Russian students’ perceptions of justice

 
PIIS086904990010748-4-1
DOI10.31857/S086904990010748-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 4
Pages20-30
Abstract

The article analyzes Russian students’ perceptions of justice. Based on the data of a representative quantitative survey (N = 6055) as well as a qualitative research (51 focus groups in 12 regions of the Russian Federation), a conclusion about a paternalistic model of respondents' perceptions of justice is done. The state, according to their opinion, is the key actor that can ensure a fair social order. At the level of everyday speech practices youth's perceptions of justice exist in three dimensions: historical, domestic policy making and foreign policy making. The main dualism of the ideas of the studied group about justice is found in the contradiction between the assessments of these two processes of policy making. Russia's rigid and strong position on the international arena in narratives is characterized as fair while the domestic political situation is assessed as insufficiently fair.

Keywordsjustice, Russian youths, students, political attitudes, social guarantees, foreign policy views
Received01.09.2020
Publication date03.09.2020
Number of characters30347
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Справедливость – одна из наиболее актуальных тем, тревожащих сегодня людей во всем мире. Это один из ключевых лейтмотивов политических кампаний, программ социальных реформ, тема массовых протестов. Актуализировалась тема справедливости и в период выработки мер по поддержке граждан и национальной экономики в условиях пандемии коронавируса.
2 Зарубежные и российские исследователи отмечают: сам вопрос о том, что такое справедливость, очень дискуссионный, хотя она, безусловно, входит в число главных общечеловеческих ценностей. Однако понимание и наполнение конкретным смыслом этого понятия, само его определение очень сильно зависит от национального контекста, включающего в себя сложившиеся в обществе формальные и неформальные институты, традиции и морально-этические нормы.
3 Как отмечает А. Андреенкова, вопрос о достижении справедливого общественного устройства на протяжении XX в. был в России и странах Запада чуть ли не главным, обусловливающим все социально-политические процессы: он служил основой размежевания партий, причиной возникновения новых общественных движений, приводил к слому социальных систем и распаду империй. При этом “разные исторические пути привели и к разным моделям обеспечения социальной справедливостиˮ и, соответственно, к разному пониманию содержательного наполнения понятия “справедливостьˮ [Андреенкова 2017, с. 21].
4 Не способствует разрешению этого вопроса и то, что в других языках существует несколько слов, обозначающих в русском понятие “справедливостьˮ. Так, в англоязычных публикациях используются слова “justice”, “fairness”, “equity” и другие. При этом сами исследователи склонны признавать, что не всегда они используются в одинаковых значениях. Например, часть ученых употребляет “justice” и “fairness” как синонимы, в то время как другие проводят между ними четкое разграничение (см., например, [Finkel 2000; Воркачев 2011]).
5 Кроме того, понятие справедливость давно приобрело многомерный характер, и исследователи из разных тематических областей выделяют огромное множество ее типов (см., например, [Ambrose, Hess, Ganesan 2007]). Сам термин сегодня используется в целом спектре научных дисциплин и в огромном наборе исследовательских тематик: от школьной психологии, где справедливость признается безусловной ценностью и трактуется как право каждого на уважение и на ресурсы, которые может предложить школа [Shriberg, Bonner, Sarr, Walker, Hyland, Chester 2008], до маркетинговых исследований, изучающих влияние различных культур информационной справедливости на лояльность потребителей [Wang, Mattila, 2011; Fujii, Gärling, Jakobsson 2004], и гендерных исследований, где “fairness”, например, изучается на совсем бытовом уровне и затрагивает вопрос распределения домашних обязанностей между мужчинами и женщинами [Öun 2013]. А новые социальные, политические и экономические процессы приводят и к расширению трактовок понятия “справедливостьˮ. Так, под воздействием глобализации в него добавляются идеи об использовании глобальных ресурсов для общего блага и появляется понятие альтерглобализм – глобальное движение за справедливость [Аитова 2015].

Number of purchasers: 2, views: 433

Readers community rating: votes 0

1. Аитова Г. Ш. (2015) Национальные и глобальные особенности осмысления справедливости // Философские науки. №2. С. 42–56.

2. Андреенкова А. В. (2017) Представления о справедливости и экономическом неравенстве в сравнительном межстрановом контексте // Общественные науки и современность. № 5. С. 18–30.

3. Воркачев С. Г. (2011) Справедливость в английской лексикографии: имя концепта // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. №13. C. 35–41.

4. Данилова Е.Н. (2018) Трансформации социальной политики и дискурса социальной справедливости в России // Мир России. № 2. С. 36–61.

5. Мареева С.В. (2013) Справедливое общество в представлениях россиян // Общественные науки и современность. № 5. С. 16–26.

6. Немировский В.Г. (2017) Представления о справедливости в контексте сословной структуры современного российского общества // Социологические исследования. № 9. С. 40–47.

7. Римский В. Л. (2013) Справедливость в современной России: мечты и использование в социальных практиках // Общественные науки и современность. № 5. С. 27–36.

8. Урнов М.Ю. (2012) Что есть справедливость? (Попытка анализа массовых представлений) // Общественные науки и современность. №5. С. 71–88.

9. Ambrose M., Hess R. L., Ganesan S. (2007) The relationship between justice and attitudes: An examination of justice effects on event and system-related attitudes // Organizational Behavior and Human Decision Processes. Vol. 103. No. 1. Pp. 21–36.

10. Bishop J.A., Liu H., Qu Z. (2013) Individual Perceptions of Distributional Fairness in China // Comparative Economic Studies. Vol. 56. No. 1. Pp. 25–41.

11. Finkel N.J. (2000) But it’s not fair! Commonsense notions of unfairness // Psychology, Public Policy, and Law. Vol. 6. No. 4. Pp. 898–952.

12. Fujii S., Gärling T., Jakobsson C. (2004) A cross-country study of fairness and infringement on freedom as determinants of car owners' acceptance of road pricing // Transportation. No. 31. Pp. 285–295.

13. Kim T.-Y., Leung K. (2007) Forming and reacting to overall fairness: A cross-cultural comparison // Organizational Behavior and Human Decision Processes. Vol. 104. No. 1. Pp. 83–95.

14. Kluegel J. R., Mason D. S., Wegener B. (2011) Social Justice and Political Change. Berlin, Boston: De Gruyter.

15. Lin D. (2016) Notions of justice // The International Journal of Evidence & Proof. Vol. 21. No. 1-2. Pp. 79–86.

16. Öun I. (2013) Is it Fair to Share? Perceptions of Fairness in the Division of Housework Among Couples in 22 Countries // Social Justice Research. Vol. 26. No. 4. Pp. 400–421.

17. Shriberg D., Bonner M., Sarr B., Walker A., Hyland M., Chester C. (2008) Social Justice Through a School Psychology Lens: Definition and Applications // School Psychology Review. Vol. 37. No. 4. Pp. 453–468.

18. Wang C., Mattila A.S. (2011) A cross‐cultural comparison of perceived informational fairness with service failure explanations // Journal of Services Marketing. Vol. 25. No. 6. Pp. 429–439.

Система Orphus

Loading...
Up