Сколько стоит цифра? О природе цены благ в цифровой экономике

 
Код статьиS086904990006558-5-1
DOI10.31857/S086904990006558-5
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Профессор экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Аффилиация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаОбщественные науки и современность
ВыпускНомер 5
Страницы5-16
Аннотация

Статья посвящена теоретическим и прикладным аспектам фундаментальной теории ценности, стоимости и цены, которые приобретают актуальность в условиях цифровой экономики. Показано, что специфической особенностью ценности благ, создаваемых в цифровых платформенных бизнес-моделях, становится как привязка к издержкам, так и обусловленность действиями человека под влиянием субъективных мотивов. Эти обстоятельства существенно расширяют вариативность моделей создания цифровой ценности.

Ключевые словацифровая экономика, стоимость, ценность, цена, двусторонние рынки, многосторонние рынки, платформы, цифровая ценность
Дата публикации26.09.2019
Кол-во символов30174
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Вопрос об основаниях соизмеримости благ волнует ученых с древности. Стремление дать на него исчерпывающий ответ привело к появлению различных концепций стоимости и ценности. В объективистских теориях в качестве субстанции стоимости рассматриваются затраты на стороне производства. Субъективистские теории акцентируют внимание на потребительских оценках как источниках ценности. Синтез этих двух теоретических направлений переносит внимание на объективные и субъективные факторы, определяющие предложение и спрос, а в результате их равновесия – цену товара.
2 Однако со времен формирования синтетической концепции цены экономическая действительность изменилась радикально. В современной экономике цифровая форма стала тем форматом, в котором представлены ее наиболее существенные результаты, полученные и подлежащие купле-продаже с помощью информационно-коммуникационных технологий. На фоне масштабной цифровой трансформации представляется актуальным проследить связь с современностью одной из самых фундаментальных концепций экономики как общественной науки. Потому для начала позволю себе краткий экскурс в историю экономической мысли.
3

Концепции ценности, стоимости и цены: исторический ракурс

4 Первым экономистом-теоретиком принято считать Аристотеля, и именно его называют предтечей объективистских концепций стоимости1 за сформулированную идею о соизмеримости товаров в процессе обмена на основе неких соизмеримых субстанций. Однако поскольку великий мыслитель древности заключил: “Итак, нужно, чтобы все измерялось чем-то одним... Этим одним является, на самом деле, потребность, которая для всего является связующей основой...ˮ [Аристотель 1983, с. 156], – это утверждение также дает повод считать Аристотеля предшественником и субъективистских теорий ценности. Такая противоречивость взглядов Аристотеля вытекала из неразвитости товарных отношений и господства натурального хозяйства в его времена, когда полезность блага действительно могла представляться более устойчивой основой, определяющей пропорции обмена. 1. В русскоязычной литературе, как правило, термин “стоимостьˮ применяется к объективистским концепциям, а термин “ценностьˮ – к субъективистским. В данной статье я также буду использовать эти лексические возможности русского языка. Однако в романо-германских языках подобные возможности отсутствуют, и в термины “Wert” (нем.), “value” (англ.), “valore” (ит.), “valeur” (фр.), “valor” (исп.), которые на русский язык могут быть переведены и как “стоимостьˮ, и как “ценностьˮ вкладывается разный смысл в зависимости от контекста переводимого сочинения, либо от позиции использующего их в своей работе исследователя.
5 Расцвет объективистских концепций стоимости стал одним из результатов промышленной революции конца XVIII в. и проявился прежде всего в работах представителей классической школы в экономической теории, которые, тем не менее, содержат и некоторые субъективистские черты. Так, несмотря на то что А. Смит называл товарную форму продуктов труда единственно возможной и вечной, он считал стоимость индивидуальной оценкой блага по количеству и качеству затраченного труда. Отвергнув все прочие трактовки стоимости Смита – через “покупаемый трудˮ и доходы факторов производства (заработную плату, ренту, прибыль) [Смит 1962, с. 38, 52], Д. Рикардо выступил более последовательным сторонником трудовой теории стоимости. Однако с субъективистским подходом его концепцию сближает, в частности, утверждение о том, что “существуют некоторые товары, стоимость которых определяется исключительно их редкостью... К такого рода товарам принадлежат некоторые редкие статуи и картины, редкие книги и монеты, вина особого вкуса, выделываемые только из винограда, растущего на определенной почве, встречающейся в очень ограниченном количестве. Стоимость их совершенно не зависит от количества труда, первоначально необходимого для их производства, и изменяется в зависимости от изменения богатства и склонностей лиц, которые желают приобрести ихˮ [Рикардо 1955, с. 34].

Всего подписок: 2, всего просмотров: 453

Оценка читателей: голосов 0

1. Антипина О.Н. (2009) Информационная экономика: современные технологии и ценообразование. М.: Экономический факультет МГУ; ТЕИС.

2. Аристотель (1983) Никомахова этика // Аристотель. Сочинения в 4-х т. Т. 4. М.: Мысль. С. 53–293.

3. Бем-Баверк Е. (1929) Основы теории ценности хозяйственных благ. Л.: Прибой.

4. Лосева Е.А., Павлова Н.С. (2017) Развитие агрегаторов: стратегии и регуляторные рамки // Общественные науки и современность. № 4. С. 16–26.

5. Маршалл А. (1993) Принципы экономической науки. В 3-х т. Т. 1. М.: Прогресс.

6. Рикардо Д. (1955) Начала политической экономии и налогового обложения // Рикардо Д. Сочинения. В 2-х т. Т. 1. М.: Государственное издательство политической литературы.

7. Смит А. (1962) Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз.

8. Шаститко А.Е., Маркова О.А. (2017) Агрегаторы вокруг нас: новая реальность и подходы к исследованию // Общественные науки и современность. № 4. C. 5–15.

9. Шаститко А.Е., Маркова О.А. (2019) Эффекты станвления и функционирования многосторонних рынков: подходы к исследованию // Общественные науки и современность. № 3. C. 52–65.

10. Шаститко А.Е., Паршина Е.Н. (2016) Рынки с двусторонними сетевыми эффектами: спецификация предметной области // Современная конкуренция. Т. 10. № 1 (55). C. 5–18.

11. Эрроу К. (1995) Информация и экономическое поведение // Вопросы экономики. № 5. С. 98–107.

12. Яблонский С.А. (2013) Многосторонние платформы и рынки: основные подходы, концепции и практики // Российский журнал менеджмента. Т. 11. № 4. C. 57–78.

13. Akerlof G.A. (1970) The Market for ‘Lemons’: Quality Uncertainty and the Market Mechanism // Quarterly Journal of Economics. Vol. 84. Pp. 488–500.

14. Armstrong M. (2006) Competition in Two-Sided Markets // The RAND Journal of Economics. Vol. 37. No. 3. Pp. 668–691.

15. Caillaud B., Jullien B. (2003) Chicken and Egg: Competition among Intermediation Service Providers // The RAND Journal of Economics. Vol. 34. No. 2. Pp. 309–328.

16. Digital Dividends. World Development Report 2016 (2016) – Washington DC: The World Bank (http://documents.worldbank.org/curated/en/ 896971468194972881/pdf/102725-PUB-Replacement-PUBLIC.pdf).

17. Fuchs C. (2018) The Online Advertising Tax as the Foundation of a Public Service Internet. London: Univ. of Westminster Press.

18. Hagiu A. (2006) Pricing and Commitment by Two-Sided Platforms // The RAND Journal of Economics. Vol. 37. No. 3. Pp. 720–737.

19. Knight F.H. (1921) Risk, Uncertainty and Profit. Boston; New York: Houghton Mifflin.

20. Leibenstein H. (1950) Bandwagon, Snob, and Veblen Effects in the Theory of Consumers' Demand // The Quarterly Journal of Economics. Vol. 64. No. 2. Pp. 183–207.

21. Measuring the Digital Transformation: A Roadmap for the Future (2019) Paris: OECD Publishing (https://doi.org/10.1787/9789264311992-en).

22. Neumann J., von Morgenstern O. (1944) Theory of Games and Economic Behavior. Princeton: Princeton Univ. Press.

23. Rochet J., Tirole J. (2003) Platform Competition in Two-Sided Markets // Journal of the European Economic Association. Vol. 1. No. 4. Pp. 990–1029.

24. Rochet J., Tirole J. (2006) Two-Sided markets: a progress report // The RAND Journal of Economics. Vol. 37. No. 3. Pp. 645–667.

25. Rysman M. (2009) The Economics of Two-Sided Markets // Journal of Economic Perspectives. Vol. 23. No. 3. Pp. 125–143.

26. Varian H. (1998) Markets for Information Goods. Prepared for Bank of Japan conference, June 18–19 (http://people.ischool.berkeley.edu/~hal/Papers/ japan/japan.pdf).

27. Walras L. (1952) Éléments d'économie politique pure ou théorie de la richesse sociale. Paris: Librairie générale de droit et de jurisprudence.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх