The Concept of Migration Policy and Labour Migration: What Can or Should Be Done?

 
PIIS086904990006570-9-1
DOI10.31857/S086904990006570-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Head of Department of Labor Relations and Social Mobility of the Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences
Affiliation: Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 5
Pages132-141
Abstract

The Concept of the Russian Federation national migration policy for 2019-2025, approved in 2018, appeared before the predecessor, adopted in 2012, was completed. This step marks the shift of the country's migration policy priorities in the changed external and internal socio-economic and political conditions. There is no doubt that these changes were very significant. As far as the revision of migration policy priorities corresponds to the current needs of the country and the trends of the migration policy of the main host countries - this problem is considered in the presented article.

Keywordsconcept, migration policy, labor migration, demand and supply of foreign labor, compatriots
Publication date26.09.2019
Number of characters29424
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Принятие в октябре 2018 г. “Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годыˮ (далее – Концепция)1. следует рассматривать как серьезный шаг в трансформации отечественной миграционной политики. С одной стороны, ее появлению предшествовал целый ряд действий по совершенствованию законодательной базы, организационно-управленческого строения системы миграционного регулирования и упорядочения правил, прав и обязанностей, касающихся пребывания иностранных граждан на российской территории. Даже был опубликован проект документа, что предполагает серьезное обсуждение, которого, однако, не получилось [Хамраев 2017]. С другой стороны, последовавшие за принятием Концепции шаги свидетельствуют о серьезности намерений по приведению миграционного регулирования в соответствие со сформулированными в документе представлениями об их значимости, провозглашенными целями и задачами предлагаемого совершенствования, более четкой расстановкой приоритетных направлений совершенствования миграционной политики как составной части государственной политики. 1. Указ Президента РФ “О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 20192025 годы” 31.10.2018 № 622 ( >>>> ).
2 В отечественной управленческой практике использование такой разновидности документа, как “концепцияˮ, приняло достаточно широкие масштабы и прежде всего – на федеральном уровне. Но его место среди прочих документов не до конца определенно, тем более что данная форма не включена в нормативный список документов стратегического планирования2. 2. См. Федеральный закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ “О стратегическом планировании в Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями) (http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_164841/).
3 По мнению ряда исследователей, Концепция – некий обобщающий документ, дающий представление о роли общественно-политической проблемы в системе государственных приоритетов и призванный наметить цели и меры воздействия на определенную сферу, требующую более пристального внимания в соответствии с теми или иными факторами [Кононов 2017]. По сути, изначально это, скорее, постановка проблемы, чем нормативно обязательный документ.
4 Однако в современной российской практике, в том числе и миграционного регулирования, данная категория документов приобретает несколько иное значение, выполняя роль новомодной “дорожной картыˮ, призванной определить направления развития конкретной сферы управления, ее цели и задачи на определенный период. Так, в рассматриваемой Концепции “определяются цель, принципы, задачи и основные направления государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годы (далее – миграционная политика) исходя из анализа практики регулирования миграционных процессов и современного понимания национальных и глобальных проблем миграцииˮ (http://www.kremlin.ru/acts/news/58986). Не случайно принятие документа оформлено Указом Президента РФ “О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годыˮ, содержащим поручение правительству обеспечить реализацию Концепции, в трехмесячный срок утвердить план по ее реализации, осуществлять контроль и своевременную корректировку. Провозглашается, что Концепция разработана с учетом ряда основных документов стратегического характера (стратегий и концепций, прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 г.).

Number of purchasers: 2, views: 623

Readers community rating: votes 0

1. EU (2016) ‘Zaragoza’ Integration Indicators: Germany. (https://ec.europa.eu/migrant-integration/librarydoc/eu-zaragoza-integration-indicators-germany).

2. European Commission (2018a) EU budget: Commission proposes major funding increase for stronger borders and migration / Press release.

3. European Commission (2018b) Pilot Projects Legal Migration. Concept note, EC Brussels 2018 (https://www.icmpd.org/fileadmin/user_upload/ DOC6_Concept_Note.pdf).

4. Gordeev V. (2018) Putin reorganizoval svoe upravlenie obespechenija konstitucionnich prav [Putin reorganized his constitutional rights office] (https://www.rbc.ru/politics/23/12/2018/5c1f69559a79476ecf13914e).

5. Gosudarstvennaya programma “Sodeystviye zaniatosti naseleniya” GP 07 Utochnenniy godovoy otchet 2017. OM 1.6. Zaschita nacionalnogo rinka truda ot izbitochnogo privlechenija inostrannoy rabochej sili [State program "Promotion of employment". SE 07 Updated Annual Report for 2017 OM 1.6. Protection of the national labor market from over-attraction of foreign labor], pp. 86–92 (https://rosmintrud.ru/ministry/programms/3/1).

6. Khamrayev V. (2017) MVD podgotovilo novuju concepciju migracionnoy politiki [The Ministry of Internal Affairs prepared a new concept of migration policy] (https://www.kommersant.ru/doc/3461314?from=doc_vrez).

7. Komarovskiy V.V. (2018) Instrumenti migracionnogo regulirovaniya: orgnabor i mezgosudarstvennie soglasheniya (Russia  Uzbekistan) [Migration regulation instruments: organizing and interstate agreements (Russia  Uzbekistan)]. Russia i novie gosudarstva Eurasii, no. 3, pp. 156–169.

8. Kononov L.A. (2017) Rol’ oficial’nich documentov: koncepciy, doktrin i strategiy v politichescom upravlenii Rossiyskoy Federacii [The role of official documents: concepts, doctrines and strategies in the political management of the Russian Federation]. Pravo i sovremennie gosudarstva, no. 2, pp. 55–66.

9. Pertsev A. (2019) Ludi u nasterpimie. Do opredelennogo momenta [Our people are tolerant. Until a certain point] (https://kommersant.ru/daily/118084).

10. Rosstat (2018) O mezregionalnoy trudovoy migratsiyi v 2017 [On interregional labor migration in 2017] (http://www.gks.ru/free_doc/new_site/ population/trud/migrac/mtm_2017.htm).

11. Soloviev V. (2019) Migrantopoluchateli. Sformirovani structuri, kotorie zaymutsia privlecheniem v Rossiju novich grazdan [Migrant beneficiaries. Formed structures that will attract new citizens to Russia] (https://www.kommersant.ru/doc/ 3909388).

12. Zachem kitajci skupajut zemlu v Sibiri I chem. Oni razdrazajut rossijan (2019) [Why the Chinese are buying up land in Siberia and how they annoy the Russians] (https://news.mail.ru/ society/36287695/).

Система Orphus

Loading...
Up