Archaic figurativity in the poetics of the Byelorussian-Polish-Lithuanian borderland literature (in the texts of Grodno region authors after World War Two)

 
PIIS0869544X0003673-3-1
DOI10.31857/S0869544X0003673-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Slavic Studies RAS
Address: Leninsky Prospect, 32A, Moscow, Russia, 119991
Journal nameSlavianovedenie
EditionIssue 1
Pages62-67
Abstract

The article is devoted to the study of the literature of the Belarusian-Polish-Lithuanian borderlands of the second half of the twentieth century. in the context of the concept of archaic consciousness. The object of the study was the works of L. Geniyush, A. Karpyuk, D. Bichel, A. Chobata. In the article, images of prehistoric tribes, native land and the local population were identified and analysed.

Keywordsborderland literature; literary frontier, regional literature,; ethnic identity, archaic consciousness
Received21.02.2019
Publication date21.02.2019
Number of characters16217
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Литература белорусско-польско-литовского пограничья (территории, традиционно называемой в России «Западной Белоруссией» и «Kresy Wschodnie» в Польше) формировалась в уникальных условиях: на границе влияний двух значимых славянских центров, языков и культур. Литовское население в довоенный период в регионе было в меньшинстве, и его культура развивалась сравнительно замкнуто, равно как и культура еврейского населения. Основной диалог в регионе разворачивался между польской и белорусской традициями. Уникальность этого культурного пространства усилилась еще больше, когда на протяжении первой половины ХХ в. здесь многократно менялась власть: немецкая оккупация в 1915 г., бури гражданской войны, во время которых регион многократно переходил из рук в руки, утверждение польской власти в 1920 г., советская власть и новые границы в 1939 г., немецко-фашистская оккупация в 1941 г., окончательное разделение прежде единого культурного пространства тремя границами после 1946 г. Менялись не только границы, но и национальный состав населения: в одних случаях – главным образом в статистических данных, как это было в польских переписях населения 1921 и 1931 гг.; в других – физически, как это произошло, к примеру, в результате обмена населением между Польшей и Белоруссией в 1944–1946 гг.
2 Лишь после 1946 г. на этих землях наступает сравнительно долгий период стабильности. Гродно и Брест оказываются в составе Белоруссии, с культурным центром в Минске, находящимся под идеологическим влиянием Москвы. Вильно, прежде бывший культурным центром региона, закрепляется в качестве литовской территории под именем Вильнюс. Белосток и Бельск (Бельск-Подляшский) отходят к Польше, где варшавский культурный центр, хотя и находился под влиянием Москвы, но имел гораздо большую самостоятельность, нежели центр минский. На этом фоне в послевоенной литературе Гродненщины происходят интересные процессы, связанные с оригинальным решением традиционных для региональной литературы проблем. Эти процессы представляют собой конструирование этнической идентичности путем обращения к самым истокам – архетипическим образам коллективного бессознательного.
3 Особенность образной системы в литературе Гродненщины опирается на особый тип сознания, которое в современной философской мысли получило название архаического. Это не означает, что литература рассматриваемого региона существует в устоявшихся с древности неизменных формах или использует устаревший язык, скорее речь об особой архаической рациональности, которая выступает в качестве творческой основы художественного осмысления бытия. Архаическая рациональность вслед за Ю.Ю. Першиным понимается нами как «очеловеченное воспроизведение порядка и логичности мира, адекватность ему, изучение языка мира» [1. C. 14]. Архаическое сознание предполагает «принципиальную коммуникативность» человека и мира, особый мифологизм восприятия. При этом «архаическое сознание современно и манифестирует себя через переход архаического содержания человеческого бессознательного в сознание человека» [1. C. 14]. Таким образом, проявление архаического сознания в литературе предполагает современное наполнение фольклорных образов или же формирование нового фольклора, одушевление окружающего пространства и пр. Это осознание народом своей самости посредством отождествления себя с некими константами бытия, причем в роли подобной константы выступает земля, занимаемая территория. Отсюда происходит дальнейшее самоотождествление с нацией.

Number of purchasers: 2, views: 427

Readers community rating: votes 0

1. Pershin YU.YU. Arhaicheskoe soznanie: sushchnost' i principy. Avtoref. diss. … d–r filos. nauk. Omsk, 2003.

2. Bichehl' D. Snapok. Minsk, 1999.

3. Geniyush L.Nevadam z Nyomana. Minsk, 1967.

4. Karpyuk A.N. Z gistoryi grodzenskaga masta, 1392–1944. EHseh // Belarus'. 1983. № 2.

5. CHobat A. Zemlya sv. Luki. Krynki, Bialystok, 2002.

6. Karpyuk A.N. Karani // Vybranyyatvory 2 t. Minsk, 1991. T. 2.

7. Rozenfel'd U., SHCHelbanina G. Struktura i urovni nacional'noj samoidentifikacii // SHlyah da uzaemnasci. Matehryyaly X Mizhnarodnaj navukovaj kanferehncyi (Grodna–Mip, 24–25 kastrychshka 2002 g.). Grodno, 2004. CH. 2. S. 240–244.

8. Bichehl' D.I. Daunyae sonca. Liryka. Minsk, 1987.

9. Petrushkevich A. Litaraturnaya Garadzenshchyna i postacyah illyosah. Grodna, 2009.

10. Geniyush L. Zbor tvorau u 2 t. Minsk, 2010. T. 1.

11. CHobat A. Novaya Galileya. Minsk, 1995.

12. Karpyuk A.N. Vershalinskij raj. Minsk, 1986.

13. Moskalinskij A.A. Reka kak osnovnoj geograficheskij obraz v hudozhestvennoj literature // Pskovskij regionologicheskij zhurnal. 2010. № 10. S. 141–146.

14. CHobat A. God. Minsk, 1992.

Система Orphus

Loading...
Up