Соблюдение правил общения онлайн и офлайн: межпоколенческий анализ

 
Код статьиS020595920005472-5-1
DOI10.31857/S020595920005472-5
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: профессор кафедры психологии личности факультета психологии
Аффилиация: Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова
Адрес: Москва, Российская Федерация
Должность:  доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии, старший научный сотрудник отдела медицинской психологии
Аффилиация:
Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова
Научный центр психического здоровья
Адрес: Российская Федерация
Название журналаПсихологический журнал
ВыпускТом 40 № 4
Страницы73-84
Аннотация

Цифровое пространство ― постоянно присутствующее измерение социализации современного человека. Согласно концепции “цифрового гражданства”, по мере развития цифрового общества интернет “вбирает” и формирует новые правила общения и поведения. Целью данной работы является сравнительный анализ оценки подростками, молодыми людьми и родителями подростков соблюдения принятых в современном обществе правил общения как в реальной жизни (офлайн), так и онлайн, а также выявление связи между оценками соблюдения этих правил и некоторыми представлениями всех групп респондентов о причинах открытого выражения мнений и травли в интернете. Исследование проводилось в 2017 году в 17 городах восьми федеральных округов России. в опросе приняли участие 1029 подростков в возрасте от 14 до 17 лет, 525 подростков в возрасте от 12 до 13 лет, 736 молодых людей в возрасте от 17 до 30 лет и 1105 родителей 12–17-летних подростков. Респонденты оценивали соблюдение правил в общении онлайн и офлайн, а также возможные причины предпочтения онлайн в выражении своего мнения и агрессии. Было показано, что онлайн-общение во многом подчиняется тем же правилам, что и взаимодействие офлайн, но подростки (особенно мальчики) менее склонны соблюдать любые правила общения. Расхождение в соблюдении правил в случае онлайн и офлайн коммуникации также максимально у подростков, но не зависит от пола. Во всех группах несоблюдение правил общения онлайн связано с представлением о том, что интернет дает возможность выплеснуть негатив и остаться безнаказанным. Предполагается, что, поскольку цифровая социализация происходит не в столь тесном контакте со взрослыми и часто без непосредственной обратной связи, личностное “взросление” подростков офлайн опережает онлайн. У взрослых же выработаны единые регуляторы в отношении общения, и разница офлайн и онлайн почти незаметна. Обсуждаются практические рекомендации для социальных программ.

Ключевые словаЦифровая социализация, правила общения, онлайн, интернет, подростки, межпоколенческие сравнения
Источник финансированияИсследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 18-18-00365, “Цифровая социализация в культурно-исторической перспективе: внутрипоколенческий и межпоколенческий анализ”
Получено14.06.2019
Дата публикации26.06.2019
Кол-во символов34419
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Цифровое пространство ― не просто часть жизни современного человека, а постоянно присутствующее измерение его социализации, в первую очередь для подростков, которые треть жизни тратят на сон, треть ― живут в реальном мире, а еще одну треть ― в цифровом [5]. Исследования онлайн-рисков, которые доминируют в этой области, и способов совладания с ними свидетельствуют в пользу того, что онлайн-опыт цифрового поколения качественно отличается от их опыта офлайн [5, 9]. В то же время есть исследования, в которых показано, что сегодня молодые люди не чувствуют разницы между личным общением и общением по мобильному телефону; при этом при общении по телефону эта возрастная группа отдает предпочтение SMS, а не устному разговору ― отчасти потому, что их можно писать незаметно и держать в секрете, они облегчают общение в затруднительной ситуации, а также позволяют возвращаться к значимым сообщениям [12, 13]. Сочетание цифровой и традиционной социализации, которое сегодня определяет формирование гражданина общества, в том числе и как “цифрового гражданина”, задает для всех живущих поколений новый формат межличностной и межгрупповой коммуникации. Он предполагает сплетение привычных и устоявшихся норм и правил офлайн-общения и поведения с формирующими на наших глазах в онлайн-контекстах новыми культурными практиками и способами поведения.
2 Как меняются нормы общения, обусловленные новыми векторами личностного развития, как формируются иерархии мотивов и моральные ценности там, где значимые взрослые часто не выступают источником субъективных норм и стремлений [10], а другие участники общения нередко даны лишь через их цифровые проявления? Классические исследования эффектов анонимности, авторитета, диффузии ответственности, получившие повсеместное признание после работ С. Милграма и Ф. Зимбардо, позволяют опасаться, что интернет, по мнению ряда исследователей, неся в себе квинтэссенцию этих эффектов [1], станет пространством порождения особых форм “культурной патологии” [7], в котором человек будет воспринимать онлайн как часть себя, своих психологических границ. Однако сегодня уже достаточно определенно можно говорить о качественном изменении структуры и содержания детства, его нормативных моделей [5]. Исчезает четкость противопоставления детства и взрослости, как “образа потребного будущего” [3], когда все усилия воспитания и обучения в настоящем направлены на достижение вполне определенного идеала адекватного и успешного взрослого. Под влиянием технологических изменений этот идеал сегодня размывается, как и декларированные психологией развития нормы “правильного” детства [6]. На примере исследования общения в реальной жизни и в сети можно будет увидеть различие и сходство, а возможно и некоторые особенности взаимодействия между нормативными моделями поведения в этих мирах. Данные современных исследований в этой области позволяют предположить, что в условиях стремительной конвергенции реального и виртуального миров вопрос о нормативных моделях не может иметь однозначного доминирования “старого” или “нового” варианта решения. Например, опираясь на работы М. Мид [2], многие предполагают, что цифровое поколение ― подростки и молодежь ― выступят в качестве “законодателей” собственных, уникальных для интернета правил, которым обучат своих родителей. Тем не менее эмпирические исследования свидетельствуют скорее об отсутствии единой модели межпоколенческого взаимодействия с доминированием самостоятельного освоения и постепенным одновременным выходом на первый план традиционной постфигуративной (от родителей детям) и кофигуративной (в рамках поколения) моделей [4].

Всего подписок: 0, всего просмотров: 147

Оценка читателей: голосов 0

1. Емелин В.А., Тхостов А.Ш. Вавилонская сеть: эрозия истинности и диффузия идентичности в пространстве интернета // Вопросы философии. 2013. № 1. С. 74–84.

2. Мид М. Культура и преемственность: исследование конфликта между поколениями // Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988. С. 322–361.

3. Поливанова К.Н. Детство в меняющемся мире // Современная зарубежная психология. 2016. Т. 5. № 2. С. 5–10.

4. Солдатова Г.У., Рассказова Е.И. Цифровая ситуация развития межпоколенческих отношений: разрыв и взаимодействие между подростками и родителями в Интернете // Мир психологии. 2017. № 1(89). С. 134–143.

5. Солдатова Г.У., Рассказова Е.И., Нестик Т.А. Цифровое поколение России: компетентность и безопасность. М.: Смысл, 2017.

6. Солдатова Г.У. Цифровая социализация в культурно-исторической парадигме: изменяющийся ребенок в изменяющемся мире // Социальная психология и общество. 2018. Т. 9. № 3. С. 71–80.

7. Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002.

8. Erreygers S., Vandebosch H., Vranjes I., Baillien E., De Witte H. Nice or Naughty? The Role of Emotions and Digital Media Use in Explaining Adolescents’ Online Prosocial and Antisocial Behavior // Media Psychology. 2017. V. 20 (3). P. 374–400.

9. Goerzig A. Adolescents’ experience of offline and online risks: Separate and joint propensities // Computers in Human Behavior. 2016. V. 56. P. 9–13.

10. How technology changes everything (and nothing) in psychology: 2008 annual report of the APA Policy and Planning Board // American Psychologist. 2009. V. 64. Is. 5. P. 454–463.

11. Larkin M., Wood R.T., Griffiths M.D. Toward addiction as relationship // Addiction Research and Theory. 2006. V. 14. Is. 3. P. 207–215.

12. Madell D., Muncher S. Back from the beach but hanging on telephone? English adolescents' attitudes and experiences of mobile phone and the Internet // Cyberpsychology and Behavior. 2004. V. 7 (3). P. 359–367.

13. Madell D., Muncher S. Control over social interactions: an important reason for young people's use of the Internet and mobile phones for communication? // Cyberpsychology and Behavior. 2007. V. 10 (1). P. 137–140.

14. Mossberger et al., 2008

15. Underwood M.K., Ehrenreich S.E. The power and the pain of adolescents’ digital communication: Cyber victimization and the perils of lurking // Americal Psychologist. 2017. V. 72 (2). P. 144–158.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх