The value evolution of the "Putin consensus" in the first year of the last presidential term

 
PIIS086904990005815-8-1
DOI10.31857/S086904990005815-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Leading Research Fellow, Institute of Sociology, RAS (Federal Research Sociological Center).
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 4
Pages42-56
Abstract

In this article is based on comparative studies of the Institute of Sociology (FRSC) of RAS and VTSIOM of 2017–2019, the author analyses the transition process of the " Putin era" from the stage of consolidation on the basis of public consensus that emerged in 2012-2014, (the so-called" Crimean consensus") to the current pre-crisis state. Although the after cannot be unambiguously interpreted as a split, value contradictions are growing, albeit very slowly. The idea of a strong and effective state is left to the least modernized segments of population, while in the actual state frustration of all segments of society is growing stronging. The growing demand for change has not yet found any political "flesh", which makes the inevitable transit of epochs extremely risky for the country and society. "Putin consensus" continues to live, despite the erosion from the flanks-first of all, the left liberals, the main opponents of the system.

Keywordsconsolidation, imbalance, social contract, conservative majority, liberal minority, demand for change, legitimacy, European choice, Putin's majority
Received02.08.2019
Publication date05.08.2019
Number of characters46067
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В 2018 г., когда начался последний президентский срок В. Путина, все чаще стали говорить о начавшемся “транзитеˮ режима и о завершении длившейся почти 20 лет эпохе его имени. Никто не знает, будет ли сопровождаться этот транзит потрясениями и кризисом государственности, хотя экспертами не исключается и такой вариант. Проблемы, начавшиеся буквально сразу после триумфальных для Путина выборов марта 2018 г., обнажаются с пугающей скоростью, а позитивных идей режим более почти не предлагает. Как отмечает известный экономист и социолог М. Делягин, “без форсированного решения... задач сохранение до 2024 г. стабильности и самой российской государственности с учетом внешних и внутренних напряжений представляется невозможнымˮ [Делягин 2018, с. 10]. Режим, казавшийся прочным в своей “бронебойностиˮ и безальтернативности, занят теперь только охранительством и ветшает на глазах. Кто может – уезжает, временно или навсегда, кто-то, как некоторые соседние народы, явно дистанцируется от России, остальные покорно терпят надвигающееся неизбежное. Искомый “русский проектˮ формирования новой национальной государственности заменен псевдопатриотической имитацией. Это – картина первого года после выборов, когда еще не понятно: что-то происходит (какие-то подвижки в массовом сознании) или не происходит ничего. Что должно вызывать большее удивление – все более явственные черты заката режима или что столь длительное время ему удавалось (и продолжает удаваться) поддерживать стабильность?
2 Автор этих строк по итогам выборов Президента РФ в марте 2018 г. принял участие в коллективной монографии ВЦИОМ “Выборы после Крымаˮ и завершил свой раздел словами “…новый срок В. Путина станет для него самым тяжелым испытанием всей его жизниˮ [Бызов 2018, с. 144]. Действительно, минувший после выборов год прошел очень непросто, начавшись непопулярной пенсионной реформой, и привел к значительному росту социального напряжения в стране. Однако этот рост все же не стал пока фактором дестабилизации. 58% опрошенных в 2018 г. россиян видят рост напряжения, но он явно и не носит обвального характера. Так, по данным Института социологии РАН, 22,2% полагают, что ситуация такая же, как раньше, почти столько же (21,1%) считают, что напряжение существенно возрастает, но более значительная часть опрошенных (36,7%) дает оценку, согласно которой напряжение возрастает лишь немного. В то же время 14,5%, напротив, отвечают, что напряжение немного снижается, а 5,6% – что оно существенно снижается.
3 О том же свидетельствуют и материалы фокус-групп, проведенных в марте 2019 г. группой исследователей [Белановский, Дмитриев, Никольская 2019]. Согласно этим исследованиям, наиболее очевидный признак происходящих изменений – преобладающее мнение, что твердая президентская власть за прошедшие почти 20 лет себя не оправдала, а негативистский тренд по отношению к власти и персонально к Путину усилился. Обвала власти с ростом напряжения не произошло и пока не предвидится, а ресурсы долготерпения общества продолжают казаться бескрайними, “час Хˮ переносится на 2020 или 2021 г., или еще дальше, за пределы 2024 г.

Number of purchasers: 0, views: 35

Readers community rating: votes 0

1. Belanovsky S. (2018) "Kak plevok v litso": opros pokazal otnoshenie rossiyan k vlasti ?"Like a spit in the face": a survey showed the attitude of Russians towards power?. MK, 14 June.

2. Belanovsky S., M. Dmitriev, A. Nikolskaya (2019) Priznaki fundamental'nykh sdvigov v massovom soznanii rossiyan ?Signs of fundamental shifts in the mass consciousness of Russians ?. Obshchestvennye nauki i sovremennost', no. 1, pp. 5–18.

3. Byzov L. (2018) Idejnye rubezhi krymskogo konsensusa. ?The Ideological Borders of the Crimean Consensus]. Vybory na fone Kryma: elektoral'ny tsikl 2016–2018 gg. i perspektivy politicheskogo tranzita. Nauch. red. V. Fyodorova. [Elections against the background of the Crimea: the 2016–2018 electoral cycle. and prospects for political transit. Scientific ed. V. Fedorov?. Moscow: VTsIOM, pp. 96–144.

4. Byzov L. (2013) Kontury novorusskoy transformatsiy ?Outlines of the new transformation?. Moscow: ROSPPEN.

5. Byzov L. (2014) Novoe konservativnoe bol'shinstvo kak social'no-politicheskiy fenomen ?The new conservative majority as a socio-political phenomenon?. Mir Rossii, no. 4, pp. 3–35.

6. Byzov L. (2001) Pervye kontury postperekhodnoy epohi ?The first contours of the post-transition era?. Moscow: Socis, no. 4, pp. 3–22.

7. Gudkov L. (2014) Obshchestvo patriotov. Rossiya udivlyaet. Interv'yu setevomu izdaniyu “Russkoe revyu” ?Society of Patriots. Russia is surprising. Interview to the online publication “Russian review”? (http://russia-review.ru/index.php?id=92).

8. Delyagin M. (2018) Strategicheskie trebovaniya k Rossii: pora podumat' o svoih interesah ?Strategic Requirements for Russia: It is time to think about your own interests?. Svobodnaya mysl', no. 4, pp. 5–11.

9. Kuznetsov D. (2018) V Rossii snizilas' podderzhka kursa vneshney politiki Vladimira Putina ?In Russia, support for the foreign policy course of Vladimir Putin has decreased? (https://dailystorm.ru/news/v-rossii-snizilas-podderzhka-vneshney-politiki-vladimira-putina).

10. Matrosov N.K. (2013) Arhetip kak forma orientiruyushchego soznaniya ?Archetype as a form of orienting consciousness? Vestnik SPbGU, ser. 17. vyp. 1, pp. 37–54.

11. Obshchestvennoe mnenie–2018. Ezhegodnik (2019) Public Opinion–2018. Yearbook. Moscow: Levada-Centre.

12. Rogov K. (2014) Pravda li, chto 83% rossiyan podderzhivayut Putina? ?Is it true that 83% of Russians support Putin?? Forbes (http://www.forbes.ru/mneniya-column/vertikal/267487-kak-ukrainskii-konflikt-povliyal-na-putinskoe-bolshinstvo).

Система Orphus

Loading...
Up