Современное состояние межэтнической коммуникации в Латвии и Эстонии

 
Код статьиS013216250004008-1-1
DOI10.31857/S013216250004008-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Институт философии и социологии Латвийского университета
Адрес: Латвия, Рига
Аффилиация: Центр информации по правам человека
Адрес: Эстония, Таллин
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 2
Страницы59-67
Аннотация

Межэтническая коммуникация является одним из важнейших механизмов, обеспечивающих межэтническую солидарность в мультиэтнических обществах, и служит показателем уровня их интегрированности. В статье на основании результатов двух социологических исследований, проведенных в Латвии и Эстонии, раскрываются особенности современного состояния межэтнической коммуникации между этнонациональным большинством (латышами в Латвии и эстонцами в Эстонии) и крупнейшими этническими меньшинствами (прежде всего, русскими) по вопросам, значимым для последних. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что в обоих случаях нациестроительство не идет по пути демократической и либеральной интеграции общества. Современное состояние межэтнической коммуникации в упомянутых странах не способствует формированию общих для всего населения ценностей, а напротив, закрепляет воспроизводство институционализированных различий в статусах проживающих на их территории этнических групп.

Ключевые словамежэтническая коммуникация, этнические меньшинства, этнонациональное большинство, этнокультурная идентичность, Латвия, Эстония, русскоязычное население
Источник финансированияИсследование проводилось при финансовой поддержке гранта № NFI/R/2014/06 (Латвия) и группы ALDE Европейского парламента (Эстония).
Получено20.03.2019
Дата публикации20.03.2019
Кол-во символов18081
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

Институциональные параметры межэтнических отношений в Латвии и Эстонии.

2 И в Латвии, и в Эстонии межэтнические отношения в значительной степени оказываются объектом регулирования со стороны государства, которое институционализирует различные аспекты идентичностей этнонационального большинства и этнических меньшинств, отражающие их неодинаковую роль и статус в процессе нациестроительства. С одной стороны, конституции1 обеих стран гарантируют право на сохранение этнокультурной идентичности проживающих на их территории народов, что соответствует ратифицированной ими рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств. С другой, в преамбулах латвийской и эстонской конституций понятие «нация» употребляется только с прилагательным, обозначающим этническое большинство – «латышская» и «эстонская», а этнические меньшинства определяются не как части «нации», а как части «народов Латвии» и «народа Эстонии». Кроме того, в Конституции Латвии «латвийская идентичность» связывается исключительно с «традициями латышей и ливов, с латышской жизненной мудростью, латышским языком», что, по сути, узаконивает субординацию в понимании идентичности латышей и этнических меньшинств. 1. См. ст. 114 Конституции Латвии и ст. 49 Конституции Эстонии.
3 В основе проводимой в рассматриваемых странах Балтии этнополитики лежат принципы континуитета и реституции (восстановления довоенной государственности) [Полещук, Димитров, 2013], оказывающие существенное влияние на характер отношений между этническим большинством и этническими меньшинствами. Последовательное соблюдение данных принципов приводит к разделению общества не только по линии язык/ этническая принадлежность, но и по наличию гражданства страны проживания. В качестве единственного государственного языка признается язык этнического большинства – латышский2 или эстонский3. Начиная с 1991 г., сфера применения языков этнических меньшинств в Латвии и Эстонии постоянно сокращается, особенно в системе образования. Также на протяжении ряда лет наблюдается неуклонное сворачивание публичного обсуждения проблем, затрагивающих разнообразные стороны жизни этнических меньшинств в этих странах [Волков, 2016]. В Латвии, например, ни одна партия, прошедшая в Сейм в 2014 г., даже не упоминала этнические меньшинства в своей предвыборной программе [Волков, 2015: 724]. В то же время у последних наблюдается острая потребность закрепить в пространстве публичной коммуникации сегменты, воспроизводящие и развивающие их коллективную этнокультурную идентичность [Волков, 2013: 188–193]. Аналогичная ситуация складывается и в Эстонии, где существующие межэтнические отношения можно описать в терминах доминирования, контроля или подчинения меньшинств [Pettai, Hallik, 2002; Järve, 2005]. 2. Latvijas Republikas Satversme. URL: >>>>

3. Keeleseadus. URL: >>>> (дата обращения: 14.06.2016).
4

Постановка проблемы.

5 Государственная этнополитика Латвии и Эстонии сказывается на специфике межэтнической коммуникации в этих странах, а она, в свою очередь, влияет на протекание процесса интеграции этнических меньшинств и признание их идентичностей в качестве полноценной формы национальной идентичности. Межэтническая коммуникация, понимаемая нами как особый вид социальной коммуникации «между людьми различных культур» [Rogers et al., 2002: 5, 7], присутствует и в бытовой, и в публичной сфере. Ее объектами выступают разнообразные ценности, связанные с удовлетворением насущных потребностей людей и обеспечивающие воспроизводство национально-политической и культурной жизни страны в целом и этнокультурной идентичности ее жителей в частности.

всего просмотров: 1258

Оценка читателей: голосов 0

1. Абельс Х. Интеракция, идентичность, презентация. Введение в интерпретативную социологию. СПб.: Алетейя, 2000.

2. Волков В.В. Демография русского населения Латвии в ХХ–XXI веках // Этническая политика в странах Балтии / Под ред. В. Полещука, В. Степанова. М.: Наука, 2013. С. 177–196.

3. Волков В.В. Идентичности этнических меньшинств в политической жизни и в научных исследованиях в Латвии // Идентификационные стратегии диаспорных и земляческих групп в российских регионах / Под ред. А. Дмитриева. М.: Новый Хронограф, 2016. С. 137–153.

4. Волков В.В. Этнические меньшинства в латвийском политическом дискурсе // Этнополитическая ситуация в России и сопредельных государствах в 2014 году. Ежегодный доклад. Т. 2 / Под ред. В. Тишкова, В. Степанова. М.: ИЭА РАН, 2015. С. 725–732.

5. Коэн Дж.Л., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. М.: Весь Мир, 2003.

6. Полещук В., Димитров А. Континуитет как основа государственности и этнополитики в Латвии и Эстонии // Этническая политика в странах Балтии / Под ред. В. Полещука, В. Степанова. М.: Наука, 2013. С. 64–91.

7. Суюнова Г.С. Межэтническая коммуникация с точки зрения когнитивного подхода // Вопросы когнитивной лингвистики. 2014. № 2. С. 41–49.

8. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб.: Наука, 2000.

9. Anniste K. Võrdse kohtlemise ja võrdsete võimaluste tunnetamine // Eesti ühiskonna integratsiooni monitooring 2017. Tallinn: Kultuuriministeerium, 2017. L. 79–87.

10. Brubaker R. Nationalism Reframed. Nationhood and the National Question in the New Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 1996.

11. Habermas J. The Structural Transformation of the Public Sphere: An Inquiry into a Category of Bourgeois Society. Cambridge, MA: The MIT Press, 1989.

12. Järve P. Re-independent Estonia // Smooha S., Järve P. (eds) The Fate of Ethnic Democracy in Postcommunist Europe. Budapest: Open Society Institute; Local Government and Public Service Reform Initiative, 2005. P. 61–79.

13. Kim Y.Y. From Ethnic to Interethnic. The Case for Identity Adaptation and Transformation // Journal of Language and Social Psychology. 2006. Vol. 25. Nо. 3. P. 283–300.

14. Kruusvall J. Rahvussuhted // Eesti ühiskonna lõimumismonitooring 2015. Uuringu aruanne. Tallinn: Kultuuriministeerium, 2015. L. 61–71.

15. Pettai V., Hallik K. Understanding Processes of Ethnic Control: Segmentation, Dependency and Cooptation in Post-communist Estonia // Nations and Nationalities. 2002. Vol. 8. No. 4. P. 505–529.

16. Rawls J. A Theory of Justice. Cambridge, MA: Harvard University Press, 2005.

17. Rogers E.M., Hart W.B., Miike Y. Edward T. Hall and the History of Intercultural Communication: the United States and Japan // Keio Communication Review. 2002. No. 24: 3–26.

18. Taylor C. The Politics of Recognition // Gutmann A. (ed.) Multiculturalism. Examoning the Politics of Recognition. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1994. P. 25–73.

19. Wirth L. Community Life and Social Policy: Selected Papers by Louis Wirth. Chicago: University of Chicago Press, 1956.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх