Бестиарные образы в произведениях Томмазо Ландольфи

 
Код статьиS241377150015625-0-1
DOI10.31857/S241377150015625-0
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: доцент Российского государственного гуманитарного университета; старший научный сотрудник Института мировой литературы А.М. Горького РАН
Аффилиация:
Российский государственный гуманитарный университет
Институт мировой литературы А.М. Горького РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаИзвестия Российской академии наук. Серия литературы и языка
ВыпускТом 80 Номер 3
Страницы70-77
Аннотация

Данная статья посвящена роли и месту бестиарных образов в произведениях Томмазо Ландольфи (1908–1979). Взаимоотношения человека с животным миром становятся центральной темой первого периода творчества писателя. Соприкосновение с животными как с существами принципиально иными высвечивает в человеке скрытые стороны его натуры. Сочувствие к зверям помогает преодолеть эгоцентризм, развивает в человеке гуманистическую составляющую. Напротив, безучастность в отношении страданий животных показатель душевной опустошенности, экзистенциального кризиса. Звери представляются писателю чрезвычайно загадочными созданиями, становятся источником вдохновения. В наследии Ландольфи мы находим гибридные фантастические существа, выступающие в роли хранителей тайного знания, в которое они посвящают лишь творчески одаренных людей. Вместе с тем, представители животного мира могут оказаться проводниками не только в сферу мистического, но и в макабрический мир человеческих фобий. Как убежденный противник антропоцентризма Ландольфи стремится подчеркнуть сущностную инаковость животного мира, сблизиться с которым человеку помогает эмпатия и творческий потенциал.

Ключевые словаитальянская литература ХХ века, Томмазо Ландольфи, бестиарий, животные, потусторонний мир, антропоморфизм, бестиализация
Получено27.06.2021
Дата публикации27.06.2021
Кол-во символов27387
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Многие итальянские писатели первой половины ХХ в. обращались к теме животного мира, который рассматривался и как символ природной чистоты (F. Tozzi, “Bestie”), и как квинтэссенция инстинктивной жестокости1 (I. Svevo, “Una madre”). Особенно отчетливо интерес к изображению бестиарных образов проявился в так называемой “нереалистической” литературе (или же по определению Дж. Контини в “Италии магической” [1]), где наблюдалась тенденция как к антропоморфизации животных (A. Palazzeschi, “Bestie del 900”), так и к наделению их мистическими свойствами, нередко вредоносными (D. Buzzati, “I topi”). 1. I. Svevo, “Una madre”.
2 Между тем, лишь Томмазо Ландольфи удалось трансформировать интерес к животному миру в целое мировоззрение, посвятив осмыслению этой темы первый период своего творчества. Отвечая на страницах раннего рассказа “Night must fall” на критику друзей, упрекавших писателя в чрезмерной приверженности к изображению животных, Ландольфи сделает, как станет ясно позже, действительно программное заявление: “да, отныне и как можно скорее я намереваюсь заниматься делами кур” [2, c. 157].
3 Животный мир в произведениях Ландольфи представлен чрезвычайно широко и разнообразно. Человек не выступает в них одиноким венцом творения, он окружен загадочными представителями мира природы, которым противопоставлен. Вереница автобиографических образов, переходящих из рассказа в рассказ, формирует единый портрет главного героя произведений Ландольфи. Альтер эго писателя – отпрыск некогда знатного, но обедневшего семейства, влачащий одинокое и жалкое существование в полуразрушенном фамильном доме, неизменно сопровождаем свитой, состоящей из разных животных. Каждое из них наделено только ему присущими чертами: верный пес – простофиля, кот – не то боится, не то поддразнивает хозяина, мыши вызывают жалость, а насекомые вселяют ужас и предвещают надвигающуюся беду.
4 Наблюдение за тайной жизнью животных – частый мотив рассказов писателя [3], но отнюдь не только животные ведут секретное существование. Порой и сам дом, вернее, его атмосфера, как будто оживает, приобретая звериные повадки. В рассказе “Солнечная неделя” мы имеем дело с метаморфозой: тишина фамильного дома угнетает рассказчика, в его сознании она превращается в одушевленный персонаж: “Тишина шуршит и скачет по углам, точно серая мышь; могу поклясться – она тоже боится меня, и недаром” [4, с. 165]. “Кстати, мне удалось поймать двух маленьких тишат, они покрыты мягким пушком и немного темней своей матери. А впрочем, надоело мне охотиться за тишиной, я выпустил их, и они тотчас скрылись в углу кухни” [4, с. 176]. Метаморфозы происходят и с самим рассказчиком: раздосадованный тем, что все вокруг его боятся (собака, кошка, девочка-служанка), он “уменьшается в размерах, а потом вытягивается как жердь, свертывается и развертывается с невероятной быстротой” [4, с. 176]. Все предметы и сущности в произведениях писателя имеют двойное дно и потенциально способны на неожиданную трансформацию.

