Following communication rules online and offline: intergenerational analysis

 
PIIS020595920005472-5-1
DOI10.31857/S020595920005472-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: professor of personality psychology department
Affiliation: Moscow State University
Address: Moscow, Russian Federation
Occupation: associate professor of clinical psychology department, senior researcher of medical psychology department
Affiliation:
Moscow State University
Mental Health Research Center
Address: Russian Federation
Journal namePsikhologicheskii zhurnal
EditionVolume 40 issue 4
Pages73-84
Abstract

Digital world is not just a part of the life of children and adolescents, but is a constant dimension of their socialization. According to the concept of “digital citizenship”, as the digital society develops, the Internet takes forms and supports rules for communication and behavior. The aim of this paper is to compare following communication rules online and offline in adolescents in comparison with young adults and parents, as well as its relationship with their opinions about reasons for the expression of opinion on the internet and the causes of online aggression. The study was conducted in 2017 in 17 cities in 8 federal districts of Russia and included 1,029 adolescents aged 14 to 17 years, 525 teenagers aged 12 to 13 years, 736 young people aged 17 to 30 and 1,105 parents of teenagers aged 12 to 17 years. Respondents assessed to what degree they follow different communication rules online and offline, as well as possible reasons for preferring online expression of their opinions and aggression. It was shown that online communication in many respects obeys the same rules as offline, but teenagers (especially boys) are less likely to comply with any rules of communication. The discrepancy between online and offline rules is also maximized in adolescents, but does not depend on gender. In all groups, less agreement with the rules of communication is related to belief that the Internet makes it possible to splash out the negative emotions and go unpunished. It is assumed that since digital socialization does not occur in such close contact with adults as offline and often has no direct feedback, the personal “maturation” of adolescentsoffline goes ahead comparing to online. In adults unified communication regulation have been already developed, and the difference between offline and online is almost imperceptible. Practical recommendations for social programs are discussed.

KeywordsDigital socialization, rules of communication, online, the Internet, adolescents, intergenerational comparisons
AcknowledgmentThis work is supported by the Russian Science Foundation under grant № 18-18-00365 “Digital socialization in the cultural-historical perspective: intragenerational and intergenerational analysis”.
Received14.06.2019
Publication date26.06.2019
Number of characters34419
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Цифровое пространство ― не просто часть жизни современного человека, а постоянно присутствующее измерение его социализации, в первую очередь для подростков, которые треть жизни тратят на сон, треть ― живут в реальном мире, а еще одну треть ― в цифровом [5]. Исследования онлайн-рисков, которые доминируют в этой области, и способов совладания с ними свидетельствуют в пользу того, что онлайн-опыт цифрового поколения качественно отличается от их опыта офлайн [5, 9]. В то же время есть исследования, в которых показано, что сегодня молодые люди не чувствуют разницы между личным общением и общением по мобильному телефону; при этом при общении по телефону эта возрастная группа отдает предпочтение SMS, а не устному разговору ― отчасти потому, что их можно писать незаметно и держать в секрете, они облегчают общение в затруднительной ситуации, а также позволяют возвращаться к значимым сообщениям [12, 13]. Сочетание цифровой и традиционной социализации, которое сегодня определяет формирование гражданина общества, в том числе и как “цифрового гражданина”, задает для всех живущих поколений новый формат межличностной и межгрупповой коммуникации. Он предполагает сплетение привычных и устоявшихся норм и правил офлайн-общения и поведения с формирующими на наших глазах в онлайн-контекстах новыми культурными практиками и способами поведения.
2 Как меняются нормы общения, обусловленные новыми векторами личностного развития, как формируются иерархии мотивов и моральные ценности там, где значимые взрослые часто не выступают источником субъективных норм и стремлений [10], а другие участники общения нередко даны лишь через их цифровые проявления? Классические исследования эффектов анонимности, авторитета, диффузии ответственности, получившие повсеместное признание после работ С. Милграма и Ф. Зимбардо, позволяют опасаться, что интернет, по мнению ряда исследователей, неся в себе квинтэссенцию этих эффектов [1], станет пространством порождения особых форм “культурной патологии” [7], в котором человек будет воспринимать онлайн как часть себя, своих психологических границ. Однако сегодня уже достаточно определенно можно говорить о качественном изменении структуры и содержания детства, его нормативных моделей [5]. Исчезает четкость противопоставления детства и взрослости, как “образа потребного будущего” [3], когда все усилия воспитания и обучения в настоящем направлены на достижение вполне определенного идеала адекватного и успешного взрослого. Под влиянием технологических изменений этот идеал сегодня размывается, как и декларированные психологией развития нормы “правильного” детства [6]. На примере исследования общения в реальной жизни и в сети можно будет увидеть различие и сходство, а возможно и некоторые особенности взаимодействия между нормативными моделями поведения в этих мирах. Данные современных исследований в этой области позволяют предположить, что в условиях стремительной конвергенции реального и виртуального миров вопрос о нормативных моделях не может иметь однозначного доминирования “старого” или “нового” варианта решения. Например, опираясь на работы М. Мид [2], многие предполагают, что цифровое поколение ― подростки и молодежь ― выступят в качестве “законодателей” собственных, уникальных для интернета правил, которым обучат своих родителей. Тем не менее эмпирические исследования свидетельствуют скорее об отсутствии единой модели межпоколенческого взаимодействия с доминированием самостоятельного освоения и постепенным одновременным выходом на первый план традиционной постфигуративной (от родителей детям) и кофигуративной (в рамках поколения) моделей [4].

Number of purchasers: 2, views: 179

Readers community rating: votes 0

1. Emelin V.A., Thostov A.Sh. Vavilonskaja set': jerozija istinnosti i diffuzija identichnosti v prostranstve interneta // Voprosy filosofii. 2013. № 1. P. 74–84. (in Russian)

2. Mid M. Kul'tura i preemstvennost': issledovanie konflikta mezhdu pokolenijami // Mid M. Kul'tura i mir detstva. Moscow: Nauka, 1988. P. 322–361. (in Russian)

3. Polivanova K.N. Detstvo v menjajushhemsja mire // Sovremennaja zarubezhnaja psihologija. 2016. V. 5. № 2. P. 5–10. (in Russian)

4. Soldatova G.U., Rasskazova E.I. Cifrovaja situacija razvitija mezhpokolencheskih otnoshenij: razryv i vzaimodejstvie mezhdu podrostkami i roditeljami v Internete // Mir psihologii. 2017. № 1(89). P. 134–143. (in Russian)

5. Soldatova G.U., Rasskazova E.I., Nestik T.A. Cifrovoe pokolenie Rossii: kompetentnost' i bezopasnost'. Moscow: Smysl, 2017. (in Russian)

6. Soldatova G.U. Cifrovaja socializacija v kul'turno-istoricheskoj paradigme: izmenjajushhijsja rebenok v izmenjajushhemsja mire // Social'naja psihologija i obshhestvo. 2018. V. 9. № 3. P. 71–80. (in Russian)

7. Thostov A.Sh. Psihologija telesnosti. Moscow: Smysl, 2002. (in Russian)

8. Erreygers S., Vandebosch H., Vranjes I., Baillien E., De Witte H. Nice or Naughty? The Role of Emotions and Digital Media Use in Explaining Adolescents’ Online Prosocial and Antisocial Behavior // Media Psychology. 2017. V. 20 (3). P. 374–400.

9. Goerzig A. Adolescents’ experience of offline and online risks: Separate and joint propensities // Computers in Human Behavior. 2016. V. 56. P. 9–13.

10. How technology changes everything (and nothing) in psychology: 2008 annual report of the APA Policy and Planning Board // American Psychologist. 2009. V. 64. Is. 5. P. 454–463.

11. Larkin M., Wood R.T., Griffiths M.D. Toward addiction as relationship // Addiction Research and Theory. 2006. V. 14. Is. 3. P. 207–215.

12. Madell D., Muncher S. Back from the beach but hanging on telephone? English adolescents' attitudes and experiences of mobile phone and the Internet // Cyberpsychology and Behavior. 2004. V. 7 (3). P. 359–367.

13. Madell D., Muncher S. Control over social interactions: an important reason for young people's use of the Internet and mobile phones for communication? // Cyberpsychology and Behavior. 2007. V. 10 (1). P. 137–140.

14. Mossberger et al., 2008

15. Underwood M.K., Ehrenreich S.E. The power and the pain of adolescents’ digital communication: Cyber victimization and the perils of lurking // Americal Psychologist. 2017. V. 72 (2). P. 144–158.

Система Orphus

Loading...
Up