Lenin: Socialism, the Narodniks and the world revolution

 
PIIS086956870009250-6-1
DOI10.31857/S086956870009250-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 2
Pages31-34
Abstract

   

Keywords
Received25.03.2020
Publication date06.05.2020
Number of characters11476
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Статья В.П. Булдакова – одновременно вызов иконографической традиции советской историографии (зная творческий почерк автора, трудно было бы ожидать иного подхода в аргументации основных идей, экспозиции фактов, формировании доказательной базы) и протест против фантомно-расплывчатой публицистики последних трёх десятилетий. То тут, то там мелькают сполохи отбушевавших (или только грядущих?) гроз неприятия плоского позитивизма и отторжения самовлюблённого постмодернизма. Автор верен себе – он приневоливает читателя к принятию собственных умозаключений, сдобренных изрядной долей скепсиса, звучащих резко, с вызовом, а порой и парадоксально. Правда, уверен, что хлёсткость фразы и заострённая полемичность, не говоря уже об основных выводах и характеристиках некоторых исторических персонажей (чего только стоят оценки П.Б. Струве), непременно вызовут равное количество похвал и критики. Но тут каждому своё: кому – гречневая каша с маслом, а кому – бутерброд с чёрной икрой.
2 Меня «зацепило» несколько вольное отношение к полемике между народниками и марксистами в 1890-х гг. Вернее, утверждение о её схоластичности. Безусловно, схоластика, если под ней понимать буквоедство и скрупулёзность в доказательстве верности заветам зачинателя научного, а уж тем более политико-общественного направления, была и будет присуща дискуссиям его последователей и толкователей. А в России, наверное, в ещё большей степени, чем где бы то ни было. Но идейные баталии марксистов и народников конца позапрошлого века отнюдь не игнорировали конкретику российского бытия – напротив, они стимулировали изучение отечественной экономики. Для одних К. Маркс был пророком, объяснившим предыдущую историю человечества и предсказавшим его будущее, другие рассматривали его штудии как одну из научных теорий, наделённую как достоинствами, так и недостатками. Различие подходов приводило к различию прогнозов социально-экономического развития страны. И каждая из сторон имела что сказать по этому поводу. Научные результаты полемики оказались весомы. Лучшими работами о положении сельского хозяйства стали труды народнических экономистов, о развитии капитализма в промышленности – «Русская фабрика в прошлом и настоящем» М.И. Туган-Барановского, а «Развитие капитализма в России» В.И. Ленина – лучшим обобщающим трудом по данной тематике. Трудом, несомненно, тенденциозным (что пришлось признать в скором времени), но доказательным и снимавшим вопрос об особом пути страны, о возможности избежать эпоху «наживы и чистогана». Говорить, однако, о безусловной победе марксистов, как это было принято в советской историографии, не приходится. Тема оказалась исчерпана и тонким ручейком стекла со страниц прессы.
3 Если обратиться к политическому аспекту вопроса, то и здесь напрашивается вывод о том, что Ленин начинал там, где народники-революционеры заканчивали. Объединяющим началом стали не социалистические идеалы, а революционность, которая далеко не случайно оказалась основополагающим элементом разработанной им периодизации революционно-освободительного движения – начиная от выступления декабристов и заканчивая формированием российской социал-демократии. Социализмом Ленин считал только его революционный вариант1. То, что такой подход в ленинском учении превалировал, подтверждает и различие в его отношении к родоначальникам народничества – А.И. Герцену и Н.Г. Чернышевскому. Ленину были ближе логика рассуждений и повествовательный стиль второго, весьма утилитарные в пропагандистском отношении. Его привлекали последовательный и боевой демократизм Чернышевского, интерес вызывали и произведения, от которых веяло «духом классовой борьбы» и в которых содержалась глубокая критика капитализма2. Услышанные в них призывы «к топору», «плебейскому» решению кардинальных вопросов импонировали ленинским представлениям и оказали существенное влияние на формирование его собственного мировоззрения. В отличие от Чернышевского Ленин посвятил Герцену, не считая кратких упоминаний, только одну, «юбилейную» статью – «Памяти Герцена»3. 1. «Социализмом называется протест и борьба против эксплуатации трудящегося, борьба, направленная на совершенное уничтожение этой эксплуатации» (Ленин В.И. ПСС. Т. 1. М., 1967. С. 281).

2. Ленин В.И. ПСС. Т. 25. М., 1969. С. 94.

3. В годы перестройки Н.Я. Эйдельман рассказывал, что ему во время архивных изысканий в США удалось обнаружить воспоминания одного из бывших сторонников Ленина. Тот писал, как накануне столетия со дня рождения Герцена (1912) Ленин рассуждал о том, что, может быть, «отдать» его либералам. А потом, немного походя по комнате, произнёс: «Нет, нельзя. Фигура слишком крупная».

Number of purchasers: 0, views: 352

Readers community rating: votes 0

1. Bonch-Bruevich Vl. Biblioteka i arkhiv RSDRP v Zheneve // Krasnaya letopis'. 1932. № 3. S. 112–113.

2. Lenin V.I. PSS. T. 1. M., 1967. S. 281.

3. Lenin V.I. PSS. T. 25. M., 1969. S. 101; T. 27. M., 1969. S. 260–261.

4. Lenin V.I. PSS. T. 25. M., 1969. S. 94.

5. Lenin V.I. PSS. T. 45. M., 1970. S. 378–382.

6. Lenin V.I. PSS. T. 6. M., 1963. S. 135; T. 9. M., 1967. S. 179.

Система Orphus

Loading...
Up