О методе комплексного семантического, статистического и психолингвистического анализа многозначности

 
Код статьиS013161170003937-9-1
DOI10.31857/S013161170003937-9
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: 
Аффилиация:
Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Аффилиация:
Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
Институт проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН
Аффилиация: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Аффилиация:
Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Аффилиация:
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Университет Потсдама
Аффилиация: Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН
Аффилиация: Sсrapinghub
Аффилиация:
Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Аффилиация:
Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
Российский государственный гуманитарный университет
Название журналаРусская речь
ВыпускНомер 1
Страницы8-17
Аннотация

Цель исследования – мультидисциплинарное изучение феномена полисемии (многозначности) языковых единиц с помощью теоретических, экспериментальных и статистических методов. Хотя полисемии посвящено большое количество работ, это явление ранее не исследовалось комплексно. Коллективом авторов было проведено исследование, которое сочетало элементы словарного описания, статистического анализа, опросов, а также изучение электроэнцефалограмм и движений глаз. Исследование показало, что при развитии полисемии используется большее количество различных семантических сдвигов, помимо хорошо известных метафоры и метонимии. Эти сдвиги составляют сложную иерархическую систему и часто комбинируются друг с другом при образовании новых значений. Наше восприятие значения как нового связано с когнитивным «расстоянием», которое различается для разных типов сдвигов: так, метафорически образованное значение воспринимается как более далекое от исходного, чем метонимическое значение. Словарное представление значений только отчасти коррелирует с устройством ментального лексикона и с частотностью разных значений. Лексикографическое представление, основанное на семантических принципах, более удобно для восприятия, чем представление, основанное на частоте употребления. В ходе исследования возникли новые вопросы, в частности, различаются ли представления далекой и близкой метонимии в нашем ментальном лексиконе.   

Ключевые словасемантика, лексикография, многозначность, семантические сдвиги, частотность, корпус текстов, семантическая близость, ментальный лексикон, экспериментальная лингвистика
Источник финансированияСтатья написана по результатам работы над грантом РНФ № 16-18-02054 «Исследование русского языкового сознания на основе семантического, статистического и психолингвистического анализа лексической многозначности».
Получено28.03.2019
Дата публикации28.03.2019
Кол-во символов16221
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1 Одно из фундаментальных и самых захватывающих свойств языковых единиц — это их многозначность (полисемия). Подавляющее большинство слов русского языка, в особенности среди ядерной части лексики, имеет больше одного значения; нередко встречаются слова с более чем десятью значениями. При этом, когда мы сталкиваемся с многозначными словами в тексте или в речи, мы обычно легко понимаем, какое значение многозначного слова имеется в виду. Как такое возможно? Дело в том, что в разных значениях слово имеет разную сочетаемость, т. е. появляется в разных контекстах. Например, когда мы слышим фразу сок из граната, то понимаем, что речь идет о значении ‘плод’, а во фразе ожерелье из граната слово гранат естественно интерпретируется в значении ‘камень’.
2 Проблема разрешения неоднозначности полисемичных слов уже давно обсуждается в теоретической семантике. Так, в книге Ю. Д. Апресяна «Лексическая семантика» [Апресян 1974] сказано, что для понимания того, как происходит выбор нужной интерпретации, необходим учет законов взаимодействия значений, то есть семантических правил. Наиболее общим является правило согласования значений, которое предполагает максимальную повторяемость смысловых компонентов в пределах предложения.
3 В книге приводится такой пример. Во фразе Лошадка везет из леса воз хвороста мы понимаем, что хворост — это сухие ветки, а во фразе Бабушка жарит хворост на плите — что это кулинарное изделие. В первом случае очевидным образом в толкованиях слов лес и хворост будет повторяться компонент ‘дерево’, во втором в толкованиях слов жарить, хворост, плита — компонент ‘пища’ или подобный. При этом у слов жарить, плита также есть другие значения, и выбор между ними осуществляется по этому же принципу. Если контекст не предоставляет такой возможности, возникает неоднозначное высказывание, как, например, Хворост еще сырой (совпадающие компоненты есть при обоих пониманиях слова хворост, им соответствуют разные значения слова сырой), или абсурдное (Хворост спит под громкостью, где у слов слишком мало общего, Хворост цветет, где между словами возникает семантическое противоречие). Абсурдные высказывания могут получать интерпретацию в игровом или поэтическом контексте.
4 Многозначность, с одной стороны, — это способ человеческого мышления, познания и осознания мира. С другой стороны, это языковое явление, которое играет ключевую роль в понимании текстов и речи, в том числе и при автоматической обработке текста.
5 В лингвистической семантике и лексикографии исследуются регулярные модели многозначности, вырабатываются лингвистические критерии выделения значений. В компьютерной лингвистике, в частности в системах машинного перевода и автоматической обработки текста, на первый план выходит проблема разрешения многозначности — определения, в каком значении употреблена языковая единица в данном тексте. Ведь без этого невозможно правильно понять этот текст. Отдельное направление анализа многозначности представлено в психо- и нейролингвистике, где, с одной стороны, исследуются проблемы представления многозначности в ментальном лексиконе, а с другой — проблемы доступа к значениям при понимании речи в режиме реального времени, в том числе с точки зрения того, как «работают» при этом нейроны. До сих пор эти подходы к многозначности существовали изолированно — например, результаты психолингвистических и нейролингвистических исследований никак не учитывались в работе над словарными описаниями.

Цена публикации: 0

Всего подписок: 2, всего просмотров: 3350

Оценка читателей: голосов 0

1. Апресян Ю. Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. М.: Наука, 1967. 256 с.

2. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. 368 с.

3. Апресян Ю. Д. (ред.) Проспект активного словаря русского языка (отв. ред. акад. Ю. Д. Апресян). М.: Языки славянских культур, 2010. 784 с.

4. Лопухина А. А., Лауринавичюте А. К., Драгой О. В. Как в ментальном лексиконе хранятся многозначные слова разных частей речи? // В кн.: Восьмая международная конференция по когнитивной науке: Тезисы докладов. Светлогорск, 18–21 октября 2018 г. М.: Институт психологии РАН, 2018. С. 644–646.

5. Lopukhina A., Laurinavichyute A., Lopukhin K., Dragoy O. The Mental Representation of Polysemy across Word Classes. In: Frontiers in Psychology. 2018. Vol. 9. P. 1–16.

6. Yurchenko A., Lopukhina A., Dragoy O. Meaning relatedness in polysemous and homonymous words: an ERP study in Russian // Working papers by the Basic Research Program. Series WP BRP 67/LNG/2018 “Linguistics / LNG”. 2018.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх