The Blessed Legacy: A Symposium on the Life of the Classical Tradition

 
PIIS013160950005600-4-1
DOI10.31860/0131-6095-2019-2-204-206
Publication type Review
Source material for review «Блаженное наследство»: Классическая традиция и русская литература = «Blessed Heritage»: The Classical Tradition and
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Russian Literature (the Pushkin House), RAS
Address: Russian Federation,
Journal nameRusskaia literatura
EditionIssue 2
Pages204-206
Abstract

Рец. на:  «Блаженное наследство»: Классическая традиция и русская литература = «Blessed  Heritage»: The  Classical Tradition and  Russian Literature/ Под  ред.  П.  Бухаркина, У. Екуч и Е. Матвеева; при  участии Б. Хольтц. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2018. 367  S. (Opera Slavica. Neue  Folge. Bd 64).

 

Keywords
Received23.06.2019
Publication date24.06.2019
Number of characters10700
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 DOI: 10.31860/0131-6095-2019-2-204-206
2 © Р . Ю . Д анилевский
3 «БЛАЖЕННОЕ НАСЛЕДСТВО»: СБОРНИК СТАТЕЙ О ЖИЗНИ КЛАССИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ*
4 * «Блаженное наследство»: Классическая традиция и русская литература = «Blessed Heritage»: The Classical Tradition and Russian Literature / Под ред. П. Бухаркина, У. Екуч и Е. Матвеева; при участии Б. Хольтц. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2018. 367 S. (Opera Slavica. Neue Folge. Bd 64).
5 Классическая традиция понимается здесь в своем прямом смысле — как наследие античности и классицизма, а также в смысле, более приближенном к нашему отечественному наследию, — как традиция русской литературы XVIII века. Сборник и составлялся силами участников научного семинара «Русский XVIII век», существующего при кафедре истории русской литературы Санкт-Петербургского университета с 2007 года. Участники сборника представляют различные страны (Белоруссия, Болгария, Германия, Польша, Россия, США, Украина), однако в основном статьи написаны по-русски, некоторые переведены на английский и есть статья на украинском языке. Как пишет в «Предисловии» петербургский редактор сборника проф. П. Е. Бухаркин, «выходящая книга многоязычна, и это не каприз и не следование моде, а достаточно принципиальный поступок создателей книги: именно приобщение к классической традиции и поместило русскую словесность в многоязычный, но, при этом многоязычии, в главном единый, европейский культурный контекст» (с. 3). Сборник открывается разделом «Классическая традиция в истории русской литературы» (с. 7–24). В статье Бухаркина «Классическая традиция и эволюция русской литературы» (с. 7–17) рассматривается ключевой вопрос сборника — жива ли старая традиция, приносит ли она еще литературные плоды. Оказывается, приносит. Пишет же И. Бродский: «О себе я всегда думал, что я запоздалый поэт классицизма» (цит. на с. 11). Автор статьи уделяет Бродскому много внимания, поскольку, по его мнению, именно в этом поэте проявила себя с наибольшей яркостью классическая традиция, преобразованная и заново оживленная. Вторая статья этого раздела — «Русская литература XI–XVIII веков и проблема классического: к постановке вопроса» (с. 19–24) И. В. Аршиновой. Смелость автора состоит, на наш взгляд, в том, что классика рассматривается ею не как сугубо литературное, а скорее как общекультурное, духовное явление. «…Классическая культура, — считает И. Аршинова, — немыслима без метафизического основания, предполагающего не только определенную ценностную иерархию: ее невозможно вообразить вне представлений о смысле, цели, совершенстве — в эстетическом, этическом и метафизическом планах» (с. 23). Вместе с тем «медленное, но неуклонное вытеснение метафизики за границу, если можно так выразиться, интеллектуальной оседлости, которое лишает почвы классическую традицию; ее императивность; ее эстетическая, этическая и духовная заданность; конституирующее для классического сознания ощущение дистанции между заданным и данным — вот, по нашему мнению, тот далеко не полный перечень вопросов, которые должны обсуждаться в связи с проблемой классики, вероятно являющейся одной из центральных для понимания русского и европейского литературного процесса» (с. 23–24). В свете этих утверждений мысль о конце классического периода в русской литературе XIX века небесспорна. Либо классический период закончился раньше, до А. С. Пушкина, либо классика действительно, как пишет автор, «представляет собой острую проблему» (с. 24), т. е. она присутствует в текущей литературе (как мы видим, например, по И. Бродскому), так сказать, в «снятом», преобразованном виде. Раздел «Русская литература XVIII века: грани классической традиции» (с. 25–114) посвящен роли классики в период ее расцвета в русской литературе. Остановим внимание на двух работах этого раздела. А. Ю. Веселова в статье «Архангельские новаторы и архаисты В. В. Крестинин и А. И. Фомин» (с. 93–104) возвращает истории русской культуры имена двух членов-корреспондентов Академии наук, живших и действовавших в Архангельске во второй половине XVIII века. У обоих автор подмечает соединение архаических признаков (особенно в слоге) и новаторских усилий в разысканиях того рода, который ныне принято относить к краеведению: «…в области региональных разысканий, основанных на местном материале и носящих описательный характер, Крестинин и Фомин демонстрируют довольно высокий уровень научной работы, во многом новаторский для своего времени…» (с. 102). Другая статья принадлежит Т. Е. Автухович («Федор Эмин как родоначальник массовой литературы в России: стратегии творческого поведения», с. 105–114). Само понятие «массовой литературы» в историческом отношении не имеет устойчивого определения, кроме того, что это литература для народа, или, говоря старинным языком, для людей «низкого состояния», позволяющая, развлекая, доносить до них полезные сведения и нравственные истины. Автор прослеживает формирование качеств литературы этого рода на начальном этапе ее истории в России — на романах Ф. А. Эмина («синтез архетипического авантюрного сю- жета или условной мелодраматической истории с актуальным познавательным материалом или общественно-политическим контекстом составляет типологическое свойство именно массовой литературы», с. 112). Можно согласиться с автором, отмечающим, что, «выстраивая свои романы по законам рынка, адаптируя и тиражируя сюжеты и мотивы предшествующей литературы, Эмин приобщал демократического читателя к чтению» (с. 113). К сожалению, Автухович относит к «материалу для другого исследования» самый любопытный для исследователя аспект «массовой литературы» — вопрос о ее эстетической значимости. Следующие два раздела сборника посвя- щаются судьбам классической традиции в более поздние периоды истории русской литера- туры: «От классической традиции к постклассической литературе» (с. 117–202) и «Неклассическая литература на фоне классической традиции» (с. 205–308). В первом из них обращает на себя внимание тонкое исследование Е. В. Душечкиной «Война: от панорамного видения к крупному плану» (с. 131–140) с тем лишь замечанием, что крупный план видения боя уже пробивался к читателю издавна сквозь общую панораму сражения. Развитие таких описаний от общих картин к частностям не было прямолинейным. Например, что это, как не крупный план в поэме Пушкина «Полтава»?

Price publication: 100

Number of purchasers: 2, views: 979

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up