The Perspectives of China’s Economic Domination on Eurasia Continent

 
PIIS013128120011440-5-1
DOI10.31857/S013128120011440-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Leading researcher
Affiliation: Institute of Far Eastern Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameProblemy Dalnego Vostoka
EditionIssue 4
Pages112-120
Abstract

After disintegration of bipolar world the role of PRC had grown both in global and regional affairs, the last one has objectively brought to some theoretical researches among Chinese expert circles over such important problems like state economic interests, national security so, as geostrategy of world and regional trade. Beijing has worked out long-term foreign-policy course, the essence of which can be interpreted like the following formula: “pacify West, lean against North, struggle for East and South“. It’s been considered that China as a state settled down in Eastern part of Eurasia is simply obliged to develop strategic partner relations with leading powers of Eurasian continent. Such powers by Chinese leadership are considered Germany, Russia and India since only being in the process of “independent” and “joint” transformation with them China is able to become finally main motive strength in conditions of being modified world system. Powerful economic potential affords Beijing to render noticeable influence on geopolitical situation in Eurasia and conduct independent enough, without looking back at its so called “strategic” partners, foreign economic policy.

KeywordsPRC, Eurasia, economic interests, geopolitic, world system
Received10.09.2020
Publication date18.09.2020
Number of characters26323
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 То целое, что Китай собирается построить в Евразии, как предполагается, будет заметно больше, чем сумма его частей, и этому в значительной степени способствует весьма воинственный изоляционизм, предлагаемый администрацией США во главе с Дональдом Трампом, по сути оставляющий КНР значительный простор для геополитического маневра.
2 Защищая свои долгосрочные интересы на евро-азиатском континенте, но не имея при этом четко сформулированной стратегии, Вашингтон постепенно уступает Евразию своим основным конкурентам, что грозит США крупными и катастрофическими геополитическими последствиями тотального проигрыша Пекину и Москве1. 1. Luks, Leonid. Eurasien aus neototalitärer Sicht — Zur Renaissance einer Ideologie im heutigen Russland. Aufsätze. Universität Köln Verlag. Totalitarismus und Demokratie, No. 1, 2014. S. 65 (63–76 s.). (In Deutsch).
3 Теория политического реализма утверждает, что любые проекты региональной интеграции устойчивы лишь в случае соблюдения баланса экономической взаимозависимости, а взаимовыгодное сотрудничество всегда приводит к формированию реальной устойчивости, которая не позволяет никому оспаривать существующий статус-кво. Фактически в своей экономической политике на евро-азиатском пространстве КНР исповедует сегодня диалектический принцип асимметричной взаимозависимости, что на самом деле представляет собой нарушение «баланса зависимости». То есть китайская сторона резервирует за собой право устанавливать благоприятные для себя экономические условия, а значит — получать политические уступки от своих партнеров. Иными словами, китайское государство усиливает свое внимание в отношении Евразии путем разрушения симметрии в экономических отношениях со странами региона, не давая им возможности диверсифицировать систему устоявшегося взаимодействия и жестко усиливая контроль над стратегическими рынками евро-азиатского континента.
4 Умышленно оставляя КНР простор для стратегического маневра в рамках евро-азиатского пространства, Вашингтон тем самым преследует вполне определенные геополитические цели, среди которых основной является стремление заставить Пекин «увязнуть» в объективно нерешаемых стратегических проблемах континента. Это, прежде всего, евроазиатская интеграция, диалектика которой выводит на повестку дня вопрос о формах единения суверенных государств. Китайские исследователи настаивают, что сегодня межгосударственная интеграция относится к сфере международных экономических отношений, в которой такая образующаяся совокупность государств оказывается реально способной приобретать признаки и свойства зрелой надгосударственной структуры2. Данное явление отражает содержание международной экономической интеграции, под которым следует понимать парадигму взаимодействия заинтересованных государств, ведущую к последовательному их сближению, вплоть до формирования некой новой «большой системы», похожей на региональную «квазигосударственность». В США считают, что Китай, весьма увлекся стимулированием подобного сложного процесса создания из простейших экономических составляющих объединенного объекта своего геополитического доминирования в Евразии. 2. Wen Jianyui. ZhongMei Quanqui yuYatai diqui anquan mubiao: (Параметры китайско-американской глобальной и азиатско-тихоокеанской безопасности). Dongbei ya zhengzhi, No. 3. Dongbeiya luntan. Beijing, 2013. P. 10 (3–126 p.). (In Chinese).

Number of purchasers: 1, views: 249

Readers community rating: votes 0

1. Braml, Martin; Felbermayr, Gabriel. Handelskrieg und seine Folgen: Ist WTO am Ende? Zur Diskussion Gestellt. Ludwig-Maximilians Universität Verlag. München, 2018. (In Deutsch).

2. Chase, Michael S. Russia-China Relations: assessing common ground and Strategic fault lines. The National Bureau of Asian Research. Special Report. Seattle, 2017.

3. Hirose, Yoko. Yurasia togo no riso to genjitsu: (Концепция и реальность евроазиатского единения). Gaikoku no rippo, No. 4. Mirai kenkyusyo. Niigata, 2013. (In Japanese).

4. Koshigi, Seifu.Shinjidai no Nikkan kyoryoku: (Японо-южнокорейское сотрудничество в новую эпоху). Nikkan shinjidai kenkyusyo no repoto. Tokyo, 2013. (In Japanese).

5. Luks, Leonid. Eurasien aus neototalitärer Sicht — Zur Renaissance einer Ideologie im heutigen Russland. Aufsätze. Universität Köln Verlag. Totalitarismus und Demokratie, No. 1, 2014. (In Deutsch).

6. Masuda, Masayuki. Chugoku gaiko to kokusai sistemu: (Внешняя политика Китая и международная система отношений). Taiwan mondai, No. 4. Taibei, 2004. (In Japanese).

7. Shubert, Jeff. New Eurasien Age: China’s Silk Road and the EAEU in SCO space. Chinese Quaterly of International Strategic Studies. Volume 02, Issue 04. Beijing, 2016.

8. Takahara, Akio. Chugoku no gaiko seisaku: (Внешняя политика Китая). Tokyo kokuritsu daigaku seiji gakubu repoto, No. 684. Tokyo, 2010. (In Japanese).

9. Umehara, Naoki. Chugoku “Ittai, Ichiro” koso no tokucho to kongo ni-tsuite: (Об особенностях китайской идеи «Один пояс, один путь» и что будет дальше). Kokusai tsuka kenkyusyo. Newsletter, No. 11. Tokyo, 2017. (In Japanese).

10. Wei Jiankangkai, Xu Zheng. Meiguo chukou guanzhi gaige de lingzheng qinbao fenxi (Competitive Intelligence Analysis of U.S. Export Control Reform). Qingbao zazhi (Journal of Intelligence). Vol.38, No. 4. Zhongguo zhengfa daxue chubanshe. Beijing, 2019. (In Chinese).

11. Wen Jianyui. ZhongMei Quanqui yuYatai diqui anquan mubiao: (Параметры китайско-американской глобальной и азиатско-тихоокеанской безопасности). Dongbei ya zhengzhi, No. 3. Dongbeiya luntan. Beijing, 2013. (In Chinese).

12. Yang Cheng. The Eurasian Moment in Global Politics: A Comparative Analysis of the Big Powers’ Strategy for Regional Integration. East China Normal University Publishers. Tianjin, 2014.

13. Zay, Christiane. China-Strategie 2015–2020: Strategischer Rahmen für die Zusammenarbeit mit China in Forschung. Referat: Zusammenarbeit mit Asien und Ozeanien. Bundesregirung. Bonn, 2015. (In Deutsch).

14. Zheng Yuisho. Zhongguo waijiao zhengce (Китайская внешняя политика). Hong Kong Changshi daxue chubanshe. Xyanggang, 2009. (In Chinese).

Система Orphus

Loading...
Up