The man of the old system of views and new horizons of historical science

 
PIIS086956870004224-7-1
DOI10.31857/S086956870004224-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Corresponding Member
Affiliation: RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 1
Pages109-112
Abstract

      

Keywords
Received01.03.2019
Publication date14.03.2019
Number of characters10730
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Иван Дмитриевич учился на курс старше меня, он поступил на исторический факультет МГУ в 1947 г., уже проучившись какое-то время на физическом факультете. Надо сказать, что в то время на этом курсе подобрались очень яркие люди, многие уже возрастные, некоторые из них прошли фронт. Они очень быстро выдвинулись на первые позиции и в науке, и в общественной жизни. Я имею в виду, прежде всего, К.Н. Тарновского, А.Д. Горского и И.Д. Ковальченко. Иван Дмитриевич был учеником академика Н.М. Дружинина. Эта «дружининская» академическая линия, объективная, спокойная, глубоко научная, отнюдь не политизированная, была передана в наследство Ковальченко. Он очень быстро занял ведущие позиции как студент, подающий большие надежды, потом как аспирант и общественный деятель. В первые годы аспирантуры он уже являлся секретарём партийной организации исторического факультета МГУ.
2 Наша первая близкая встреча с ним, которая проявила для меня его личные человеческие качества, – качества благородного, широкого человека, – как раз пришлась на период, когда он состоял секретарём партийной организации. Я окончил МГУ в 1953 г. круглым отличником, получал благодарность от деканата за спортивную работу, играл в сборной команде нашего факультета по волейболу, которая заняла на соревнованиях в МГУ почётное третье место. Однако руководители нашего курсового комсомола, в котором верховодил ученик академика М.Н. Тихомирова, отрицательно относившийся ко мне, ученику Л.В. Черепнина, дали мне при направлении на работу крайне невыгодную характеристику. Я пришёл с ней в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории, куда меня определили по запросу, но мне там сказали, что не могут принять меня с такой рекомендацией. Обычно писалось: политически выдержан, морально устойчив и прочее. Мне же вписали, что я был индивидуалист и «учился только для себя».
3 Умирать голодной смертью мне не хотелось, поэтому я взял эту характеристику и пришёл в партбюро к Ковальченко. Он посмотрел на неё, увидел подпись секретаря комсомольской организации, который был его хорошим приятелем и сказал только: «Дураки. Учиться для себя – это что, плохо?». Глядя на фразу «учился для себя», он недоумевал: «Как это может быть?». И всё же обнадёжил: «Не расстраивайся, я подумаю. Приходи через пару дней». Через два дня Иван Дмитриевич вручил мне новую характеристику, выдержанную в спокойном духе и даже отмечавшую мои спортивные успехи. Подпись стояла та же. Я поблагодарил Ковальченко, вскоре был принят на работу и начал свою учительскую деятельность.
4 Позднее, работая заведующим отделом редакции журнала «Вопросы истории», я снова встретился с Иваном Дмитриевичем, но уже по научно-дискуссионной линии. Люди старшего поколения помнят, какое тогда было время. В 1960-е гг. в нашей историографии боролись две очень крупные научные группы – Н.И. Павленко, И.Д. Ковальчено, Л.В. Милов и др. настаивали на позднем развитии капитализма в России, а А.А. Преображенский, Е.И. Индова, Ю.А. Тихонов, С.М. Троицкий и их последователи, которых насчитывалось достаточно много, искали его зачатки в XVII в. Были и те, кто считал, что капитализм в России зародился чуть ли не в XVI в., – В.А. Голобуцкий, киевская школа. Эти учёные видели элементы капитализма в Запорожской Сечи и т.д.

Number of purchasers: 2, views: 1003

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up