Rec. ad op.: A.B. Nikolaev. Dumskaia Revoliutsiia: 27 fevralia – 3 marta 1917 goda. 2 vol. Saint Petersburg, 2017

 
PIIS086956870002241-6-1
DOI10.31857/S086956870002241-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 6
Pages195-197
Abstract

 

 

Keywords
Received07.11.2018
Publication date12.11.2018
Number of characters9119
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Четверть века А.Б. Николаев исследовал политическую борьбу в Петрограде с 27 февраля по 3 марта 1917 г., посвятив ей многочисленные книги и статьи. К столетию изучаемых событий он опубликовал монографию, ставшую итогом многолетних размышлений и архивных поисков1. Юбилей оказался хорошим поводом для «инвентаризации» достижений историографии революции. Работ за истекший век издано очень много, но самобытных идей, ярких (и в то же время убедительных) концепций – неизмеримо меньше. Более того, в последние десятилетия интерес к событиям 1917 г. скорее идет на спад. Тем ценнее труд Николаева, в котором ясно изложена авторская версия революционных процессов в первые пять дней после «большого взрыва» Февраля 1917 г. 1. Николаев А.Б. Государственная дума в Февральской революции: очерки истории. Рязань, 2002; Николаев А.Б. Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля – 3 марта 1917 г. СПб., 2005; Николаев А.Б. Реформы Временного правительства // Реформы в России. С древнейших времён до конца XX в. Т. 3. М., 2016. С. 361–413; Николаев А.Б. Третьемартовская политическая система // Российская революция 1917 года: власть, общество, культура. Т. 1. М., 2017. С. 457–461; Николаев А.Б. Реформы Временного правительства // Там же. С. 480–501; Николаев А.Б. Думская революция: 27 февраля – 3 марта 1917 г. В 2 т. СПб., 2017.
2 В двухтомнике детально показана «механика» происходившего в российской столице в те дни. При этом «думская революция», по мысли автора, отнюдь не сводилась к тому, что именно Государственная дума и её депутаты сыграли решающую роль в падении монархии и возникновении в России новых властных институтов (прежде всего, Временного правительства). Николаев искусно избегает чёрно-белой дихотомии, нередко встречающейся у исследователей, склонных абсолютизировать стихию народного возмущения или заговор элит. При этом автор опирается не на умозрительные построения, а на кропотливые поиски в 117 фондах из 23 архивов России и США, на скрупулёзный источниковедческий анализ официального делопроизводства (которое часто весьма лаконично, а порою и заведомо лживо, особенно в момент стремительного крушения привычных государственных институтов), мемуарной литературы и дневников, не забывая и о достижениях поразительной по своим масштабам историографии.
3 Едва ли можно считать случайностью то, что в конце февраля – начале марта 1917 г. конструирование институтов новой власти происходило вокруг Думы и её лидеров. Они были удобным «медиатором» для различных элитных групп: «старорежимной» бюрократии, деятелей легальных партий, генералитета, набиравших силу социалистических вождей. В силу своего положения Дума становилась своего рода «мостиком» между «старой» и «новой» Россией – будучи признанным органом власти, она в то же время могла претендовать на статус, не вписывавшийся в Основные государственные законы 23 апреля 1906 г.2 2. Депутаты говорили об этом с момента их издания. См.: Государственная Дума первого созыва: Стенографический отчёт. Т. 1. СПб., 1906. C. 95; См. также: Езерский Н. Государственная дума первого созыва. Пенза, 1907. C. 144.
4 Николаев доказывает, что свои министерские портфели думцы получили, активно включившись в революционный процесс, по крайней мере с 27 февраля. Автор подчас поминутно восстанавливает хронологию событий, уделяя большое внимание топографии революции, перемещению войск и масс демонстрантов (т. 1, с. 238–298). В центре этого движения оказались Таврический дворец и заседавшие в нём народные избранники3, пытавшиеся координировать действия военных подразделений (т. 1, с. 398–427), добившиеся контроля над городской инфраструктурой, способствовавшие установлению в Петрограде нового правопорядка, санкционировавшие аресты высших сановников империи (т. 2, с. 64–201) и т.д. Они всячески содействовали образованию Петроградского совета, который неслучайно расположился в стенах Таврического дворца (т. 1, с. 221–235). Между тем Временный комитет Государственной думы стал властью в столице ещё до отречения Николая II и назначения кн. Г.Е. Львова главой правительства (т. 1, с. 475–536). 3. См. также: Николаев А.Б. «Учреждение», а не «помещение». Таврический дворец // 1917 г. Вокруг Зимнего. М., 2017. С. 164–186.

Number of purchasers: 1, views: 2105

Readers community rating: votes 0

1. Nikolaev A.B. Gosudarstvennaya duma v Fevral'skoj revolyutsii: ocherki istorii. Ryazan', 2002;

2. Solov'yov K.A. Progressivnyj blok v yanvare–fevrale 1917 g. // Velikaya rossijskaya revolyutsiya, 1917: sto let izucheniya. Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii. M., 2017. S. 124–129.

Система Orphus

Loading...
Up