The crisis of relations between the Russian and Constantinople churches in the mid-1920s and Soviet foreign policy

 
PIIS086956870010149-4-1
DOI10.31857/S086956870010149-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Saint Tikhon Orthodox Humanitarian University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 3
Pages135-147
Abstract

   

Keywords
Received10.02.2020
Publication date24.06.2020
Number of characters42042
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Взаимоотношениям Русской и Константинопольской церквей в XX в. посвящено уже нескольких монографий1, однако далеко не все их аспекты исследованы должным образом. Так, благодаря Л.А. Герд, М.В. Шкаровскому и некоторым другим авторам уже в значительной мере раскрыто влияние российской и советской внешней политики на развитие церковных дел в начале и середине столетия. Но про 1920-е гг. этого сказать нельзя. Внимание исследователей в основном сосредоточилось на материалах партийной антирелигиозной комиссии2. Между тем выявленные в Архиве внешней политики Российской Федерации документы НКИД СССР3 позволяют понять, почему замедлилось сближение Константинопольской патриархии с русскими обновленцами. В какой-то момент большевики всерьёз обсуждали возможность принять в Москве так называемого вселенского патриарха, изгоняемого из Стамбула турками, но затем нарком Г.В. Чичерин счёл эту политическую игру неуместной. 1. Герд Л.А. Константинопольский патриархат и Россия. 1901–1914. М., 2012; Шкаровский М.В. Константинопольский патриархат и Русская Православная Церковь в первой половине ХХ века. М., 2014; Мазырин А.В., Кострюков А.А. Из истории взаимоотношений Русской и Константинопольской церквей в ХХ веке. М., 2017.

2. Митрофан (Шкурин), игумен. Русская Православная Церковь и советская внешняя политика в 1922–1929 годах: (По материалам Антирелигиозной комиссии) // Вестник церковной истории. 2006. № 1. С. 162–175.

3. Автор благодарит Отдел внешнецерковных связей Московского патриархата и лично протоиерея Николая Балашова за содействие в ознакомлении с этими документами.
2 Положение Константинопольской патриархии на протяжении 1920-х гг. не раз резко менялось. В начале десятилетия греки надеялись осуществить «великую идею» – закрепиться по обе стороны Эгейского моря, сделав Константинополь столицей своего государства и превратив «вселенского» патриарха в «восточного папу», которому подчинялись бы все православные церкви. Но уже в августе 1922 г. армия короля эллинов, вторгшаяся вглубь Малой Азии, была разбита турками, а местному греческому населению пришлось бежать, спасаясь от полного истребления. В Стамбуле, согласно решениям Лозаннской конференции, греки, являвшиеся его уроженцами, могли остаться, но их число постоянно сокращалось. Для Константинопольской патриархии в Турции настали худшие времена, но от стремления к гегемонии в мировом православии на Фанаре не отказались.
3 Между тем Русская Церковь при советской власти не просто лишилась всех преимуществ, которые ей предоставляла Российская империя, но и фактически планомерно уничтожалась и разрушалась как организация. Высокопоставленный представитель Наркомюста П.А. Красиков откровенно заявлял в печати: «Мы, коммунисты, своей программой и всей своей политикой, выражающейся в советском законодательстве, намечаем единственный в конечном счёте путь, как религии, так и всем её агентам: это путь в архив истории»4. В то же время органы ВЧК, не расходясь с НКЮ в понимании конечной цели партийно-советской политики в отношении Церкви, настаивали на других методах её достижения и публично выражали готовность «поддерживать в духовенстве то течение, которое следует за духом времени и идёт на поддержку советской власти»5. 4. Красиков П.А. Кому это выгодно // Известия ВЦИК. 1919. 14 декабря.

5. Лацис М.И. Государство и церковь // Известия ВЦИК. 1919. 2 декабря.
4 Хотя в целом конфессиональная политика советской власти носила отчётливо антирелигиозный характер, в ней были и свои нюансы, в частности в отношении к Константинопольской патриархии. Достаточно быстро интерес к ней проявил НКИД (тогда ещё РСФСР). Поскольку с международным признанием у Советской России поначалу были проблемы, можно было записать в актив и установление контакта с московской «миссией вселенского патриарха». Сама же миссия была тогда более обеспокоена не столько продвижением идеи «восточного папства» с центром Константинополе, сколько сохранением своей собственности в Москве, которой она, как и все религиозные общества в РСФСР, лишалась декретом Совнаркома об отделении Церкви от государства. 20 ноября 1918 г. НКИД выдал ей документ, подписанный заместителем наркома Л.М. Караханом: «Народный комиссариат по иностранным делам удостоверяет, что дом Константинопольского патриаршего подворья (по Крапивенскому пер., 4) занят представительством вселенского (константинопольского) патриарха в России, и, с своей стороны, находит целесообразным освободить таковой от какой бы то ни было реквизиции, а также муниципализации и национализации»6. Следуя этой рекомендации, Юридический отдел Моссовета 2 декабря 1918 г. признал, что дом, принадлежавший подворью, «как занятый представительством вселенского патриарха в России из-под действия декрета “Об отделении церкви от государства” исключается»7. Но вскоре в РСФСР к миссии охладели, и уже в 1920 г. Моссовет муниципализировал её здание. «Квартирный вопрос» ещё долго оставался одной из главных забот «вселенской» патриархии в Москве8, но его церковно-политический контекст существенно поменялся. 6. ГА РФ, ф. 1235, оп. 63, д. 397, л. 556.

7. ЦГА МО, ф. 66, оп. 18, д. 60, л. 53; ГА РФ, ф. 1235, оп. 63, д. 397, л. 555.

8. Подробнее см.: Мазырин А.В. Подворье Константинопольской патриархии в Москве и проблемы межцерковных отношений в 1917–1938 гг. // Российская история. 2016. № 5. С. 104–123.

Number of purchasers: 0, views: 646

Readers community rating: votes 0

1. Gerd L.A. Konstantinopol'skij patriarkhat i Rossiya. 1901–1914. M., 2012; Shkarovskij M.V. Konstantinopol'skij patriarkhat i Russkaya Pravoslavnaya Tserkov' v pervoj polovine KhKh veka. M., 2014; Mazyrin A.V., Kostryukov A.A. Iz istorii vzaimootnoshenij Russkoj i Konstantinopol'skoj tserkvej v KhKh veke. M., 2017.

2. Mitrofan (Shkurin), igumen. Russkaya Pravoslavnaya Tserkov' i sovetskaya vneshnyaya politika v 1922–1929 godakh: (Po materialam Antireligioznoj komissii) // Vestnik tserkovnoj istorii. 2006. № 1. S. 162–175.

3. Avtor blagodarit Otdel vneshnetserkovnykh svyazej Moskovskogo patriarkhata i lichno protoiereya Nikolaya Balashova za sodejstvie v oznakomlenii s ehtimi dokumentami.

4. Krasikov P.A. Komu ehto vygodno // Izvestiya VTsIK. 1919. 14 dekabrya.

5. Latsis M.I. Gosudarstvo i tserkov' // Izvestiya VTsIK. 1919. 2 dekabrya.

6. Podrobnee sm.: Mazyrin A.V. Podvor'e Konstantinopol'skoj patriarkhii v Moskve i problemy mezhtserkovnykh otnoshenij v 1917–1938 gg. // Rossijskaya istoriya. 2016. № 5. S. 104–123.

7. Sm.: Vystuplenie gruppy belogo dukhovenstva «Zhivoj Tserkvi» na zaschitu Konstantinopol'skogo patriarkha // Zhivaya Tserkov'. 1923. № 11(1). S. 14–16.

8. Protokoly Komissii po provedeniyu otdeleniya tserkvi ot gosudarstva pri TsK RKP(b)–VKP(b) (Antireligioznoj komissii). 1922–1929 gg. / Sost. V.V. Lobanov. M., 2014. S. 101.

9. Vosstali protiv obnovlencheskogo sinoda // Segodnya (Riga). 1924. 31 maya.

10. Gramoty vselenskogo patriarkha // Tserkovnaya zhizn'. 1924. № 2. S. 1–2.

11. K konfliktu mezhdu konstantinopol'skim patriarkhom i Russkoj Tserkov'yu // Tserkovnye vedomosti. 1924. № 11–12. S. 10.

12. Καλαϊτζης Χ. Το μετοχιον του Οικουμενικου Πατριαρχειου εν Μοσχα «Ο αγιος Σεργιος» και οι ηγουμενοι αυτου (1881–1936). Θεσσαλονικη, 1991. Σ. 735.

13. Polozhenie sv[yatejshego] patriarkha Tikhona i pravoslavnoj Tserkvi v sovetskoj Rossii (Obschij obzor po telegrammam, agenturnym svedeniyam i chastnym pis'mam) // Tserkovnye vedomosti. 1924. № 13–14. S. 12.

14. «Sovershenno sekretno»: Lubyanka – Stalinu o polozhenii v strane (1922–1934 gg.) / Otv. red. A.N. Sakharov, V.S. Khristoforov. T. 2. M., 2001. S. 157.

15. Protokoly Komissii po provedeniyu otdeleniya tserkvi ot gosudarstva pri TsK RKP(b) – VKP(b). S. 133.

16. Protokoly Komissii po provedeniyu otdeleniya tserkvi ot gosudarstva pri TsK RKP(b) – VKP(b). S. 135.

17. Pis'ma blazhennejshego mitropolita Antoniya (Khrapovitskogo). Dzhordanvill', 1988. S. 164.

18. Novyj patriarkh Vselenskoj Konstantinopol'sk[oj] Tserkvi, blazhen[nejshij] Konstantin VI // Tserkovnoe obnovlenie. 1925. 28 yanvarya. № 2. S. 10; Gramota vselenskogo patriarkha // Tam zhe. 10 fevralya. № 4. S. 25.

19. Na Pravoslavnom Vostoke // Vestnik Svyaschennogo Sinoda Pravoslavnoj Rossijskoj Tserkvi. 1925. № 1. S. 30.

20. Vysylka grecheskogo patriarkha iz Konstantinopolya // Tserkovnoe obnovlenie. 1925. 10 fevralya. № 3. S. 22.

21. Na Pravoslavnom Vostoke // Vestnik Svyaschennogo Sinoda Pravoslavnoj Rossijskoj Tserkvi. 1925. № 1. S. 30.

22. Protokoly Komissii po provedeniyu otdeleniya tserkvi ot gosudarstva pri TsK RKP(b) – VKP(b). S. 160.

23. Otkrytie sobora. Den' pervyj // Tserkovnoe obnovlenie. 1925. 25 noyabrya. № 14. S. 111.

24. O takoj otsenke patriarkhom Tikhonom obnovlentsev sm.: Akty Svyatejshego Tikhona, Patriarkha Moskovskogo i vseya Rossii, pozdnejshie dokumenty i perepiska o kanonicheskom preemstve vysshej tserkovnoj vlasti, 1917–1943 / Sost. M.E. Gubonin. M., 1994. S. 290–291.

Система Orphus

Loading...
Up