Direct Investment from Russia Abroad: Changes since 2018

 
PIIS086904990013992-3-1
DOI10.31857/S086904990013992-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation:
MGIMO-University
Institute of Scientific Information for Social Sciences of the Russian Academy of Sciences (INION)
Address: Moscow, 15-2, Krzhizhanovskogo Str., 117218, Moscow, Russian Federation
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 1
Pages5-15
Abstract

The article considers the specifics of Russian foreign direct investment outflows in 2018 – the first half of 2020. Three main reasons for the new stagnation of Russian foreign investment expansion are identified: 1) the strengthening of “sanctions war” with the West after the election of Vladimir Putin for the 4th presidential term; 2) the slowdown in the global economy in 2018-2019 against the background of relatively low prices for hydrocarbons and other raw materials exported from Russia; and 3) the crisis caused by the coronavirus pandemic in 2020. These factors resulted in a reduction of both outward foreign direct investment stocks by Russian MNEs (partially due to revaluation of their assets after the collapse of the ruble rate), and a decrease in investments of wealthy Russians in foreign real estate as well as pseudo-foreign investment because of the regular attempts to conduct de-offshorization. Based on a study conducted at INION within the framework of the international program for studying MNEs from emerging markets, a list of leading Russian non-financial MNEs by the end of 2019 is presented. Further prospects of Russian direct investment are shown at the end of the article.

Keywordsforeign direct investment, FDI, Russian multinational enterprises, MNEs, FDI statistics, investments in foreign real estate, round-tripping FDI, “sanctions war” with the West, effects of the coronavirus pandemic on the economy
Received25.02.2021
Publication date03.03.2021
Number of characters22581
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 За несколько лет до мирового экономического кризиса 2008‒2009 гг. в научном мире резко возрос интерес к экспорту из России прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Появились не только многочисленные работы в самой России, но и почти полсотни статей за рубежом [Liuhto, Majuri 2014]. Симптом не случаен – если по итогам 1995 и 2000 гг. Россия занимала, по данным ЮНКТАД, соответственно, 35-е и 30-е места в мире по накопленному объему экспортированных ПИИ, то к 2007 г. страна переместилась на 13-е место (с долей 1,95% и абсолютным показателем, равным 363,5 млрд долл.). За 12 лет накопленные российские ПИИ увеличились почти в 109 раз, притом что за следующие 12 лет – до конца 2019 г. – показатель возрос лишь в 1,1 раза [World Investment Report 2020, annex table 04]. Разумеется, в первом случае речь шла о быстром росте с низких базовых значений, однако в 2010-е гг. активность российских ТНК за рубежом сократилась: на передний план вышли инвесторы из других стран – “новичков” заграничной экспансии. Например, по динамике ПИИ в 2002‒2015 гг. Россию опередили Китай, Ирландия, Республика Корея, ЮАР, Австрия, Сингапур и др. [Kalotay 2020].
2 В начале 2010-х гг. размер накопленных российских ПИИ интенсивно колебался из-за падения курса рубля, резких изменений стоимости акций компаний, в которые инвестировали средства российские ТНК, но ни разу не превышал 400 млрд долл. Это привело к постепенному “сползанию” страны на 20-е место к концу 2014 г. (там она остается до сих пор). Вместе с тем по текущим ПИИ Россия даже иногда входила в первую десятку в мире (6-е место в 2013 г. и 7-е в 2014 г. с долей, превышающей 5%) [World Investment Report 2020, annex table 02]. С 2015 г. Россия перестала попадать в число лидеров и по масштабам годового экспорта ПИИ, в результате чего интерес ученых постепенно переключился на капиталовложения из Китая и других развивающихся стран. В то же время устойчивое место России среди 20 ведущих стран по экспорту ПИИ обусловливает необходимость сохранить исследовательское внимание. Тем более что, на наш взгляд, после 2018 г. наблюдается новый этап в российской зарубежной экспансии, черты которого особенно зримо проявляются с 2020 г. В данной статье процесс проиллюстрирован сначала на основе статистики Банка России (ЦБ РФ), а затем корпоративной отчетности, собранной при анализе ведущих российских ТНК и их последующего анкетирования летом 2020 г.
3 Динамика российских ПИИ в 2018-2020 годах
4 Если проводить анализ только официальной статистики ЦБ РФ, то однозначная картина вряд ли получится. На конец 2017 г., по данным ЦБ РФ, накопленные российские ПИИ составили 388,7 млрд долл. при расчете по принципу направленности (его применение позволяет хотя бы отчасти исключить из учета псевдоиностранные капиталовложения). По итогам года показатель оказался максимальным за все время наблюдений – даже уровень конца 2013 г. был превзойден на 3,4 млрд долл. К 1 апреля 2018 г. объем российских ПИИ еще увеличился – до 398,4 млрд долл. Затем началось падение, сменившееся ростом в течение 2019 г., вновь спадом в I кв. 2020 г. и увеличением во II кв. 2020 г.

Number of purchasers: 0, views: 291

Readers community rating: votes 0

1. Bank of Russia (2020а) Official Exchange Rates on Selected Date (http://cbr.ru/eng/currency_base/daily/).

2. Bank of Russia (2020b) Direct Investment of the Russian Federation Abroad: Positions by Instrument and Partner Country (Directional Principle) (http://cbr.ru/vfs/eng/statistics/credit_statistics/direct_investment/16e-dir_inv.xlsx).

3. Bank of Russia (2020c) Direct Investment of the Russian Federation Abroad: Flows by Instrument and Partner Country (http://cbr.ru/vfs/eng/statistics/credit_statistics/direct_investment/18e-dir_inv.xls).

4. Bulatov A.S. (2020) Sovremennaya rossiyskaya vneshneekonomicheskaya model’ i eyo vnesneekonomicheskiye aspekti [Today’s Russian Economic System and its External Economic Aspects]. Rossiya i sovremennyj mir, no. 2, pp. 158‒168. DOI: 10.31249/rsm/2020.02.09.

5. Kachmazov (2020) S kapitalom za granitsu [With Capital Abroad]. Kommersant (https://www.kommersant.ru/doc/4299818).

6. Kalotay K. (2020) A Quarter Century of Global Foreign Direct Investment: A Shifting Landscape. Encyclopedia of International Economics and Global Trade, vol. 1: Foreign Direct Investment and the Multinational Enterprise. World Scientific, pp. 11‒43.

7. Kheyfets B.A. (2018) Vliyaniye antirossiyskih sanktsiy na protsess deofshorizatsii [Deoffshorization and Anti-Russian Sanctions]. Russian Foreign Economic Bulletin, no 8, pp.15‒31.

8. Kuznetsov A.V. (2018) Metody otsenki pryamih rossiyskih investitsiy za rubezhom [Evaluation Methods of Russian Direct Investments Abroad]. Economics of Contemporary Russia, no. 4, pp. 37‒50.

9. Liuhto K. (2015) Motivations of Russian Firms to Invest Abroad: How Do Sanctions Affect Russia’s Outward Foreign Direct Investment? Baltic Region. no. 4, pp. 4-19. DOI: 10.5922/2079-8555-2015-4-1.

10. Liuhto K.T., Majuri S.S. (2014) Outward Foreign Direct Investment from Russia: A Literature Review. Journal of East-West Business. vol. 20, no. 4, pp. 198‒224. DOI: 10.1080/10669868.2014.967434.

11. Rosstat (2019) Russian Statistical Yearbook. Moscow.

12. Timofeev I., Morozov V., Timofeeva Yu. (2020) Sanktsii protiv Rossii: vzglyad v 2020 g. [Sanctions against Russia: Outlook 2020]. Russian International Affairs Council Report, no. 51.

13. Vatnik K. (2020) Rossiyane ostayutsya krupneyshimi pokupatelyami nedvizhimosti v Chernogorii [Russians Remain the Largest Buyers of Real Estate in Montenegro] (https://prian.ru/news/rossiyane-ostayutsya-krupneyshimi-pokupatelyami-nedvizhimosti-v-chernogorii.html).

14. V kakih stranah chasche pokupayut nedvizhimost’ rossiyane (2019) [In Which Countries Do Russians Buy Real Estate More Often?] (https://www.cre.ru/analytics/74296).

15. World Investment Report 2020. International Production beyond the Pandemic. Geneva: UNCTAD.

Система Orphus

Loading...
Up