О научных трансакциях, сообществах и академической свободе (Размышления над книгой А.Н. Олейника)

 
Код статьиS086904990006565-3-1
DOI10.31857/S086904990006565-3
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Ведущий научный сотрудник Института системного анализа Федерального исследовательского центра “Информатика и управление” РАН
Аффилиация: Федеральный исследовательский центр “Информатика и управление” РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаОбщественные науки и современность
ВыпускНомер 5
Страницы97-107
Аннотация

В статье рассматривается предложенная А. Олейником концепция применения методологического инструментария институциональной экономики к анализу науки как подсистемы социума. Исследуется проблема трактовки множества научных коммуникаций с позиций трансакционного подхода. Непосредственными объектами анализа выступают научные коммуникации, институциональная среда науки, научные сообщества и научные организации. Обсуждаются полученные Олейником результаты изучения институционального трансфера на примере российских университетов.

Ключевые слованаучные коммуникации, институциональная среда науки, научные сообщества, трансфер научных институтов
Дата публикации26.09.2019
Кол-во символов32707
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Книга А. Олейника [Олейник 2019] написана по материалам исследований, которыми автор активно занимался с конца 2000-х до середины 2010-х гг. Главная ее идея – использование языка институциональной экономической теории в целом и трансакционного анализа в частности для описания “социального измерения” науки. Кроме того, в книге представлены некоторые результаты применения этой идеи. Многие главы и разделы начинали свою жизнь в виде самостоятельных произведений, и надо сказать, не все утратили автономию, несмотря на усилия автора создать из них стройную монографическую конструкцию. При всем уважении к этим усилиям, иногда мне было жаль, что автор не пошел путем всея земли и не сделал книгу как сборник статей1, привязав таким образом каждое свое рассуждение к конкретному времени и соответствующему идейному контексту, что могло бы снять ряд возможных замечаний. Все-таки десять и даже пять лет, прошедших с момента первой публикации некоторых фрагментов книги, при современных темпах развития науки – очень большой срок. За это время некоторые из затронутых тем приобрели новые измерения, например подверглись переосмыслению многие паттерны научной коммуникации2, а также методы идентификации, типологизации и оценки научных текстов3. Эти обстоятельства создают новую оптику, которая иногда подчеркивает то, что пострадало от времени. Но вдвойне отрадно, что пострадало не все. 1. Я имею в виду, что большинство авторов вынуждены именно таким образом составлять свои книги, поскольку с середины 1990-х гг. монографии последовательно дискриминируются (не учитываются) в качестве официальных результатов научной работы.

2. С 2014 г. принятая Европейской комиссией стратегия руководства наукой ориентирована “на совокупный эффект технологического развития и культурных изменений”, включая не только новые цифровые инструменты исследования, но и новые сетевые коллаборации, а также вовлечение медиа (https://ec.europa. eu/digital-single-market/en/open-science).

3. Например, все шире распространяется (особенно в естественных науках) практика включения в состав авторов не только ученых, но также технического персонала лабораторий, в которых получены научные результаты. Развиваются и формы автоматического генерирования научных текстов. Так, уже стало привычным “соучастие” роботов в создании статей для Википедии путем автоматического внесения сведений о вновь открытых космических телах, географических объектах и проч., а совсем недавно издательство Springer Nature представило научную книгу, созданную искусственным интеллектом [Lithium-Ion… 2019].
2

Структура предметной области

3 Непосредственные объекты исследования в книге суть научные коммуникации, институциональная среда, научные сообщества и научные организации. Автор полагает, что множество научных коммуникаций можно рассматривать как трансакции: “Интерпретация коммуникации как формы бытия в науке обусловливает необходимость поиска новой единицы анализа в эпистемологических исследованиях… Сама трансакция становится основной единицей анализа” (с. 34)4. Правда, вопросы о том, какого рода и все ли научные коммуникации (а также взаимодействия) можно интерпретировать как трансакции, при этом однозначно не решается, так что названные категории иногда выступают как синонимы или определяются одна через другую. Например: “взаимодействия, то есть научные трансакции” (с. 133); “трансакции – основные формы взаимодействия5 между учеными” (с. 34); “научная коммуникация как особый пример трансакции” (с. 52) “результаты коммуникации в науке зависят от способа организации трансакций” (с. 35). В контексте некоторых тем, поднимаемых Олейником, например в главах, содержание которых составляет скорее материал по социологии науки, это не всегда затрудняет понимание авторской мысли, но, пожалуй, препятствует целостному восприятию идеи трансакционного подхода применительно ко всему материалу книги, и в подсознании читателя волей-неволей всплывает: а может быть, не надо трех слов? 4. Здесь и далее ссылки на рассматриваемую книгу приводятся в круглых скобках.

5. То есть, надо полагать, не все взаимодействия – трансакции.

Всего подписок: 2, всего просмотров: 233

Оценка читателей: голосов 0

1. Вернадский В.И. (1915) Война и прогресс науки // Чего ждет Россия от войны. Пг.: Прометей. С. 63–76.

2. Глушаченко С.Б. (2012) Золотой век отечественной юриспруденции: правовые идеалы русских юристов // Научные ведомости БелГУ. Сер. Философия. Социология. Право. № 2 (121). Вып. 19. С. 91–96 (https://cyberleninka.ru/article/n/zolotoy-vek-otechestvennoy-yurisprudentsii-pravovye-idealy-russkih-yuristov).

3. Коммонс Дж. (2007) Институциональная экономика // Экономический вестник Ростовского государственного университета. Т. 5. № 4. С. 59–70.

4. Кузнецов Д. (2015) В Physical Review Letters вышла статья с 5154 соавторами // N+1 (https://nplus1.ru/blog/2015/05/20/gimme-more-more-more-authors).

5. Майровски Ф. Философские основания институционалистской экономики // Terra Economicus. Т. 11. № 2. С. 82–93.

6. Олейник А.Н. (2019) Научные трансакции: сети и иерархии в общественных науках. М.: ИНФРА-М.

7. Рассказов Л. П. (2013) Сходство и различие российской правовой системы и романо-германской правовой семьи // Ленинградский юридический журнал. № 4 (34). С. 76–84 (https://cyberleninka.ru/article/n/shodstvo-i-razlichie-rossiyskoy-pravovoy-sistemy-i-romano-germanskoy-pravovoy-semi).

8. Adams J., McVeigh M., Pendlebury D., Szomszor M. Profiles, not metrics. January 2019 (WOS_ISI_Report_ProfilesNotMetrics_008.pdf).

9. Lithium-Ion Batteries. A Machine-Generated Summary of Current Research (2019) Basel: Springer Nature Switzerland AG. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-030-16800-1.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх