Meetings with I.D. Kovalchenko

 
PIIS086956870004226-9-1
DOI10.31857/S086956870004226-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Chief Researcher
Affiliation: The Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 1
Pages114-115
Abstract

        

Keywords
Received04.03.2019
Publication date14.03.2019
Number of characters5885
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Первое моё пересечение с Иваном Дмитриевичем произошло заочно. В бурные дни дискуссий о многоукладности, развернувшихся в начале 1970-х гг., мы с Ю.З. Полевым представили в редакцию журнала «История СССР» статью, основная идея которой состояла в том, чтобы раскрыть взаимосвязь между промышленным переворотом в пореформенной России и происходившими в ней социальными процессами, включая и формирование рабочего класса. С учётом данных, имевшихся тогда в историографии (в частности, приведённых в фундаментальной монографии М.К. Рожковой), мы утверждали, что промышленный переворот следует рассматривать как длительный процесс, по-разному протекавший в различных отраслях и регионах, а следовательно, его завершение нельзя рассматривать как одномоментный акт – где-то он продолжался до 1890-х гг. и даже до начала XX в. Соответственно, более длительным было и превращение рабочих из сословия в современный класс капиталистического общества, способный к политической консолидации, готовый к созданию социал-демократической партии. Это существенно расходилось с привычным для советских историков представлением о том, что промышленный переворот и формирование рабочего класса в России в основном завершились к 1880-м гг.
2 После сдачи статьи в журнал прошло много времени, а её судьба оставалась для авторов неизвестной. Через несколько месяцев редакция возвратила рукопись с пометками главного редактора. На полях Иван Дмитриевич предельно откровенно сформулировал свой ответ. По его мнению, если признать, что промышленный переворот в России в 1880-е гг. ещё не завершился, то придётся поставить под сомнение и зрелость предпосылок для возникновения первой марксистской организации «Освобождение труда». Разумеется, идеология в 1970-е гг. таких сомнений не допускала, и наша статья в тот период не могла быть опубликована. В условиях обострившейся дискуссии вокруг «нового направления» в исторической науке, такой вердикт выглядел вполне оправданным.
3 Лично, глаза в глаза, нам довелось встретиться уже в принципиально иной ситуации. В редакции журнала состоялось заседание, посвящённое изучению того, как в зарубежной историографии освещалась история пореформенной России. От Института истории СССР АН СССР на него были приглашены мы с Н.Г. Думовой, а от Высшей комсомольской школы – её ректор Ю.Н. Афанасьев. В ходе обсуждения Афанасьев был единственным, кто продолжал отстаивать традиционные методы «борьбы с буржуазными фальсификаторами». Позиция И.Д. Ковальченко и Е.И. Пивовара, заведовавшего в редакции отделом зарубежной историографии, была принципиально иной. Они воспринимали развитие исторической науки (и науки в целом) как единый диалектический процесс, и полагали, что исследователям Востока и Запада предпочтительнее искать точки соприкосновения, а не вести друг с другом непримиримую идеологическую борьбу. Именно такого подхода придерживались и мы с Думовой. После этого совещания я стал лучше понимать Ковальченко, который, будучи к этому времени крупным учёным, хорошо известным за рубежом, прекрасно осознавал необходимость «вписать» отечественную историографию в мировой контекст. Впоследствии я не раз убеждался в этом.

Number of purchasers: 2, views: 1061

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up