Еще раз о неолите Северного Кавказа

 
Код статьиS086960630007213-3-1
DOI10.31857/S086960630007213-3
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Институт археологии РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаРоссийская археология
ВыпускНомер 4
Страницы43-53
Аннотация

В статье рассматриваются проблемы неолита Северного Кавказа. Спорность критериев выделения неолита, а также немногочисленность и неполнота археологических источников раннеголоценового времени для данного региона, отсутствие достаточного количества радиоуглеродных дат, а также слабая изученность создали картину “неолитического хиатуса” на Северном Кавказе. Однако обращение к неолитическим материалам соседних территорий, включая Северное Причерноморье, Крым, Приазовье, Северный Прикаспий и Среднюю Азию, и изучение коллекций каменного инвентаря позволяют предположить, что часть материалов, интерпретируемых ранее как позднемезолитические или энеолитические, может быть отнесена к эпохе неолита.

Ключевые словахронология, периодизация, неолит, мезолит, Северный Кавказ, каменный инвентарь, трапеции, отжим
Дата публикации25.11.2019
Кол-во символов24160
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Вопрос о неолите Северного Кавказа до сих пор остается открытым. Единичные свидетельства появления неолитической керамики и/или комплексов с элементами производящего хозяйства (Амирханов, 1987; Голованова и др., 2016; Формозов, 1971; Rostunov et al., 2009) и отсутствие памятников с полным “неолитическим пакетом” привело к тому, что некоторые исследователи вообще ставят под сомнение существование неолитического пласта памятников на Северо-Западном Кавказе, опираясь на два основных тезиса: 1) корпус источников по палеолиту и энеолиту расширился, а неолитических памятников не появилось; 2) отсутствие радиоуглеродных дат между IX и концом VI тыс. до н.э. (Трифонов, 2009).
2 Но основная причина “отсутствия” неолитических памятников, как нам представляется, кроется в терминологической неурядице и отсутствии четкого представления о том, как может выглядеть неолитическая коллекция рассматриваемого региона. Проблема неолита Северного Кавказа упирается в отсутствие общей договоренности относительно терминов и понятий и, главное, в некорректность классификации. В основе археологической классификации должны лежать археологические признаки, как справедливо отмечал А.А. Формозов (1970. С. 9, 10). Существующая археологическая периодизация каменного века давно стала условностью – неким инструментом, который у каждого исследователя или отдельной группы исследователей настраивается по-своему, – и общепринятой, наверное, никогда не была (см., например, Брюсов, 1962; Формозов, 1970; Балакин, Нужный, 1990; Бердникова, 2014; и др.). Наиболее устойчивым оказалось понятие “палеолит” в связи со своей начальной (исходной) хронологической позицией, но подразделения палеолита претерпевали и продолжают претерпевать различные изменения по мере накопления новых данных. Особенно дискуссионен вопрос о самом конце палеолита, так как последующая эпоха мезолита/ эпипалеолита (различные наименования этого периода между палеолитом и неолитом можно продолжить) даже внутри узкого сообщества отечественных археологов не имеет общепринятых критериев. Неолит как заключительная эпоха в периодизации каменного века с более или менее четким верхним рубежом, который маркируется появлением изделий из металла, не вызывает таких бурных дискуссий, как проблема критериев выделения и наименования переходной эпохи от палеолита к неолиту, но проблема выработки единой дефиниции для неолита в пределах каменного века остается актуальной и весьма дискуссионной (Горелик, 2019; Каменецкий, 2001; Манько, 2013; Ошибкина, 1996; и др.).
3 Исследователей неолита очень условно можно поделить на два основных “лагеря”: для одних основным критерием неолита является появление керамики в комплексах каменного века, для других – следы производящего хозяйства. Отчасти эти предпочтения сопряжены с географией изучаемых памятников. Конечно, в таком подходе есть некоторая прямолинейность, и на самом деле отнесение тех или иных археологических материалов, не имеющих в своем составе полного “неолитического пакета” и не сопровождающихся серией радиоуглеродных дат, к определенной эпохе каменного века происходит на основании общего облика каменной индустрии. Как показывает практика, опытный исследователь довольно легко определяет эпохальную принадлежность коллекции каменных артефактов даже без наличия керамики, полированных орудий и т.д., присутствие которых лишь подтверждает данные определения, если это касается эпох, которым присущи вышеперечисленные черты. Так, например, В.П. Любин очень скудный подъемный материал на стоянке Овечка, состоящий исключительно из изделий из камня, отнес к неолиту (Любин, 1966). И эта интерпретация пока никем не была оспорена.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 1763

Оценка читателей: голосов 0

1. Александрова О.И., Леонова Е.В. Реконструкция охотничьего вооружения культур поздней поры верхнего палеолита и мезолита Северного Кавказа (по материалам пещеры Двойная) // Stratum plus. 2017. № 1. С. 255–270.

2. Амирханов Х.А. Чохское поселение. Человек и его культура в мезолите и неолите горного Дагестана. М.: Наука, 1987. 224 с.

3. Балакин С.А., Нужный Д.Ю. Хозяйственно-экономическое развитие в голоцене и проблема археологических критериев мезолита // Каменный век на территории Украины. Некоторые аспекты хозяйства и этнокультурных связей: сб. науч. тр. Киев: Наук. думка, 1990. С. 90–101.

4. Бердникова Н.Е. Мезолит как исследовательская традиция. Часть 1. В поисках идентификации // Известия Иркутского гос. ун-та. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. 2014. Т. 8. С. 15–30.

5. Бжания В.В. Неолит Кавказа // Неолит Северной Евразии / Отв. ред. С.В. Ошибкина. М.: Наука, 1996. С. 73–86.

6. Брюсов А.Я. Мезолитическая неурядица // Историко-археологический сборник: К 60-летию со дня рождения и к 35-летию науч., пед. и обществ. деятельности А.В. Арциховского. М.: Изд-во МГУ, 1962. С. 24–30.

7. Виноградов А.В. Древние охотники и рыболовы Среднеазиатского междуречья. М.: Наука, 1981 (Труды Хорезмской археолого-этнографической экспедиции; т. XIII). 176 с.

8. Вишняцкий Л.Б. Рец. на кн.: Hunters in Transition. Mesolithic societies of temperate Eurasia and their transition to farming / Ed. Zvelibil M. Cambridge Univ. Press, 1986. VII + 194 p. // СА. 1989. № 4. С. 277–284.

9. Голованова Л.В., Дороничев В.Б., Дороничева Е.В., Кулькова М.А., Сапелко Т.В., Спасовский Ю.Н. Новые данные о неолите Северо-Западного Кавказа из Мезмайской пещеры // РА. 2016. № 3. С. 5–19.

10. Горелик А.Ф. “Неолитизация” или “субнеолитизация” Северного Понто-Каспия? // Stratum plus. 2019. № 2. С. 369–381.

11. Горелик А.Ф., Цыбрий А.В. Стоянка Орехово-Донецкое 3 в Среднем Подонцовье. К характеристике одной из поворотных вех в истории днепро-донецкого неолита // Самарский научный вестник. 2014. № 3 (8). С. 58–78.

12. Замятнин С.Н., Акритас П.Г. Раскопки грота Сосруко в 1955 году // Ученые записки Кабардино-Балкарского НИИ. Т. XIII. Нальчик: Кабардино-Балкарское кн. изд-во, 1957. С. 431–452.

13. Каменецкий И.С. (Kameneckij I.S.) Неолит юга Европейской части России // Šwiatowit. V. 3 (44), Fasc. B. Warszawa, 2001. P. 41–90.

14. Коробкова Г.Ф. Неолит Юга. Средняя Азия и Казахстан // Неолит Северной Евразии / Отв. ред. С.В. Ошибкина. М.: Наука, 1996. С. 87–134.

15. Кулаков С.А., Дятлов А.С. Некоторые данные по каменной индустрии грота Ахцу на Северо-Западном Кавказе // Кавказ в системе культурных связей Евразии в древности и средневековье. ХХХ “Крупновские чтения”. Карачаевск: Карачаево-Черкесский гос. ун-т, 2018. С. 100–102.

16. Леонова Е.В. К проблеме хронологии и культурной вариабельности каменных индустрий конца верхнего палеолита и мезолита Северо-Западного Кавказа (по материалам навеса Чыгай и пещеры Двойная) // Традиции и инновации в истории и культуре: программа фундаментальных исследований Президиума Российской академии наук. М.: ОИФН РАН, 2015. С. 77–87.

17. Лынша В.А. Мезолит – понятие археологической периодизации // Археология и этнография Восточной Сибири. Иркутск: ИГУ, 1978. С. 93–96.

18. Любин В.П. Неолитическая стоянка на р. Овечке (Карачаево-Черкесия) // Труды Карачаево-Черкесского НИИ истории, языка и литературы. Вып. V: Серия историческая. Ставрополь: Ставропольское кн. изд-во, 1966. С. 261–264.

19. Манько В.О. Хронологiя фiнальнопалеолiтичних-неолiтичних крем’яних iндустриiй Криму. Київ: Шлях, 2011 (Археологiчний Альманах; вип. 26). 228 с.

20. Манько В.О. Iдеї Г. Чайлда та їх застосування для вивчення неолiту схiдної Європи // Археологiя. 2013. № 1. С. 16–32.

21. Ошибкина С.В. Понятие о неолите // Неолит Северной Евразии / Отв. ред. С.В. Ошибкина. М.: Наука, 1996. С. 6–9.

22. Трифонов В.А. Существовал ли на Северо-Западном Кавказе неолит? // Адаптация культур палеолита – энеолита к изменениям природной среды на Северо-Западном Кавказе. СПб.: Теза, 2009. С. 84–93.

23. Формозов А.А. Каменный век и энеолит Прикубанья. М.: Наука, 1965. 160 с.

24. Формозов А.А. О термине “мезолит” и его эквивалентах // СА. 1970. № 3. С. 6–11.

25. Формозов А.А. Каменномостская пещера – многослойная стоянка в Прикубанье // Палеолит и неолит СССР. Т. 6. Л.: Наука, 1971 (МИА; № 173). С. 100–116.

26. Цыбрий А.В. Неолит Восточного Приазовья и долины Маныча: дис. … канд. ист. наук: 07.00.06. СПб., 2005. 252 с.

27. Rostunov V.L., Ljachov S., Reinhold S. Cmi – Eine Freilandfundstelle des Spätmesolithikums und Frühneolithikums in Nordossetien (Nordkaukasus) // Archäologische Mitteilungen aus Iran und Turan. Band 41. 2009. S. 47–74.

28. Vasiliev I., Vybornov A., Comarov A. The Mesolithic of the North Caspian Sea Area. Samara, 2015. 40 p.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх