Legal Interpreters in the Investigation of Criminal Cases: Types of Professional Behavior and Social Practices

 
PIIS013216250012811-5-1
DOI10.31857/S013216250012811-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation:  Leading Researcher
Affiliation: Sociological Institute of FCTAS RAS
Address: Russian Federation, St.-Petersburg
Journal nameSotsiologicheskie issledovaniya
EditionIssue 2
Pages39-48
Abstract

The article presents the results of a study of professional activities of interpreters in the process of investigation of criminal cases involving migrants from post-Soviet states in today’s Russia. The author relies on Pierre Bourdieu’s general sociological theory and his analysis of the juridical field. The empirical research methods that have been used in the study include semi-structured interviews. The peculiarities of formal and informal interaction of interpreters with the sides involved in the process of investigation are revealed in the article. A classification of types of professional behavior of legal interpreters is proposed. It has been found that the type of professional behavior adopted by an interpreter is defined first of all by his/her level of education, legal status and also social characteristics. The article singles out the models of behavior of interpreters which depend on the size of a diaspora, the degree of ethnic solidarity and the density of social ties. Since legal interpreting is included into asymmetrical power relations within the juridical field, special attention in the study has been devoted to revealing the strategies and tactics used by interpreters and jurists. It is demonstrated in the article that the current structure of the juridical field predetermines reproduction of a homologous system of stratification of the interpreters’ community.

Keywordssociology of law, juridical field, law enforcement bodies, migrants, legal interpreters, types of professional behavior
Received24.02.2021
Publication date25.03.2021
Number of characters33299
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Возросшая потребность в услугах по переводу в ходе судебного процесса является одним из последствий расширения этнического разнообразия современных обществ, во многом обусловленного миграционными процессами. Все чаще участниками судопроизводства (в том числе досудебного расследования) становятся люди, недостаточно хорошо владеющие или совсем не владеющие официальным языком данной страны. Изучению влияния переводчика на ход и результат следственных действий посвящены работы ряда зарубежных ученых [Aliverti, Seoighe, 2017; Kaczmarek, 2016; Morris, 2010]. Результаты проведенных ими исследований выявили несоответствие между предписанным профессиональным поведением и социальными практиками переводчиков, не являющимися невидимыми и пассивными участниками. В работах отечественных социологов ранее изучению профессионального поведения переводчиков в процессе досудебного расследования не уделялось внимания, что отчасти связано со сложностью доступа к непосредственному наблюдению их работы.
2 В последние годы приглашение переводчика стало обычной практикой в российских судах и следственных органах. Высокая стоимость услуг переводчиков и отсутствие доверия к ним приводят к тому, что юристы неоднозначно оценивают роль переводчика в уголовном судопроизводстве и даже необходимость его непосредственного участия. При этом многие следователи и адвокаты предпочитают переводчиков, готовых выйти за пределы предписанных им функций, содействуя той или иной процессуальной стороне. Особенность переводчиков как участников судопроизводства состоит в том, что они действуют на «чужой территории» – в социальном пространстве, монополизированном юристами, не стремящимися делиться своими исключительными полномочиями с представителями других профессий. Можно предположить, что юристы будут постоянно подчеркивать инструментальный характер участия переводчика, стремясь, кроме того, нивелировать опасность содействия переводчика обвиняемому в силу общности их культурного кода. Следует также учитывать, что сообщество судебных переводчиков с языков народов постсоветских стран крайне неоднородно по социальному составу, уровню образования и степени укорененности в принимающем обществе.
3 Исследование направлено на анализ социальной природы и социальных эффектов возрастающей вовлеченности судебных переводчиков в уголовное судопроизводство с участием мигрантов из постсоветских стран. Поскольку судебный перевод оказывается социальной практикой, включенной в отношения асимметричности власти, особое внимание уделено выявлению стратегий и тактик, которые используют судебные переводчики и следователи.
4

Теоретические рамки и эмпирическая база исследования.

5 Профессиональная деятельность судебных переводчиков изучается с позиций различных научных дисциплин – прежде всего, лингвистики и социологии. Появление лингвистически ориентированных исследований было во многом связано с желанием развенчать миф о безликости и невидимости переводчиков и подчеркнуть важность включения методов лингвистики в арсенал криминологии. В частности, С. Ваденсьо, опираясь на результаты непосредственного наблюдения допросов мигрантов в полицейских участках Швеции, продемонстрировала, что переводчики вовсе не ведут себя в соответствии с предписанной им ролью невидимого «кондуита». Обосновывая статус судебного переводчика как равноправного участника следственных действий, она предложила дискурсивно-ориентированный подход к описанию интеракции с его участием [Wadensjö, 1998]. В последующие годы специфика допроса с участием переводчика получила отражение в работах ряда исследователей-лингвистов [Berk-Seligson, 2009; Nakane, 2014; Russell, 2002].

Number of purchasers: 0, views: 205

Readers community rating: votes 0

1. Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. СПб.: Алетейя, 2005. [Bourdieu P. (2005) Social Space: Fields and Practices. St. Petersburg: Aleteya. (In Russ.)]

2. Ahmad M. (2007) Interpreting Communities: Lawyering Across Language Difference. UCLA Law Review. Vol. 54: 999–1086.

3. Aliverti A., Seoighe R. (2017) Lost in Translation? Examining the Role of Court Interpreters in Cases Involving Foreign National Defendants in England and Wales. New Criminal Law Review. Vol. 20. No. 1: 130–156.

4. Berk-Seligson S. (2009) Coerced Confessions: The Discourse of Bilingual Police Interrogations. New York: de Gruyter.

5. Dezalay Y., Madsen M. (2012) The Force of Law and Lawyers: Pierre Bourdieu and Reflexive Sociology of Law. The Annual Review of Law and Social Science. Vol. 8: 433–452.

6. Gibb R., Good A. (2014) Interpretation, Translation and Intercultural Communication in Refugee Status Determination Procedures in the UK and France. Language and Intercultural Communication. Vol. 14. No. 3: 385–399.

7. Hale S. (2008) Controversies over the Role of the Court Interpreter. In: C. Valero-Garcés, A. Martin (eds) Crossing Borders in Community Interpreting: Definitions and Dilemmas. Amsterdam: John Benjamins Publishing: 99–121.

8. Hale S., Goodman-Delahunty J., Martschuk N. (2019) Interactional Management in a Simulated Police Interview: Interpreters’ Strategies. In: M. Mason, F. Rock (eds.) The Discourse of Police Investigation. Chicago: University of Chicago Press: 200–226.

9. Inghilleri M. (2003) Habitus, Field and Discourse: Interpreting as a Socially Situated Activity. Target. Vol. 15. No. 2: 243–268.

10. Kaczmarek L. (2016) Towards a Broader Approach to the Community Interpreter’s Role: On Correspondence between Role Perceptions and Interactional Goals. Interpreting. Vol. 18. No. 1: 57–88.

11. Kim J. (2018) Migration-Facilitating Capital: A Bourdieusian Theory of International Migration. Sociological Theory. Vol. 36. No. 3: 262–288.

12. Kim J. (2019) Ethnic Capital, Migration and Citizenship: A Bourdieusian Perspective. Ethnic and Racial Studies. Vol. 42. No. 3: 357–385.

13. Lee J. (2009) Conflicting Views on Court Interpreting Examined through Surveys of Legal Professionals and Court Interpreters. Interpreting. Vol. 11. No. 1: 35–56.

14. Morris R. (2010) Images of the Court Interpreter: Professional Identity, Role Definition and Self-Image. Translation and Interpreting Studies. Vol. 5. No. 1: 20–40.

15. Nakane I. (2014) Interpreter-Mediated Police Interviews: A Discourse-Pragmatic Approach. Basingstoke: Palgrave Macmillan.

16. Norström E., Fioretos I., Gustafsson K. (2012) Working Conditions of Community Interpreters in Sweden: Opportunities and Shortcomings. Interpreting. Vol. 14. No. 2: 242–260.

17. Pöchhacker F. (2008) Interpreting as Mediation. In: C. Valero-Garcés, A. Martin (eds.) Crossing Borders in Community Interpreting: Definitions and Dilemmas. Amsterdam: John Benjamins Publishing: 9–26.

18. Resta Z., Ioannidis A. (2016) A Sociological Approach to the Professionalization of Court Interpreting in Greece. In: M. Bajčić, K. Dobrić Basaneže (eds.) Towards Professionalization of Legal Translators and Court Interpreters in the EU. Cambridge: Cambridge Scholars Publishing: 66–82.

19. Russell S. (2002) Three’s a Crowd: Shifting Dynamics in the Interpreted Interview. In: J. Cotterill (ed.) Language in the Legal Process. Basingstoke: Palgrave Macmillan: 111–126.

20. Wadensjö C. (1998) Interpreting as Interaction. New York: Longman.

Система Orphus

Loading...
Up