Функции экфрасиса в романе Д. Тартт “Щегол”

 
Код статьиS241377150015626-1-1
DOI10.31857/S241377150015626-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: доцент НИУ ВШЭ (Нижний Новгород)
Аффилиация: НИУ ВШЭ (Нижний Новгород)
Адрес: Российская Федерация, Нижний Новгород
Название журналаИзвестия Российской академии наук. Серия литературы и языка
ВыпускТом 80 Номер 3
Страницы78-86
Аннотация

Статья посвящена изучению актуализации экфрасиса в романе Донны Тартт “Щегол” (2013), проиллюстрирована его значительная роль в тексте романа. Классификации функций экфрасиса, представленные М. Рубинс, Е.А. Постновой, Н.С. Бочкаревой и др., помогают определить роль полотна Карела Фабрициуса в жизни главного героя Теодора Декера, установить его особенную ценность в рамках жанрового раскрытия романа воспитания, а также осознать значение экфрасиса в построении повествования произведения. Благодаря анализу примеров реализации экфрасиса в “Щегле” становится очевидным, что автор придает картине голландского художника важную роль в романе, наделяя ее особой миссией и следующими функциями: пророческая (выражается в загадочной связи матери Теодора с картиной в музее до взрыва), композиционная (позволяет полотну замедлять ход повествования, концентрируясь на одном предмете или эмоциональном состоянии главного героя), характерологическая (помогает раскрывать образ протагониста с новых сторон благодаря его взаимодействию с картиной), метапоэтическая (способствует осознанию главным героем важнейших жизненных истин, определивших ход его дальнейшей судьбы), хронотопическая (отображает разницу между бессмертием искусства и изменчивостью человеческой натуры), жанрообразующая (делает возможной реализацию основных аспектов жанра романа воспитания), дидактическая (открывает читателям правду о меркантильном отношении современного общества к предметам искусства и о безразличии разных слоев населения к трагедии в музее).

Ключевые словаэкфрасис, функции экфрасиса, Донна Тартт, Щегол, Теодор Декер, роман воспитания
Получено27.06.2021
Дата публикации27.06.2021
Кол-во символов26123
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Проблема экфрасиса является широко обсуждаемой в кругах зарубежных и отечественных литературоведов. Истоки данного термина Н.В. Брагинская обнаруживает еще в I–II вв. н.э. в древнегреческой риторике, когда экфрасис представлял собой “описательную речь, отчетливо являющую глазам то, что она поясняет”, пытаясь “сделать слушателей чуть ли не зрителями” [1, с. 259].
2 О генезисе экфрасиса также рассуждает М. Константини, который отмечал, что долгое время экфрасис представлял собой риторические упражнения (прогимнасмы) для учеников софистов, в которых объект «описывается во всех деталях, чтобы он “вставал перед глазами” во всей своей очевидности» [2, с. 31]. В таком ключе данное понятие появлялось в трудах Гермогена из Тарса, Филона Александрийского и Афтония Антиохийского.
3 Впоследствии экфрасис выходит за рамки прогимнасм, становясь “иллюстрацией сенсуалистичности античного мировоззрения” [1, с. 262]. В античный период под экфрасисом понимались “любые описания, оформленные как отступления от основной сюжетной канвы текста” [3, с. 14].
4 О.М. Фрейденберг отмечает такой критерий экфрасиса, как правдоподобие, благодаря которому “мертвая вещь, сработанная искусным художником, выглядит как живая” [4, с. 250].
5 Наиболее полное рассмотрение термина “экфрасис” было представлено в двух научных сборниках ([5]; [2]), где приведены различные точки зрения на данное понятие. Так, например, Л. Геллер понимает экфрасис как “запись последовательности движений глаз и зрительных впечатлений” [5, с. 10], при этом обязательным критерием экфрасиса становится его художественность [5, с. 46]. С.Н. Зенкин определяет экфрасис как “род словесно-творческой оцифровки непрерывного образа: живописного, музыкального, театрального и т.д.” [6]. Швейцарский исследователь Р. Ходель приходит к мнению, что экфрасис способен создать иллюзию реальности в изображении предмета искусства, поскольку на нарративном уровне данный предмет характеризуется максимально подробно [5, с. 23]. Современные исследователи данного вопроса (В.А. Миловидов, М.В. Чичкина, Ю.В. Шатин и др.) делают акценты на разных сторонах явления экфрасиса, однако для нашего исследовании наиболее актуальным было следующее определение экфрасиса: “...это описание вымышленного, либо реально существующего произведения живописного искусства, включенное в нарративную структуру художественного текста, либо в структуру эпистолярных и публицистических произведений, выполняющее в них различные функции, определяемые авторскими целями и задачами” [7, с. 10].
6 Роман Донны Тартт “Щегол” (“The Goldfinch”), вышедший в 2013 г. [8] (рус. пер.: [9]), мгновенно завоевал признание благодаря острым социальным проблемам, обозначенным в романе, глубокому психологизму внутреннего конфликта главного героя, а также захватывающему сюжету, закрученному вокруг загадочного полотна Карела Фабрициуса. Творческое наследие голландского художника, дошедшее до наших дней, к сожалению, невелико. Хранящийся в королевской галерее Маурицхёйс в Гааге “Щегол” является уникальным произведением знаменитого автора, таящим в себе особенную мистику, поскольку 1654 год, в котором он был написан, стал и годом трагической гибели мастера и большей части его произведений во время взрыва порохового склада в Дельфте. Для впечатляющей завязки сюжета в романе Тартт также использовала мотив взрыва, на этот раз случившегося в музее Метрополитен в Нью-Йорке, который ознаменовывает судьбоносный момент в жизни главного героя, 13-летнего Тео Декера. Во время трагедии мальчик лишается матери, а кроме того, по просьбе умирающего старика забирает из-под обломков полотно Фабрициуса, с чего и начинается новый этап жизни персонажа, полный важных встреч, душевных терзаний и опасностей, где “гвоздиком”, за который отныне зацепилась судьба Теодора, стала картина “Щегол”, которая приподняла его “над самой поверхностью жизни и позволила понять”, кто он такой (“The nail where your fate is liable to catch and snag. ...the painting was the secret that raised me above the surface of life and enabled me to know who I am” [8, p. 480, 484]).

Всего подписок: 0, всего просмотров: 483

Оценка читателей: голосов 0

1. Брагинская Н.В. Экфрасис как тип текста: (К проблеме структурной классификации) // Славянское и балканское языкознание. Карпато-восточнославянские параллели: структура балканского текста. М.: Наука, 1977. С. 259–283.

2. “Невыразимо выразимое”: экфрасис и проблемы репрезентации визуального в художественном тексте: Сб. статей / Сост. и науч. ред. Д.В. Токарева. М.: Новое литературное обозрение. 2013. 572 с.

3. Рубинс М. Пластическая радость красоты. Акмеизм и Парнас. СПб.: Академический проект. 2003. 357 с.

4. Фрейденберг О.М. Миф и литература древности. 2-е изд., испр. и доп. М.: Восточная литература, 1998. 800 с.

5. Экфрасис в русской литературе: труды Лозаннского симпозиума / Под ред. Л. Геллера. М.: Изд-во “МИК”, 2002. 216 с.

6. Зенкин С.Н. Новые фигуры. Заметки о теории. 3 // Новое литературное обозрение. 2002. № 5 (57) (URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2002/57/zenk.html)

7. Морозова Н.Г. Экфрасис в прозе русского романтизма. Дис. ... канд. филол. наук. Новосибирск, 2006. 210 с.

8. Tartt D. The Goldfinch. New York: Little, Brown and Company, 2013. 784 p.

9. Тартт Д. Щегол / [пер. с англ. А. Завозовой]. М.: АСТ; Corpus, 2015. 827 c.

10. Прохорова В.О. Интермедиальный код романа Д. Тартт “Щегол”. Челябинск, 2019. 88 с.

11. Столбова Н.В., Железняк В.Н. Опыт искусства в романе Д. Тартт “Щегол” // Вестник ПНИПУ. Культура. История. Философия. Право. 2017. № 4. С. 74–81.

12. Постнова Е.А. Экфрасис в творчестве В.А. Каверина 1960–1970-х гг. Дис. ... канд. филол. наук. Пермь, 2012. 169 c.

13. Симонова Е.П. Роль экфрасиса в раскрытии образа персонажа-экспликатора в романе Д. Тартт “Щегол” // Международный научно-исследовательский журнал. 2020. № 11 (101). С. 51–54.

14. Бочкарева Н.С. Функции живописного экфрасиса в романе Грегори Нормингтона “Корабль дураков” // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. 2009. № 6. С. 81–92.

15. Шалимова Н.С. Жанровая атрибуция романа инициации на примере произведения Д. Тартт “Щегол” // Вестник Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева. 2017. № 1. С. 163–167.

16. Бахтин М.М. Эпос и роман: (О методологии исследования романа) // Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М.: Худож. лит., 1986. С. 392–427.

17. Jacklosky R. ‘The Thing and Not the Thing’: The Contemporary Dickensian Novel and Donna Tartt’s “The Goldfinch” (2013) // Dickens After Dickens. York: White Rose University Press, 2020. P. 117–139.

18. Бочкарева Н.С., Табункина И.А., Загороднева К.В. Мировая литература и другие виды искусства: экфрастическая поэзия: учеб. пособие. Пермь: Пермский гос. нац. исслед. ун-т, 2012. 90 с.

19. Ищенко Е.Н., Попова М.К. Экфрасис как структурообразующий элемент художественного мира и маркер современного отношения общества к искусству в романе Д. Тартт “Щегол” // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Сер. Филология, педагогика, психология. 2016. № 2. С. 66–73.

20. Бабицкая В. “Щегол” Донны Тартт: время ничего не значит // Афиша Воздух. 2014. [URL: https:// daily.afisha.ru/archive/ vozduh/ books/shchegol-donny-tartt-vremyanichego-ne-znachit].

Система Orphus

Загрузка...
Вверх