Who are the millenials, how different they are from the previous generations

 
PIIS086956870010163-0-1
DOI10.31857/S086956870010163-0
Publication type Review
Source material for review Радаев В. Миллениалы. Как меняется российское общество. М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2019. 224 с.
Status Published
Authors
Affiliation:
National Research University Higher School of Economics
Institute of World History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 3
Pages229-233
Abstract

    

Keywords
Received12.03.2020
Publication date24.06.2020
Number of characters12998
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Известный российский экономист и социолог В.В. Радаев посвятил свою новую книгу интереснейшему вопросу: похожи ли люди, родившиеся в конце советского и начале постсоветского времени и взрослевшие в 2000-х гг., на своих предшественников, или существенно отличаются от них. Социологи называют этих людей «миллениалами» или поколением Y. Анализ построен на материалах опросов больших групп представителей разных поколений (проводившихся в 1994–2016 гг. в рамках Российской программы мониторинга экономического положения и здоровья населения, осуществляемой НИУ ВШЭ) и личных наблюдениях автора. Не буду пересказывать содержание социологической теории поколений и углубляться в споры социологов относительно определения самого этого понятия. Отмечу лишь, что мне как историку близок предлагаемый автором «историко-культурный» подход к определению поколения, призванный дополнить его демографическую основу. Под поколением он понимает не просто возрастную когорту, но «в первую очередь группу людей, совместно переживших какие-то важные исторические события и в силу этого демонстрирующих общность восприятий и практик поведения» (с. 33). Именно поэтому динамика социальных перемен от поколения к поколению, статистически прослеженная Радаевым и его коллегами, поможет историкам лучше понять и недавнее прошлое, и современность.
2 Радаев считает неверным заключение социологов Центра Ю.А. Левады о том, что социальный тип «советского человека» возродился и реставрировался в 1990-е гг. Определяется это явление тем, что базовые советские социальные институты сохранились и в постсоветском обществе. Радаев же полагает, что при таком подходе поколение миллениалов определяется исключительно его отношениями с властными структурами, а это ведёт к неоправданным ожиданиям от них, и, следовательно, разочарованиям со стороны как старших поколений, так и исследователей. Для того чтобы увидеть перемены, считает он, нужно «сменить оптику»: «Социология должна развернуться в сторону культурно-исторического подхода к анализу поколений, который не тождествен политическому (и тем более политизированному) подходу» (с. 27–28).
3 По мнению исследователя, если применить такой подход, то становится очевидным, что между поколениями нет конфликта, но нет и диалога, пусть и конфликтного. Конфликта нет, потому что нет темы для конфликта: сторонам просто не о чем друг с другом разговаривать. Взросление миллениалов пришлось на период стабилизации, но, по мнению автора, их поколение всё равно формировалось под воздействием социального катаклизма начала 1990-х, только влияние его оказалось «отложенным».
4 Миллениалы в целом лучше образованы, чем предшествующее поколение (Радаев называет его «реформенным»). Интересно, что уже в реформенном поколении, впервые, число женщин с высшим образованием превысило число мужчин. Эта же пропорция сохранилась и у миллениалов. Более того, женщин, владеющих иностранными языками, также стало больше, чем мужчин.

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 258

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up