Клад позднебоспорских статеров из села Гай-Кодзор (1986 г.)

 
Код статьиS032103910007711-5-1
DOI10.31857/S032103910007711-5
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация:
Институт археологи РАН
Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова
Адрес: Российская Федерация, Москва
Должность: Заместитель директора по научной работе Анапского археологического музея – филиала ГБУК «КГИАМЗ им. Е.Д. Филицына
Аффилиация: Анапский археологический музей
Адрес: Российская Федерация, Анапа
Аффилиация: Институт археологии РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаВестник древней истории
ВыпускТом 79 Выпуск 3
Страницы689-702
Аннотация

Статья представляет предварительную публикацию крупного клада позднебоспорских статеров, найденного в с. Гай-Кодзор (Анапский район Краснодарского края) в 1986 г. В Анапский археологический музей поступила 1061 монета четырех боспорских царей: Тейрана (3), Фофорса (354), Радамсада (46) и Рескупорида VI (658). Самым поздним в кладе является статер 638 г. б.э. (341/342 г. н.э.), который определяет дату тезаврации. Комплекс примыкает к группе из семи однородных по составу кладов, зарытых в 341/342 гг. н.э. Главной причиной массовой тезаврации и внезапного прекращения боспорской чеканки в этом году была внешняя угроза, связанная с новым набегом сармато-аланов и германцев Меотиды. Топография кладов свидетельствует, что в 341/342 гг. н.э. нападению подверглись Пантикапей, Тиритака и Кепы, а на южной периферии Боспора – большое античное поселение у с. Гай-Кодзор, в урочище р. Шумринки. На последнем было найдено три клада: в 1972, 1977 и 1986 г. Третий Гай-Кодзорский клад выделяется из всех синхронных кладов наибольшим количеством монет и полнотой состава. Он содержит много редких монет и имеет определяющее значение при решении спорных вопросов, связанных с датировками ряда эмиссий и времени правления Радамсада и Рескупорида VI. Комплекс, безусловно, представляет большой интерес для изучения денежного обращения, экономической и политической ситуации на Боспоре во второй четверти IV в. н.э.

  

Ключевые словаБоспор, Гай-Кодзор, монетные клады, денежное обращение, Тейран, Фофорс, Радамсад, Рескупорид VI, сарматы, аланы, Анапский археологический музей
Источник финансированияСтатья подготовлена при поддержке РФФИ в рамках проекта № 18-09-00098 А и РНФ в рамках проекта № 18-18-00193.
Получено17.12.2019
Дата публикации18.12.2019
Кол-во символов26185
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 В апреле 1986 г. жителями с. Гай-Кодзор Анапского района Краснодарского края при производстве весенних полевых работ на огородах было обнаружено крупное скопление позднебоспорских статеров, растащенное при плужной вспашке на несколько метров. Монеты были переданы в Анапский археологический музей (далее – ААМ)1. В настоящее время в фондах хранится 1061 монета из клада2. К сожалению, до сих пор этот важный комплекс не был исследован и введен в научный оборот; между тем клад имеет определяющее значение при решении спорных вопросов, связанных с датировками ряда выпусков и времени правления Радамсада и Рескупорида VI. 1. Около 800 монет было передано в ААМ, сотрудники которого Н.Д. Нестеренко и А.М. Новичихин обследовали место находки и собрали еще более 200 монет. Сообщение о находке: Галеева, С. Монеты Боспорского царства. Советское Черноморье. 2 мая 1986 г. № 72; Она же. «Прятался» клад в огороде. Комсомолец Кубани. 14 июня 1986 г. № 113.

2. ААМ. Инв. № КМ 7894/1–1061.
2 Клад обнаружен на правом берегу р. Шумринки, одного из левых притоков р. Маскаги. По-видимому, он содержался в лепном толстостенном сосуде, обломки нижней части которого найдены при перекопке грунта на месте находки3. Следы культурного слоя и многочисленные фрагменты античной и раннесредневековой керамики свидетельствуют о том, что сокрытие клада произошло в границах действующего поселения. В 1972 и 1977 г. на этом же берегу р. Шумринки в нескольких сотнях метров южнее были найдены два аналогичных по составу клада, которые в отличие от третьего комплекса включали северокавказские подражания римским денариям с типом идущего Марса4. 3. Сосуд изготовлен из грубой красно-коричневой глины с примесью дресвы, обжиг неравномерный. Внешняя сторона фрагментов покрыта разнонаправленным бессистемным рифлением, нанесенным жесткой кистью.

