Rec. ad op.: V.A. Voropanov. Sud i pravosudie v provintsii Rossiiskogo gosudarstva v XVI – pervoi polovine XVIII v. (na primere oblastei Povolzh’ia, Urala i Zapadnoi Sibiri). Moscow, 2017

 
PIIS086956870004238-2-1
DOI10.31857/S086956870004238-2
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Professor
Affiliation: Tyumen State University
Address: Russian Federation, Tyumen
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 1
Pages218-220
Abstract

         

Keywords
Received04.03.2019
Publication date14.03.2019
Number of characters7154
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Челябинский историк В.А. Воропанов, известный своими монографиями о судебной системе на Урале и в Западной Сибири во второй половине XVIII – первой половине XIX в.1, в новом исследовании осветил организацию правосудия в восточных регионах Российского государства в предшествующий период. В то время у юстиции не было стройной структуры и функциональных рамок, судебные полномочия должностных лиц тесно переплетались с административными (особенно в XVI–XVII вв.), распространяясь по мере расширения границ на громадное гетерогенное пространство, включавшее ряд областей бывших государственно-политических образований – Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, Вятской земли, Перми Вычегодской и Перми Великой, а также смежные с ними территории Урала и Западной Сибири. 1. Воропанов В.А. Судебная система Российской империи на Урале и в Западной Сибири. 1780–1869 гг. Челябинск, 2005; Воропанов В.А. Суд и правосудие в Российской империи во второй половине XVIII – первой половине XIX вв. Региональный аспект: Урал и Западная Сибирь (опыт сравнительно-сопоставительного анализа). Челябинск, 2008; Воропанов В.А. Региональный фактор становления судебной системы Российской империи на Урале и в Западной Сибири (последняя треть XVIII – первая половина XIX вв.): историко-юридическое исследование. Челябинск, 2011; Воропанов В.А. Суд и правосудие в провинции Российской империи во второй половине XVIII в. (на примере областей Поволжья, Урала, Западной Сибири и Казахстана). М., 2016.
2 Воссоздавая целостную картину провинциальной юстиции, автор пишет о сложной «полифонии» разнообразных юрисдикций, уникальных местных условиях и неодинаковых в различных частях страны действиях центральной администрации, влиявших на организацию суда. В первой главе (с. 4–79) анализируется судебно-правовая политика XVI–XVII вв., учитывавшая особенности и традиции, которые существовали на недавно подчинённых территориях. Их жители были подсудны Новгородской четверти и Приказу Казанского и Мещёрского дворца. Наместники и, позднее, воеводы в областях, удалённых от столицы или подчинённых силой оружия, пользовались большей властью. В частности, до 1669 г. астраханские, пустозёрские и тобольские воеводы обладали исключительным правом применения смертной казни и разбора крупных имущественных исков. Однако в Северном Приуралье правосудие оставалось в ведении органов самоуправления местных общин, а в Среднем и Нижнем Поволжье представители населения принимали участие в процедурах «официального» суда. В XVII в. усиление централизации государственного управления выражалось в установлении контроля воевод над деятельностью остальных судебных инстанций.
3 Во второй главе (с. 80–124) прослеживается реформирование местной юстиции в первой четверти XVIII в. Поскольку оружейные и пороховые предприятия, а также корабельные леса находились тогда в ведении центральных органов военного управления, им же оказались подсудны владельцы и служащие этих заводов и группы населения, отбывавшие на них особые повинности. К примеру, служилые татары подлежали суду Казанской адмиралтейской конторы (за исключением тяжких преступлений) и т.д. В третьей главе (с. 125–180) обстоятельно показано законодательное регулирование организации правосудия в регионе при преемниках Петра I, правовое закрепление судебной автономии коренных народов Сибири и влияние сословного, этнического и конфессионального состава населения на определение юрисдикции воевод и губернаторов. При этом в индивидуальных инструкциях астраханскому и сибирскому губернаторам и уфимскому воеводе традиционно содержались лишь лаконичные рекомендации относительно судопроизводства.

Number of purchasers: 2, views: 1240

Readers community rating: votes 0

1. Voropanov V.A. Sudebnaya sistema Rossijskoj imperii na Urale i v Zapadnoj Sibiri. 1780–1869 gg. Chelyabinsk, 2005; Voropanov V.A. Sud i pravosudie v Rossijskoj imperii vo vtoroj polovine XVIII – pervoj polovine XIX vv. Regional'nyj aspekt: Ural i Zapadnaya Sibir' (opyt sravnitel'no-sopostavitel'nogo analiza). Chelyabinsk, 2008; Voropanov V.A. Regional'nyj faktor stanovleniya sudebnoj sistemy Rossijskoj imperii na Urale i v Zapadnoj Sibiri (poslednyaya tret' XVIII – pervaya polovina XIX vv.): istoriko-yuridicheskoe issledovanie. Chelyabinsk, 2011; Voropanov V.A. Sud i pravosudie v provintsii Rossijskoj imperii vo vtoroj polovine XVIII v. (na primere oblastej Povolzh'ya, Urala, Zapadnoj Sibiri i Kazakhstana). M., 2016.

2. Kollmann N.Sh. Crime and Punishment in Early Modern Russia. Cambridge, 2012. Sm. takzhe russkij perevod. Kollmann N.Sh. Prestuplenie i nakazanie v Rossii Rannego Novogo vremeni. M., 2016.

3. Bol'shakova O.V. Zakon i poryadok v dorevolyutsionnoj Rossii: novye interpretatsii amerikanskikh istorikov // Rossijskaya istoriya. 2016. № 6. S. 151; Serov D.O. Nancy Kollmann, Crime and Punishment in Early Modern Russia // Cahiers du monde russe. Vol. 55. 2014. № 3–4. R. 345, 348.

4. Kollmann N.Sh. Representing Legitimacy in Early Modern Russia // The Russian Review. Vol. 76. 2017. № 1. P. 21.

Система Orphus

Loading...
Up