kioto, 13–15 noyabrya 2015 g. Kitajo M. (comp.). Kyoto: Tanaka Print. Pp. 321–334.

9. Храковский 2018 — Xrakovskij V. S. Aspect’s “sore points” revisited once more. Voprosy Jazykoznanija. 2018. No. 1. Pp. 105–118.

10. Шелякин 2006 — Shelyakin M. A. Aktionsarten in the field of limitativity. Teoriya funktsional’noj grammatiki: Vvedenie. Aspektual’nost’. Vremennaya lokalizovannost’. Taksis. Bondarko A. V. (ed.). 4th edition. Moscow: KomKniga. 2006. Pp. 63–85.

Система Orphus

Loading...
Up