Canada’s Economic Situation before the 2019 Federal Election

 
PIIS032120680006294-7-1
DOI10.31857/S032120680006294-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Leading Researcher
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameUSA & Canada: ekonomika, politika, kultura
EditionIssue 9
Pages5-14
Abstract

The article starts with a brief overview of the main economic trends and issues, which Canada has been facing since the end of 2015, when the Liberal party won the previous election and formed the majority government. That is followed by a detailed analysis of the key factors, which were shaping the dynamics of the socio-economic situation before the federal election scheduled for October 21, 2019. A weak growth of employment earnings and consumer spending, a high level of the household debt (about 100% of the GDP), a decreasing residential investment as well as a stagnant business investment have been the main factors slowing down Canada’s economic activity and exports growth since late 2018. At the same time, Canada’s economy proved to be highly vulnerable to disruptive external circumstances. The concluding part of the article looks at the recent manifestations and consequences of the most powerful sources of risks for the Canadian economy.

KeywordsCanadian economy, household debt in Canada, real estate market in Canada, business investment in Canada, Canada’s economic and trade relations with other countries
Received29.08.2019
Publication date29.08.2019
Number of characters21296
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

ВВЕДЕНИЕ

 

Накануне предыдущих парламентских выборов, состоявшихся в октябре 2015 г., экономическая ситуация в Канаде была далека от благополучной. Примерно за год до этого произошёл обвал цен на мировых рынках нефти и газа, началось снижение спроса и цен на основные группы минерально-сырьевых товаров. Это отрицательно сказалось на экономике всех стран, имеющих весомую долю ресурсных отраслей в производстве и экспорте, в том числе – Канады и Австралии, где резко затормозился рост ВВП и сократился объём инвестиций, а также России и Бразилии, где из-за прекращения ресурсного бума и по иным причинам произошла рецессия.

2 В Канаде прирост реального ВВП в 2015 г. составил лишь 0,9%, а в 2016 г. – 1,4%. Объёмы прибылей корпораций и частных инвестиций в этот период сокращались. Уровень безработицы превышал 7%. До самых высоких показателей в истории страны увеличилась потребительская задолженность. Совокупные долги домохозяйств в 2015 г. впервые превысили 100% валового внутреннего продукта Канады [подробнее см.: Немова, 2015, с. 320–330].
3 Вместе с тем, избегая упрощённых оценок, важно отметить следующее. С одной стороны, в последние несколько лет – в том числе и накануне предыдущих выборов – ситуация в канадской экономике выглядела заметно хуже, чем до мирового кризиса 2008–2009 гг. С другой стороны, по основным экономическим индикаторам, Канада, тем не менее, находится в посткризисный период в лучшей форме, чем большинство развитых рыночных стран, входящих в двадцатку крупнейших экономик мира [1].
4 В «Группе семи» передовые позиции по темпам хозяйственного роста после 2016 г. заняли Соединённые Штаты. Обычно оживление деловой активности в США служит локомотивом экономического подъёма в Канаде. Ведь на американские рынки ориентировано примерно три четверти канадского экспорта, многие ключевые отрасли канадской экономики являются частью трансграничных производственных цепочек, а соседние регионы обеих стран имеют тесные хозяйственные связи.
5 Однако в посткризисный период и, особенно, в последние несколько лет зависимость Канады от США всё в большей степени оборачивается негативными последствиями, нежели преимуществами.
6 Вместе с тем и внутренние двигатели роста канадской экономики в последние два года «работают с перебоями».
7

ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ НЕУСТОЙЧИВОСТИ

 

В 2017 г. на фоне подъёма в мировом хозяйстве экономическая ситуация в Канаде временно улучшилась. Реальный ВВП вырос на 3%, а объём промышленного производства после сжатия в течение двух лет увеличился почти на 5% (табл. 1). Начал снижаться уровень безработицы, ускорился рост потребительских расходов. В этих условиях не только правительственные эксперты, но и независимые аналитики строили оптимистичные прогнозы о выходе экономики на более устойчивую траекторию развития.

Number of purchasers: 2, views: 553

Readers community rating: votes 0

1. Kanada: osnovnye tendentsii razvitiya. K 150-letiyu gosudarstva / [Sokolov V.I. i dr.]; otv. red. V.I. Sokolov; Institut SShA i Kanady Rossijskoj Akademii nauk. – M.: Izdatel'stvo «Ves' Mir», 2017. – 432 s. S. 189–192.

2. Komkova E.G. 2019. S NAFTA i bez nego: gipoteticheskie varianty ehkonomicheskikh posledstvij dlya SShA, Kanady i Meksiki. SShA & Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. № 3. C. 68–84. DOI: 10.31857/S032120680004156 5

3. Nemova L.A., 2015. Kanada: spad v ehkonomike i smena pravitel'stva. God planety: ezhegodnik. Vyp. 2015 g.: ehkonomika, politika, bezopasnost' / Otv. red. V.G. Baranovskij. M.: Ideya-Press, 2015. – 480 s.

4. Nemova L.A., 2018. Politika pravitel'stva Kanady na kitajskom napravlenii. SShA & Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. № 9. C. 40–51. DOI: 10.31857/S032120680000715-0

Система Orphus

Loading...
Up