«At night VChK arrested comrade head of the Bureau»: liquidation of the Central Yugoslavian Bureau under the Central Committee of the RCP(b) in 1921

 
PIIS0869544X0016742-9-1
DOI10.31857/S0869544X0016742-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher, Department of the History of Slavic Peoples during World Wars
Affiliation: Institute of Slavic Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, 119334, Russia, Moscow, Leninsky prospect, 32A
Journal nameSlavianovedenie
EditionIssue 5
Pages16-32
Abstract

The article examines the activities of the Central Yugoslavian Bureau under the Central Committee of the RCP(b) at the final stage of the Civil War. According to the Soviet and Yugoslav historiography of the socialist period, the Yugoslavian communist organizations in 1920-1921 were mainly engaged in facilitating the returnof the Yugoslavs ‒ former Austro-Hungarian subjects who participated in the Civil War on both sides – to their homeland. The documents chosen for the article make it possible to assert that these organizations did not  contribute to the repatriation of compatriots as much as they tried to «appropriate» part of the powers  executed by the Bolshevik punitive organs. Namely, the right to decide at own will who of the Yugoslavians is a «proletarian element» and, thus, can count on return, and who is subject to imprisonment in a concentration camp so that the hostages can be later chosen from them. In conclusion, the author gives his vision of the reasons for the closure of the mentioned organizations of the Yugoslav communists.

KeywordsCentral Yugoslavian Bureau of Agitation and Propaganda, RCP (b), VChK, prisoners of war, Yugoslav communists, concentration camps, hostages, Civil War
Received13.09.2021
Publication date11.12.2021
Number of characters45220
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 2 марта 1920 г. в Москве было образовано Центральное югославянское бюро агитации и пропаганды (ЦЮБ) при ЦК РКП(б) – последнее из крупных объединений коммунистов-югославян, существовавших в России в период Гражданской войны. Предыстория появления ЦЮБ и его деятельность до августа 1921 г. довольно подробно изучены как советской, так и югославской историографией. Что касается первой, то организациям иностранных коммунистов в Советской России посвящены статьи, монографии и сборники документов, опубликованные сотрудниками Института славяноведения и балканистики АН СССР, ‒ самостоятельно и в сотрудничестве с белградским Институтом современной истории1. 1. Участие югославских трудящихся в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР: Сб. док. и материалов. М., 1976; Советско-югославские отношения. 1917–1941 гг.: Сборник документов и материалов. М., 1992.
2 Из книги В.В. Зеленина «Под красным знаменем Октября» (1977 г.) мы узнаем об обстоятельствах возникновения ЦЮБ и некоторых направлениях его работы. Однако объективного представления о югославянских коммунистах, ‒ «героях, вписавших славные страницы во всемирную летопись пролетарского интернационализма»2, ‒ читателю составить не удается. В частности, недостоверно описание роли ЦЮБ в репатриации тысяч югославян, оказавшихся в России в ходе Первой мировой войны. Бюро преподносилось как едва ли не благотворительная организация, которая озабочена единственно тем, чтобы бывшие австро-венгерские военнопленные, безотносительно того, на какой стороне они участвовали в Гражданской войне, побыстрее воссоединились со своими семьями [2]. 2. Подобным образом персонажи книги преподносятся в аннотации, помещенной после оглавления.
3 Туманом покрыто окончание «жизненного пути» ЦЮБ, что в целом характеризует историю пребывания иностранных коммунистов в СССР в 1920‒1930-е годы, как ее излагала советская историография. Представители оной в силу присущего им идеологизированного подхода и объективных ограничений разрывались между необходимостью восхвалять «героев-интернационалистов» и невозможностью рассказать, как завершился их жизненный путь. Например, о пребывании в СССР Филиповича во втором томе академической «Истории Югославии» сказано лишь то, что, «находясь в 20–30-х годах в эмиграции, он отдавал много сил научной работе» [4. C. 279].
4 Разумеется, в начале 1920-х годов приверженность интернационализму не приводила к столь фатальным последствиям, как занятия наукой в 1937‒1938 гг. Тем не менее, Зеленин ни в монографии, ни в подготовленных им сборниках документов не привел убедительного объяснения роспуска Югославянского бюро. Таковым нельзя считать утверждение, будто его членам опостылела бюрократическая работа, так как «вооруженные бесценным опытом пролетарской революции в России» они «горели желанием применить этот опыт в революционной борьбе у себя на родине» [2. C. 222].
5 По сравнению с советской, достижения югославской науки в изучении роли «югославянских трудящихся» в РСФСР после Октябрьского переворота более значительны. Отчасти это объясняется тем, что историки СФРЮ, очевидно, имели более свободный доступ к переданным советской стороной копиям документов Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма, чем советские – к оригиналам. Труды Богумила Храбака и Николы Б. Поповича [7; 9], а также сборники документов3, подготовленные Поповичем, и его «свежая» монография «Сербы в Гражданской войне в России. 1918‒1921» (2005 г.) скрупулезно реконструировали деятельность коммунистов-югославян, что избавляет меня от необходимости освещать сугубо фактологическую сторону интересующей темы. Поэтому тем, кто, прежде всего, нуждается в сведениях о численности, ареале и результатах активности ЦЮБ и более ранних организаций, действовавших под руководством РКП(б), я рекомендую обратиться к работе старшего коллеги. В заслугу автору следует также поставить то, что он, в отличие от В.В. Зеленина, далек от идеализации тех, о ком пишет. Например, об участии действовавшего под руководством ЦЮБ Югославянского совета в процессе репатриации соплеменников, указано, что тот, «призывая подходить к проблеме эвакуации с общегуманитарных, а не классовых позиций, сам на практике не следовал своему же призыву» [8. C. 277]. 3. Zbornik sećanja Jugoslovena učesnika oktobarske revolucije i građanskog rata u Rusiji 1917‒1921. Beograd, 1977; Učešće jugoslovenskih radnih ljudi u Oktobarskoj revoluciji i građanskom ratu u SSSR. Beograd, 1979.

