Lawmaking in the Russian Empire: static structures or a dynamic process?

 
PIIS086956870016237-1-1
DOI10.31857/S086956870016237-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Moscow State Institute of International Relations (University)
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 4
Pages186-189
Abstract

          

Keywords
Received15.03.2021
Publication date10.08.2021
Number of characters9594
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В книга К.А. Соловьёва поставлены масштабные задачи. В центре внимания автора оказались «характерные черты законотворческого процесса», «важнейшие черты политического режима», «большие циклы политического развития: особенности политической системы, политического поведения, политической культуры» в Российской империи конца XIX – начала XX в. Исследуются они в рамках «новой политической истории», изучающей не акты государственной власти, а её структурные и культурные особенности, а также «политическую повседневность» (с. 10).
2 В целом нельзя не согласиться с тем, что «реальные практики законотворчества и администрирования в полной мере не описывались делопроизводственными материалами», а для того, чтобы «искажённая картина политической жизни» была «выпрямлена», необходимо учитывать «алгоритмы политического поведения». Однако взаимодополняющий анализ делопроизводственных материалов и источников личного происхождения, которые в основном и дают информацию о «политической повседневности», не является каким-то открытием, задолго до того, как появилась «новая политическая история», им успешно пользовались в своих работах П.А. Зайончковский, Л.Г. Захарова, В.Г. Чернуха и многие другие отечественные учёные.
3 Гораздо более спорно утверждение автора о том, что при характеристике «политической системы» основное внимание надо уделять институтам, а не людям (хотя сам Соловьёв много говорит о влиянии личностных черт различных сановников на деятельность тех учреждений, с которыми они были связаны). Ещё труднее согласиться с парадоксальными и априорными заявлениями, будто носителями подлинной власти выступают обыватели, которые определяют, что есть норма (какая именно: социальная, правовая, политическая?), будто власть это не решение, а процедура (возможно, и то и другое одновременно?) и т.п.
4 Сомнительно и то, что «политическая повседневность разворачивается в пространстве, а не во времени», поскольку её устойчивые структуры меняются очень медленно. Всё же не стоит преувеличивать их стабильность, ведь сам автор неоднократно пишет о том, как они менялись под влиянием, например, смены главы того или иного учреждения. Конечно, изучение подобных структур подразумевает в числе прочего и анализ статических состояний. Однако в монографии исследуется прежде всего «проблема законотворчества», а это как раз в первую очередь длительный процесс, состоящий из ряда растянутых во времени стадий: инициативы, подготовки и обсуждения проектов предполагаемого закона, его утверждения, кодификации и реализации. Разумеется, особенности и характер этих этапов раскрываются только в их динамике и взаимодействии. И только в этом движении от первоначально поставленных задач к тому, что в итоге санкционировалось верховной властью, можно увидеть подлинное место, роль и значение тех или иных технических процедур и институтов.

Number of purchasers: 0, views: 352

Readers community rating: votes 0

1. Dnevnik gosudarstvennogo sekretarya A.A. Polovtsova. V 2 t. / Pod red. P.A. Zajonchkovskogo T. I. M., 1966. S. 35.

Система Orphus

Loading...
Up