Satire, Power and Culture in the Early Soviet State

 
PIIS086956870015485-4-1
DOI10.31857/S086956870015485-4
Publication type Review
Source material for review Gerin A. Devastation and Laughter: Satire, Power, and Culture in the Early Soviet State (1920s–1930s). Toronto: University of Toronto Press, 2018. 282 p.
Status Published
Authors
Affiliation: Senior Research Fellow of the Institute of Scientific Information on Social Sciences of the Russian Academy of Sciences
Address: Krasnogorsk, Narodnogo Opolcheniya 2B corp. 2
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 3
Pages242-245
Abstract

            

Keywords
Publication date27.06.2021
Number of characters11643
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 1Исследовательница из Канады Э. Герин изучает становление и развитие сатиры в СССР 1920-х – начала 1930-х гг. На первый взгляд, тема не нова, историки начали интересоваться этим феноменом ещё в середине ХХ в.: сатирические журналы и карикатуры часто использовались в качестве источников и иллюстративного материала эпохи. Однако основное внимание обращалось не столько на сатиру как таковую, сколько на дебаты в печати о её роли и задачах в социалистическом государстве2, на образы правителей, внешних и внутренних врагов3, судьбы отдельных сатириков4, а также на историю крупнейших сатирических изданий (прежде всего, журнала «Крокодил»)5. Хронологически лучше всего изучены период Великой Отечественной войны, позднесоветские годы, попытки «реинкарнации» сатиры в новой России6. На этом фоне рецензируемое исследование привлекает внимание своими временными рамками. 1920–1930-е гг. – период, когда место сатиры в общественно-политической жизни ещё не определилось, а сама власть ещё не решила окончательно, что делать с прессой такого рода и стоит ли её поддерживать. Акцент на этом периоде позволяет увидеть самобытность советской сатиры и восполнить существующий «дефицит советской визуальной сатиры в искусствоведческих исследованиях» (p. 6). 1. Gerin A. Devastation and Laughter: Satire, Power, and Culture in the Early Soviet State (1920s–1930s). Toronto: University of Toronto Press, 2018. 282 p.

2. Russell R. Satire and Socialism: the Russian debates 1925–1934 // Forum for Modern Language Studies. 1994. Vol. 30. P. 341–352; Waterlow J. Sanctioning laughter in Stalin’s Soviet Union // History Workshop Journal. 2015. Vol. 79. P. 198–214.

3. Ryan K.L. Stalin in Russian satire, 1917–1991. Madison, 2009.

4. Galassi F.S. Surviving as a satirist in the Soviet Union: «The Master and Margarita» by Mikhail A. Bulgakov // Critique: Journal of Socialist Theory. 1976. Vol. 6. P. 45–53.

5. Etty J. Graphic satire in the Soviet Union: Krokodil’s political cartoons. Jackson, 2019.

6. Michaels P.A. Navigating treacherous waters: Soviet satire, national identity, and Georgii Daneliia’s films of the 1970s // Historical Journal of Film, Radio and Television. 2009. Vol. 29. P. 343–364; Uncensored? Reinventing humor and satire in Post-Soviet Russia. Bloomington, 2008; Contemporary Russian satire: a genre study. Cambridge, 1995.
2 В шести главах книги описываются основные способы воспроизведения сатиры (пресса, театр, кино) и деятели, повлиявшие на её развитие. В первой главе подробно рассмотрена деятельность А.В. Луначарского на посту наркома просвещения и во главе комиссии по изучению сатирических жанров при АН СССР. Он считал, что сатира хорошо подходит для критического анализа общественных процессов и может быть использована в пропагандистских целях, борьбе с идеологическими противниками. Луначарский последовательно выступал за поддержку сатиры и за творческую свободу художников-карикатуристов.
3 Вторая глава посвящена развитию советских иллюстрированных сатирических журналов и плакатов в годы Гражданской войны. Эта часть печати являлась важнейшим элементом визуальной пропаганды вплоть до распада СССР. Корни журнальной сатиры Герин справедливо усматривает в событиях 1905 г., но подчёркивает отличие дореволюционного опыта. Управляемая государством, советская иллюстрированная пресса в основном использовалась для дискредитации внешних и внутренних врагов. В то же время сатирические журналы стали «привилегированным местом массовой информации» (p. 66). Круг поднимаемых ими тем весьма широк: грамотность, технический прогресс, реформы в образовании, религия, алкоголизм, гигиена, проституция, аборты. Во многом этому способствовал взгляд Луначарского на роль смеха, который в социалистическом государстве выступал «важнейшим инструментом самодисциплины социального класса, позволяющим ему оказывать давление и на другие классы» (p. 70). Другой функцией сатиры являлось культивирование самокритики как «символического наказания за девиантное поведение» и «укрепление господствующей идеологии» (p. 73). Высмеивание абстрактных бюрократов «спускало» общественное разочарование и недовольство на низшие уровни, отводя критику от руководства страны. Наконец, такого рода плакаты и журналы представали «привлекательной альтернативой ранней советской печати, которая была особенно пресной, плохо иллюстрированной и требовала уровень политической грамотности, превосходящий уровень многих читателей» (p. 73).

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 394

Readers community rating: votes 0

1. Gerin A. Devastation and Laughter: Satire, Power, and Culture in the Early Soviet State (1920s–1930s). Toronto: University of Toronto Press, 2018. 282 p.

Система Orphus

Loading...
Up