4. Salov 1975, 172–175; Frolova 1997, 175; Alekseeva 2010, 506; Abramzon, Frolova 2007–2008, 544–560.
3 Окрестности с. Гай-Кодзор до настоящего времени не являлись объектом сплошного археологического обследования. В 1970-х годах в этом районе неоднократно проводил разведки научный сотрудник Анапского краеведческого музея (с 1977 г. – ААМ) А.И. Салов. Помимо обследования места находки клада 1972 г. им были открыты остатки поселения эллинистического времени, отмечена концентрация керамики по обоим склонам берегов р. Шумринки, зафиксировано место находки античного стеклянного сосуда и обнаружен разрушенный средневековый могильник5. В ААМ из окрестностей с. Гай-Кодзор в качестве случайных находок поступали античные монеты (включая позднебоспорские статеры и северокавказские подражания римским денариям) и различные артефакты. Все эти материалы указывают на существование на берегах р. Шумринки обширного античного поселения. Частью его является усадьба «Гай-Кодзор-2», исследованная в 2015 г. археологическим отрядом ООО «ПрофЭксперт» под руководством Г.К. Русина6. 5. Salov 1979. рис. 98, 8а.

6. Rusin 2015.
4

СОСТАВ КЛАДА И ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ЧЕКАНКИ И ВРЕМЕНИ ПРАВЛЕНИЙ РАДАМСАДА И РЕСКУПОРИДА VI

 

Монеты клада хорошо сохранились, и все поддаются определению. Состав представлен статерами четырех последних боспорских царей: Тейрана (266/267, 275/276–278/279) – 3 экз., Фофорса (285/286–308/309) – 354, Радамсада (309/310–318/319) – 46 и Рескупорида VI (318/319‒341/342) – 658.

5 Самыми ранними монетами в кладе являются три сильно потертых статера Тейрана 573 г. б.э. = 276/277 г. н.э. (1 экз.) и 575 г. б.э. = 278/279 г. н.э. (2 экз.; табл. I, 1–2). Из 27 учтенных кладов с монетами Фофорса, Радамсада и Рескупорида VI7 статеры Тейрана встречаются только в семи, причем в единичных экземплярах: Малый Таракташ (1908 г.)8 – 6; Тиритака (1946 г.)9 – 1, Патрей (1951 г.)10 – 2; Кепы (1962 г.)11 – 1; Пантикапей (1995 г.12 и 2009 г.13) – 2 и 1 соответственно; Ксизово-19А (2012 г.)14 – 1. Очевидно, к тому времени они полностью вышли из обращения и подверглись тотальной переплавке, изредка перечеканке, о чем свидетельствует Патрейский клад 1951 г.15 7. Список см. Abramzon, Molev 2016. К ним добавляются, кроме публикуемого, два клада из Веселовки (Zaytsev 2018) и окрестностей Гермонассы (Abramzon, Sudarev 2018).

8. Steven 1909, 99–101; Kharko 1968, 284–295.

9. Kharko 1949, 73–81.

10. Golenko 1960, 223–289.

11. Golenko, Sokol’skiy 1968, 90, № 1.

12. Frolova 2001, 193–238.

13. Sidorenko 2011, 458–569.

14. Myzgin, Beydin 2015, 31–32.

15. Golenko 1960, 237.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 863

Оценка читателей: голосов 0

1. Abramson, M.G., Saprykina, I.A., Kichanov, S.E., Kozlenko, D.P., Nazarov, K.M. 2018: A study of the chemical composition of the 3rd century AD Bosporan billon staters by XRF-analysis, neutron tomography and diffraction. Journal of Surface Investigation: X-ray, Synchrotron and Neutron Techniques 12/1, 114–117.

2. Абрамзон, М.Г., Гунчина, О.Л., Сапрыкина, И.А. Содержание серебра в статерах Тейрана и реконструкция техники серебрения. ПИФК 4, 2017. С. 152‒169.

3. Абрамзон, М.Г., Кузнецов, В.Д. Клад позднебоспорских статеров из Фанагории. (Фанагория. Результаты археологических исследований, Т. 5). М., 2017

4. Абрамзон, М.Г., Молев, Е.А. Клад позднебоспорских статеров из Китея (2012 г.). ВДИ 76/2, 2016. С. 387–409.

5. Абрамзон М.Г., Сапрыкина И.А., Смекалова Т.Н. Содержание серебра в статерах Савромата IV. ПИФК 3, 2018. С. 107–124.

6. Абрамзон М.Г., Сударев Н.И. Клад позднебоспорских статеров из окрестностей Гермонассы (2016 г.). РА 1, 2018. С. 150–163.

7. Абрамзон, М.Г., Фролова, Н.А. Корпус боспорских кладов античных монет. Т. I (1834–2005 гг.). (Боспорские исследования, Suppl. 2). Симферополь–Керчь, 2007–2008.

8. Алексеева, Е.М. Горгиппия. В сб.: Г.М. Бонгард-Левин, В.Д. Кузнецов (ред.), Античное наследие Кубани. Т. 1. М., 2010. С. 470–509.

9. Анохин, В.А. Монетное дело Боспора. Киев, 1986.

10. Фролова, Н.А. Монетное дело Боспора (середина I в. до н.э. – середина IV в. н.э.). Ч. II. М., 1997.

11. Frolova, N.A. 2001: A hoard of Bosporan copper coins (1st – mid 4th century AD) found in Kerch (1995). Ancient Civilizations from Scythia to Siberia 7/3–4, 193–238.

12. Голенко, К.В. К некоторым вопросам ранней чеканки Рискупорида VI. КСИИМК 66, 1956. С. 107–115.

13. Голенко, К.В. Второй патрэйский клад монет (1951 г.). НЭ I, 1960. С. 223–289.

14. Голенко, К.В., Сокольский, Н.И. Клад 1962 г. из Кеп. НЭ VII, 1968. С. 72–126.

15. Исанчурин, Р.А., Исанчурин, Е.Р. Монетное дело боспорского царя Радамсада. НЭ XV, 1989. С. 53–96.

16. Харко, Л.П. Тиритакский монетный клад 1946 г. ВДИ 2, 1949. С. 73–86.

17. Харко Л.П. Монеты из Таракташского клада 1908 г. В сб.: В.Ф. Гайдукевич (ред.), Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. К 100-летию со дня рождения акад. С.А. Жебелева. Л., 1968. С. 284‒295.

18. Малышев, А.А. Юго-восточная периферия. В сб.: Г.М. Бонгард-Левин, В.Д. Кузнецов (ред.), Античное наследие Кубани. Т. 1. М., 2010. С. 583–595.

19. Мызгин, К.В., Бейдин, Г.В. О позднебоспорских монетах на территории Барбарикума. В сб.: И.В. Ширяков (ред.), Восемнадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Москва–Коломна, 20–25 апреля 2015 года. Тезисы докладов и сообщений. М., 2015. С. 30–32.

20. Русин, Г.К. Отчет о проведении археологических разведок на территории выявленного объекта археологического наследия «Усадьба “Гай-Кодзор-2”» в г.-к. Анапа Краснодарского края в 2015 г. Научно-отраслевой архив ИА РАН. № 14102/217–2. 2015

21. Салов, A.M. Клад III–IV вв. с Шум-речки (Анапский р-н). СА 3, 1975. С. 172–175.

22. Салов А.И. Материалы для археологической карты Анапского района. КСИА 159, 1979. С. 98–102.

23. Сапрыкина, И.А., Гунчина, О.Л. Химический состав металла боспорских статеров Фанагорийского клада 2011 г. В кн.: М.Г. Абрамзон, В.Д. Кузнецов, Клад позднебоспорских статеров из Фанагории. (Фанагория. Результаты археологических исследований, Т. 5). М., 2017. С. 272–483.

24. Сидоренко, В.А. Керченский клад 2009 г. деградированных боспорских статеров. МАИЭТ XVII, 2011. С. 458‒569.

25. Смекалова, Т.Н., Дюков, Ю.Л. Монетные сплавы государств Причерноморья: Боспор, Ольвия, Тира. СПб., 2001.

26. Стевен, А. Таракташский клад. ИТУАК 43, 1909. С. 99–101.

27. Юшков, В.Н. Боспорские монеты от Котиса III до Рискупорида V. Каталог. Краснодар, 2010.

28. Зайцев, В.В. Комплекс позднебоспорских монет из окрестностей поселка Веселовка. В сб.: Н.А. Алексеенко (ред.), ПриPONTийский меняла: деньги местного рынка. V Международный Нумизматиче-ский Симпозиум (Москва 20–21.09. 2018 г.). Материалы научной конференции. Севастополь–Симферополь–Москва, 2018. С. 51–54.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх