Социальная политика в современной России: новые вызовы “точечногоˮ характера

 
Код статьиS086904990005083-3-1
DOI10.31857/S086904990005083-3
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Главный научный сотрудник Центра стратификационных исследований Института социальной политики Национального исследовательского университета “Высшая школа экономикиˮ
Аффилиация: Центр стратификационных исследований Института социальной политики Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики".
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаОбщественные науки и современность
ВыпускНомер 3
Страницы20-35
Аннотация

В статье, являющейся второй частью блока из двух статей (первую см. “ОНС“ 2019, № 2), на основе данных общероссийских опросов проведен анализ некоторых вызовов, стоящих сейчас перед социальной политикой российского государства. Однако если в первой статье в фокусе внимания находились вызовы системного характера, то в настоящей статье предметом анализа стали вызовы “точечного“ характера, затрагивающие отдельные сферы жизни российского общества. На базе эмпирических данных исследований Института социологии ФНИСЦ РАН показано, что один из ключевых таких вызовов – необходимость формирования новых рамочных условий взаимоотношений работодателей и работников, отмечена резко усилившаяся в ходе двух последних экономических кризисов асимметричность этих отношений. Проанализирована ситуация с восприятием населением ситуации с доступом к необходимой медицинской помощи и оценками ее качества. Показано, что эти проблемы также становятся важнейшими вызовами для социальной политики российского государства. Рассмотрены и вызовы, связанные с сокращением инвестиций населения в свой человеческий потенциал и человеческий потенциал своих детей, а также с жилищной депривированностью населения, формированием нового “социального дна“ в сельской местности и т.п. Отмечено, что дальнейшее успешное и устойчивое развитие России требует адекватного ответа не только на эти, но и многие другие вызовы.

Ключевые словафункции социальной политики, взаимоотношения работников и работодателей, доступность медицинской помощи, качество медицинской помощи, жилищная депривация, средний класс, уязвимые группы населения, “социальное дноˮ.
Получено31.05.2019
Дата публикации03.06.2019
Кол-во символов38752
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Наряду с новыми вызовами системного характера1, реакция на которые неизбежно затронет общественные отношения в целом и о которых шла речь в предыдущей моей статье [Тихонова 2019], новые вызовы для социальной политики формируются также в отдельных сферах жизни российского общества. Список этих вызовов огромен, и большинству из них посвящено внушительное количество книг, статей, постановлений правительства и т.д. Поэтому сразу подчеркну, что я видела задачу данной статьи не в систематизации общей картины. Задача, которую я ставила перед собой, была гораздо скромнее – на отдельных примерах показать, что в рамках традиционного дискурса обычно учитываются далеко не все важные аспекты этих вызовов, а некоторые проблемы (как, например, формирование нового “социального днаˮ в сельских поселениях) вообще остаются пока практически вне фокуса внимания и экспертного сообщества, и органов власти. В итоге необходимость изменения традиционных подходов к трактовке задач соответствующих направлений социальной политики, отказа от привычных штампов в этой области уже сама по себе становится важнейшим новым вызовом для социальной политики в России. Вызовом тем более серьезным, что последствия игнорирования соответствующих проблем имеют долгосрочный негативный характер и угрожают как экономическому развитию, так и социально-политической стабильности в стране. 1. Имеется в виду необходимость изменения понимания смысла и функций социальной политики, проблема избыточных и нелегитимных неравенств, сокращение возможностей населения решать свои проблемы собственными силами и т.п.
2 Необходимость формирования новых рамочных условий Первый важный новый вызов, сформировавшийся в отдельной конкретной сфере жизни российского общества, – изменение отношений между работниками и работодателями, начавшееся еще в период кризиса 2008–2009 гг. Почти до начала этого кризиса российская экономика активно реструктурировалась, причем ее структурная перестройка сопровождалась в 2000-е гг. быстрым экономическим ростом. Спрос на труд, особенно на труд тех, кто способны работать в новых реалиях, опережал предложение на рынке труда представителей такого типа рабочей силы. Это позволяло поддерживать определенный “баланс силˮ между работодателями и работниками, отчасти автоматически защищая права последних.
3 В кризис 2008–2009 гг. ситуация существенно изменилась. От этих изменений в наибольшей степени пострадали низкоквалифицированные работники, прежде всего в сельской местности, где развитие крупных агрохолдингов способствовало росту рабочего времени занятых при одновременном распространении фактической безработицы среди значительной части сельского населения2. Пострадавшими группами оказались также относительно менее конкурентоспособная на рынке труда молодежь и работники старших возрастов3. Наконец, ущерб понесли квалифицированные работники нефизического труда, поскольку ренты на опыт и образование в России в современной России в последние 15 лет сокращаются [Лукьянова 2010; Каравай 2017], а для опыта на конкретном рабочем месте (или специфического человеческого капитала в терминологии Г. Беккера) эти ренты вообще практически отсутствуют [Гимпельсон, Капелюшников, Ощепков 2017]. 2. Весь период после кризиса 2008–2009 гг. показатели трудовых нагрузок работающего населения сел, судя по данным ежегодных социологических исследований Института социологии РАН, заметно превышают средние по стране, а доля незанятого трудоспособного населения в составе сельских жителей оказывается в 1,5–2 раза выше средних показателей.

3. При этом если зарплата работающих предпенсионного возраста на 10–15% была ниже, чем, например, у 31–40 летних (что отмечалось и раньше), то тот факт, что зарплата молодежи до 30 лет примерно на 20% ниже, чем у россиян 31–40 лет, – сравнительно новое явление. Кроме того, учитывая в целом более слабые позиции на рынке труда представителей полярных возрастных групп, не удивительно их гораздо большая степень зависимости от работодателей. А это отразилось и на общей социальной защищенности как молодежи, так и лиц предпенсионных возрастов на рабочем месте.

Всего подписок: 2, всего просмотров: 168

Оценка читателей: голосов 0

1. Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И., Ощепков А.Ю. (2017) “Новички? и “старожилы?: что говорят показатели специального стажа. WP3/2017/01. 2017. М.: Изд. дом Высшей школы экономики (https://www.hse.ru/mirror/pubs/lib/data/access/ram/ticket/37/148715231924a7a4718050046fad01a51c57318abf/WP3_2017_01.pdf).

2. Дополнительное профессиональное образование: результаты мониторинга 2016 года (2017) М.: Издательский дом “Дело? РАНХиГС.

3. Каравай А.В. (2017) Состояние и динамика качества человеческого капитала российских рабочих // Terra Economicus. Т. 15. № 3. С. 144–158.

4. Лукьянова А.Л. (2010) Отдача от образования: что показывает мета-анализ // