On the Question of the Preconditions for Collectivization: the Mood of Workers of Grassroots Party and Soviet Structures during the NEP

 
PIIS086956870000127-0-1
DOI10.31857/S086956870000127-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Professor
Affiliation: University of Tokyo
Address: Japan, Tokyo
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 4
Pages14-16
Abstract

  

Keywords
Received03.10.2018
Publication date03.10.2018
Number of characters10885
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

До сих пор изучение первичных материалов о коллективизации и тесно связанных с ней хлебозаготовок позволяло нам всесторонне осветить, с одной стороны, антикрестьянский характер «большого скачка» в деревне, с другой – активные и пассивные формы сопротивления крестьянства. Однако гораздо меньше известно о мотивах поддержки коллективизации низовыми работниками, без чего не могло быть и речи о её успехе. Настоящие размышления посвящены именно этому вопросу1. Пролить свет на него поможет рассмотрение отношений партийцев к перевыборам советов в предшествующие коллективизации 1920-е гг.

1. Мною уже предпринималась попытка осветить этот вопрос. См.: Окуда Х. «От сохи к портфелю»: деревенские коммунисты и комсомольцы в процессе раскрестьянивания (1920-е – начало 1930- х гг.) // История сталинизма: итоги и проблемы изучения. М., 2011. С. 495–527; Окуда Х. Революция Поволжья: Советская деревня под сталинским режимом. 1929–1934. Токио, 1996 (на японском языке). 
2

До и во время избирательной кампании 1924 г. по выборам в советы практиковалось «назначенство», когда крестьянам навязывались кандидатуры по заранее составленным партийными органами или вышестоящими организациями спискам. Протесты принимали разные формы – от неявки на избирательное собрание до «голосования ногами», т.е. демонстративного ухода с собрания. В конце 1924 – начале 1925 г. результаты выборов были отменены, что дало импульс оживлению деятельности советов (установка на это прозвучала в выступлении И.В. Сталина на октябрьском (1924) пленуме ЦК ВКП(б)2 ). Значительная часть парторганизаций на местах проявила консервативность или даже сопротивление по отношению к повторным выборам в советы – и не зря, поскольку в их результате партийная и комсомольская прослойка среди председателей сельсоветов резко сократилась.

2. РГАСПИ, ф. 17, оп. 2, д. 154, л. 34 об. 
3

Вслед за оживлением советов последовали меры, поощрявшие рыночные отношения в деревне. Многие партийцы, начиная с руководящих (А.И. Рыкова, Н.И. Бухарина) и заканчивая рядовыми, отмечали «дезориентированность», «ликвидаторские» настроения, неумение приспособиться к новой обстановке и «растерянность» среди низовых партийных структур и работников. Кроме того, «целый ряд передовиков и членов ячеек (игравших репрессивную роль по отношению к крестьянству. – Х.О.) пошёл в тюрьму»3 . Такая ситуация была сравнима с хаосом весны 1930 г., вызванным статьёй Сталина «Головокружение от успехов».

3. Сталин И. Вопросы и ответы. Речь в Свердловском университете // Правда. 1925. 25 июня. Это предложение исключено из текста данной речи, опубликованной в т. 7 «Сочинений».
4

Вместе с тем надо обратить внимание, что, согласно утверждению заместителя наркома внутренних дел М.Ф. Болдырева, «последний 1924 г. и большая часть 1925 г.» представляли собой «время действительного, реального оформления и осуществления принципа местного самоуправления»4 . У сотрудника Наркомата рабоче-крестьянской инспекции М. Резунова, принимавшего участие в обследовании сельских советов и земельных обществ, ситуация на местах вызвала озабоченность и настороженность: «В 1925 году отмечалось почти полное поглощение сельсовета сходом»5 . Его опасения разделялись верхами. Так, Сталин ещё в январе 1925 г. критически отнёсся к представлению о том, что «наступила эра крестьянства». Однако итоги майских выборов ошеломили его, он подчёркивал, что «середняк оказался на стороне кулака против бедняка»6 . Как следствие, на октябрьском пленуме ЦК В.М. Молотов, опираясь на «свою трёхмесячную работу в деревенской комиссии ЦК» и выражая намерение наверстать то, что было потеряно в результате «оживления» социальной верхушки деревни, выдвинул лозунг: «Организовать деревенскую бедноту». Наконец, в декабре на ХIV съезде партии Сталин заявил: «Мы все против расширения нэпа».

4. Болдырев М.Ф. Оживление советов. М.; Л., 1926. С. 17. 5. Резунов М. Сельские советы и земельные общества. М., 1928. С. 49. 6. У крестьян сохранилась память о том кратком периоде полноценного местного самоуправления. К примеру, волнения в Козловском округе Центрально-Чернозёмной области (март 1930 г.) проходили под лозунгом «Да здравствует советская власть», к которому добавлялось: «1925 г.». А на заседании бюро Средне-Волжского крайкома (апрель 1930 г.) секретарь Мордовского обкома следующим образом характеризировал положение после распада большинства колхозов: «Земельное общество во многих случаях захватным порядком присвоило такие права, которые ему не полагаются, которые имели место в 1924–25 г., до укрепления советского аппарата».

views: 1407

Readers community rating: votes 0

1. Okuda Kh. «Ot sokhi k portfelyu»: derevenskie kommunisty i komsomol'tsy v protsesse raskrest'yanivaniya (1920-e – nachalo 1930- kh gg.) // Istoriya stalinizma: itogi i problemy izucheniya. M., 2011. S. 495–527.

2. Okuda Kh. Revolyutsiya Povolzh'ya: Sovetskaya derevnya pod stalinskim rezhimom. 1929–1934. Tokio, 1996.

3. Stalin I. Voprosy i otvety. Rech' v Sverdlovskom universitete // Pravda. 1925. 25 iyunya. Ehto predlozhenie isklyucheno iz teksta dannoj rechi, opublikovannoj v t. 7 «Sochinenij».

4. Boldyrev M.F. Ozhivlenie sovetov. M.; L., 1926. S. 17.

5. Rezunov M. Sel'skie sovety i zemel'nye obschestva. M., 1928. S. 49.

6. Bergavinov S. Partproverka derevenskikh yacheek // Pravda. 1925. 5 marta.

Система Orphus

Loading...
Up