К.В. Никифоров. Начертаније Илије Гарашанина и спољашња политика Србије 1842–1853

 
PIIS0869544X0004207-0-1
DOI10.31857/S0869544X0004207-0
Publication type Review
Source material for review К.В. НИКИФОРОВ. «Начертаније» Илије Гарашанина и спољашња политика Србије 1842–1853. Београд, 2016. 274 с.
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Slavic Studies RAS
Address: Russia, Moscow
Journal nameSlavianovedenie
EditionIssue 2
Pages106-110
Abstract

      

Keywords
Received28.02.2019
Publication date26.03.2019
Number of characters15978
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 В 2016 г. белградское издательство «Службени гласник» представило вниманию научной общественности перевод книги авторитетного российского историка Константина Владимировича Никифорова «“Начертание” Илии Гарашанина и внешняя политика Сербии в 1842–1853 гг.» – книги, которая на русском языке вышла в 2015 г. в издательстве «Индрик» под грифом Института славяноведения РАН.
2 Сербским научным кругам хорошо известно имя Константина Владимировича Никифорова. Из-под его пера вышло более 200 научных работ, посвященных отношениям России с южнославянскими народами (прежде всего, с сербами) в XIX–XXI вв., а также положению русской эмиграции в период между двумя мировыми войнами. В переводе на сербский язык уже опубликованы его монографии «Србија средином XIX века: почетак активности на уједињењу српских земаља» (Приштина, 1995), «Између Кремља и Републике Српске: завршна етапа босанске кризе» (Београд, 2002) и «Србија на Балкану у XIX веку» (Београд, 2014). К.В. Никифоров является соавтором нескольких монографий, анализирующих общественные, политические и геостратегические процессы, протекавшие в Юго-Восточной Европе в XIX–XXI вв. В свете югославского кризиса конца ХХ – начала XXI в. тема «Начертания» – первой национальной программы Сербии – снова стала актуальной, что побудило К.В. Никифорова вернуться к этой проблеме. Именно вернуться, потому что в 1987 г. он защитил кандидатскую диссертацию, посвященную внешней политике Сербии 1840-х – начала 1850-х годов. Однако не только «неожиданная актуализация проблематики “Начертания”», но и «публикация большого массива документов» подтолкнула автора к тому, чтобы взяться за написание этой монографии, которая имеет исключительное значение как для российской, так и для сербской историографии.
3 В образцово написанном Введении (с. 23–43) К.В. Никифоров знакомит читателя с традицией изучения «Начертания», сложившейся в рамках сербской/югославской историографии в период с начала ХХ в. до наших дней. Перечислены те, кто внес вклад в изучение данной темы – от Миленко Вукичевича, впервые опубликовавшего документ в журнале «Дело» в 1906 г., а также Драгослава Страняковича, Воислава Вучковича, Радослава Перовича и Милорада Экмечича до Радоша Люшича и Душана Батаковича. Будучи исключительным знатоком сербской историографии, автор указывает на идеологические наслоения, присутствовавшие в тех или иных трактовках «Начертания», озвученных сербской/югославской историографией к концу ХХ столетия. Например, по словам К.В. Никифорова, в 1930-е годы Странякович делал упор на отчетливо югославянском и объединительном характере «Начертания», что соответствовало официальной в то время государственной идеологии «интегрального югославизма». Приведена точка зрения Воислава Вучковича, считавшего «Начертание» вехой в развитии сербской национально-освободительной идеологии, которая прослеживалась им со времени Первого сербского восстания. Не соглашаясь с Вучковичем, Р. Перович возникновение «Начертания» объяснял влиянием польской эмиграции, отрицая тем самым самостоятельность и «автохтонность» деятельности И. Гарашанина. Одним словом, подытоживает Никифоров, в социалистической Югославии «идеологические клише» и доминирующий тезис о «великосербском» характере «Начертания» предопределили отношение к Гарашанину и его детищу. Лишь с конца 1980-х годов о «Начертании» стали писать как о сербской национальной программе. Что касается трактовки «Начертания» советской послевоенной историографией, то и она находилась в плену идеологических стереотипных представлений. Никифоров приводит слова В.Г. Карасева, который в разделе «Истории Югославии» (1963), посвященном развитию Сербии в середине XIX в., оценивает «Начертание» как «консервативно-буржуазную и великосербскую программу». Подобное мнение превалировало до конца советской эпохи, хотя в работах И.С. Достян, которой автор посвятил свою монографию, и в трудах самого Никифорова, ставшего автором раздела в коллективном труде «Международные отношения на Балканах. 1830–1856» (1990), озвучивались менее жесткие оценки. Научный интерес к «Начертанию» возродился в 90-е годы ХХ в. В это время в Сербии увидела свет «Книга о Начертании», написанная Р. Люшичем, а в Хорватии – монография Дамира Агичича, озаглавленная «Тайная политика Сербии в XIX веке». Первую Никифоров, оценивает как «наиболее детальный анализ известной программы». Произведение Агичича, по словам автора, несет отпечаток гражданской войны и межэтнического противостояния того времени. В частности, критикуется ставший анахронизмом тезис о «начале сербиянского империализма». Осведомленность К.В. Никифорова о современных исторических работах, появившихся за последние пятнадцать лет, позволяет читателю уже после прочтения Введения составить ясное и сбалансированное представление о результатах изучения «Начертания», его оценках и трактовках, присутствующих в сербской и российской историографии.

Price publication: 100

Number of purchasers: 2, views: 1164

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up