On periodization of systemic crisis of the Soviet Union

 
PIIS086956870004488-7-1
DOI10.31857/S086956870004488-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 2
Pages3-29
Abstract

         

Keywords
Received25.03.2019
Publication date25.03.2019
Number of characters88013
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Прекращение существования Советского Союза стало, без преувеличения, крупнейшим событием конца ХХ в., завершением «короткого ХХ века», начавшегося Первой мировой войной. Оно немедленно и надолго оказалось в центре публицистических споров, политических конфликтов1, стало описываться в категориях политологии и журналистики, в том числе в исследованиях, претендующих на роль исторических2. Эти события повлияли не только на судьбы народов, населявших СССР, но и на всю международную жизнь, оказали воздействие на социальную философию, футурологию, экономическую науку, на политические партии и движения различной направленности. 1. Напомню только о постановлении Государственной думы от 15 марта 1996 г. о денонсации Беловежских соглашений.

2. Историография темы не рассматривается в этой статье, так как заслуживает отдельного исследования.
2 Терминология прекращения существования СССР. Термины «распад», «крушение», «развал Советского Союза» вошли в историографию, общеупотребительны в исторических работах. Вместе с тем они не только эмоционально и публицистически окрашены, но и заведомо неточны, так как отражают только финальные два-три года истории СССР и не связаны с предшествующим периодом, предопределившим судьбу страны. Мне представляется более целесообразным применение термина «системный кризис». Кризис – нередкое и, в сущности, обыкновенное состояние, связанное с вынужденной необходимостью изменений в той или иной сфере жизни. Другое дело – кризис системный. Это сочетание явлений, которое приводит к гибели системы. Под системой я понимаю Советский Союз как идеологически организованную форму государственной власти с присущими ей политическими, экономическими и социальными особенностями. Системный кризис – постепенное разрушение «несущих конструкций» системы, совокупность кризисов основополагающих характеристик экономической, политической, социальной, идеологической и ряда других сфер. Именно совокупность факторов, а не одна единственная причина, сколь важной она не кажется (проблемы в экономике, идеологический кризис, внешнее давление, ошибки политического руководства и т.д.) предопределила, в конечном счете, распад страны. Собственно, системным кризисом и может считаться тот, в процессе которого система разрушается.
3 Описывает ли системный кризис все стороны жизни страны? Убеждён, что нет. В жизни страны, общества, отдельных людей есть бесконечное количество характеристик, которые не подходят под описанные выше признаки. Свои особенности были в развитии международных отношений, культуры, условий жизни и быта. Перемены в них следуют за изменениями в «несущих конструкциях» системы – политике, экономике, идеологии. Но не они определяют природу политического кризиса.
4 Непрерывность существования России. Следующий вопрос – соотношение формы политической власти и России как таковой. Перемена первой не означала прекращения существования второй. В течение ХVI–XX вв. менялись формы организации государственной власти, границы, политические режимы3. Россия была основой Российской империи, Советского Союза. «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь», – пелось в Государственном гимне СССР. Россия и сейчас существует в политической форме Российской Федерации. 3. Я не разделяю мнения о России как об империи. Подобное утверждение, во-первых, неисторично, так как имперский период занимает только двести лет тысячелетней истории страны, во-вторых, основано на утверждении тождества Советского Союза и Российской империи, что относится к предмету публицистических оценок, политических интересов и исторических аллюзий.

Number of purchasers: 3, views: 2298

Readers community rating: votes 0

1. Akademik Vladimir Alekseevich Kirillin: biografiya, vospominaniya, dokumenty / Sost. A.V. Kirillin, V.L. Kirillina, A.V. Yurasov, N.A. Yurasova. M., 2008. S. 36.

2. Vlast' i oppozitsiya. Rossijskij politicheskij protsess KhKh stoletiya. M., 1995. S. 284.

3. Vorotnikov V.I. A bylo ehto tak… Iz dnevnika chlena Politbyuro TsK KPSS. M., 1995. S. 66–67.

4. Gorbachyov M.S. Zhizn' i reformy. Kn. 1. M., 1995. S. 305.

5. Kashlev Yu.B. Khel'sinki: 30 let spustya // Nezavisimaya gazeta. 2002. 27 dekabrya;

6. Kashlev Yu.B. Khel'sinkskij protsess 1975–2005: svet i teni glazami uchastnika. M., 2005. S. 7.

7. Koehn S. Bukharin: politicheskaya biografiya. 1988–1938. M., 1988.

8. Kryuchkov V.A. Lichnoe delo. Ch. 2. M., 1996. S. 30.

9. Latsis O.R. Perelom // Surovaya drama naroda. Uchyonye i publitsisty o prirode stalinizma. M., 1989. S. 114.

10. Medvedev V.A. V komande Gorbachyova: vzglyad iznutri. M., 1994. S. 42.

11. Orlov A. Ne nado szhigat' almazy, chtoby ispech' yabloko // Narodnyj deputat. 1991. № 3. S. 45–49.

12. Ostrovskij A.V. Glupost' ili izmena? Rassledovanie gibeli SSSR. M., 2011.

13. Pikhoya R.G. Sovetskij Soyuz: istoriya vlasti. 1945–1991. M., 1998. S. 408–411.

14. Ryzhkov N.I. Desyat' let velikikh potryasenij. M., 1995. S. 75.

15. Ryzhkov N.I. Desyat' let velikikh potryasenij. S. 431–433; Gorbachyov M.S. Zhizn' i reformy. Kn. 1. S. 572.

16. Sitaryan S.A. Uroki buduschego. M., 2010. S. 71–73.

17. Sitaryan S.A. Uroki buduschego. S. 76–77.

18. Sogrin V.V. Politicheskaya istoriya sovremennoj Rossii. 1885–1894: ot Gorbachyova do El'tsina. M., 1994. S. 21.

19. Ehtot trudnyj, trudnyj put'. Ehkonomicheskaya reforma / L.I. Abalkin, P.G. Bunich, O.R. Latsis. M., 1989. S. 13.

20. Yakovets Yu.V. Ehkonomika Rossii: peremeny i perspektivy. M., 1996. S. 35.

Система Orphus

Loading...
Up