Всего подписок: 1, всего просмотров: 329

Оценка читателей: голосов 0

1. Italie magique. Contes surréels modernes choisis par Gianfranco Contini. Paris: Aux portes de France, 1946. 348 p. (In French.)

2. Landolfi T. Dialogo dei massimi sistemi. Milano: Rizzoli, 1975. 159 p. (In Ital.)

3. Pandini G. Ipotesi per un “bestiario” landolfiano // Le lunazioni del cuore. Saggi su Tommaso Landolfi. Firenze: La Nuova Italia, 1996. P. 275–287. (In Ital.)

4. Ландольфи Т. Жена Гоголя и другие истории. М.: Аграф, 1999. 736 с. [Landolfi, T. Zhena Gogolia i drugie istorii [Gogol’s Wife and Other Stories]. Moscow, Agraf Publ., 1999. 736 p. (In Russ.)].

5. Landolfi T. Le più belle pagine di Tommaso Landolfi. Milano: Adelphi, 2013. 570 p. (In Ital.)

6. Ландольфи Т. Пиво рыбака, или гроб грешника / Пер. с итал. Л. Сабуровой. М.: Река времен, 2013. 168 с. [Landolfi, T. Pivo rybaka, ili grob greshnika [The Fisherman’s Beer or the Sinner’s Coffin, Trans. from Italian by Saburova L.]. Moscow, Reka vremyen Publ., 2013. 168 p. (In Russ.)].

7. Secchieri F. L’artificio naturale. Landolfi, la bestia, la parola // Bestiari del Novecento. Roma: Bulzoni, 2001. P. 241–270. (In Ital.)

8. Calvino I. L’esattezza e il caso // Landolfi T. Le più belle pagine di Tommaso Landolfi. Milano: Adelphi, 2013. P. 551–563. (In Ital.)

9. Landolfi T. La pietra lunare. Milano: Mondadori, 1968. 168 p. (In Ital.)

10. Леопарди Дж. Нравственные очерки. Дневник размышлений. Мысли. М.: Республика, 2000. 450 с. [Leopardi, G. Nravstvennye ocherki. Dnevnik razmyshlenii. Mysli [Small Moral Works. Diary of Reflections. Thoughts.]. Moscow, Respublika Publ., 2000. 450 p. (In Russ.)].

11. Trama P. Animale come “altro”: una proposta interpretativa per Le due zittelle // Gli “altrove” di Tommaso Landolfi. Roma: Bulzoni, 2004. P. 191–230. (In Ital.)

12. Matteucci G. “Le due zittelle” // Una giornata per Landolfi: atti del Convegno Firenze 26 marzo 1979 [a cura di Romagnoli S.]. Firenze: Nuovedizioni E. Vallecchi, 1981. P. 131–144. (In Ital.)

13. Debenedetti G. Il personaggio-uomo nell’arte moderna // Debenedetti G. Il personaggio uomo. Milano: Garzanti, 1988. P. 65–80. (In Ital.)

14. Landolfi T. Opere, I (1937–1959). Milano: Rizzoli, 1991. P. 389–433. (In Ital.)

15. Biagini. E. L’uso dell’artificio narrativo nella “Biere du pecheur” di Landolfi // Una giornata per Landolfi: atti del Convegno Firenze 26 marzo 1979 [a cura di Romagnoli S.]. Firenze: Nuovedizioni E. Vallecchi, 1981. P. 145–168. (In Ital.)

16. Landolfi T. Intellligenza degli animali // Landolfi T. Gogol’ a Roma. Milano: Adelphi, 2002. P. 149–153. (In Ital.)

Система Orphus

Загрузка...
Вверх