Price publication: 0

Number of purchasers: 0, views: 390

Readers community rating: votes 0

1. Adibekov G.M., Shakhnazarova E.N., Shirinia K.K. Organizatsionnaia struktura Kominterna. 1919‒1943. Moscow, ROSSPEN publ., 1997, 288 p.

2. Internatsionalisty. Trudiashchijesia zarubezhnykh stran – uchastniki bor’by za vlast’ sovetov. Moscow, 1967, 615 p. (In Russ.)

3. Istoriia Iugoslavii. Moscow,1963. II. 430 p. (In Russ.)

4. Kostiushko I.I. Iz istorii sovetsko-pol’skikh otnoshenii. Pol’skoje biuro TsK RKP(b). 1920–1921 gg. Moscow, 2005, 143 p.(In Russ.)

5. Miloradovich G. Karantin idei: Lageria dlia izoliatsii «podozritel’nykh lits» v Korolevstve serbov, khorvatov i sloventsev v 1919–1922 gg. Moscow, REGNUM Publ., 2010, 228 p.(In Russ.)

6. Očak I. Sudionici Oktobarske revolucije iz Siska i okolice.Radovi. Zagreb, Zavod za Hrvatsku povijest, 1993.Vol. 26, pp. 151‒161.

7. Popović N.B. Jugoslovenska centralna komunistička organizacija u Rusiji (1918‒1921). Prilozi za istoriju socijalizma. 1968,No. 5,pp. 237‒318

8. Popović N.B. Isključenje dr Vukašina Markovića iz Jugoslovenske grupe pri RKP(b). Istorijski zapisi. 1970, No. 3‒4, pp. 347‒354.

9. Popović, N.B. Srbi u građanskomratu u Rusiji 1918.–1921, Beograd, Institut zasavremenu istoriju, 2005, 318 р.

10. Zelenin V.V. Podkrasnymznamenem Oktyabrya. Yugoslavyanskie internacionalisty v Sovetskoj Rossii. 1917–1921. Moscow, Mysl’ publ., 1977, 253 р. (In Russ.)

Система Orphus

Loading...
Up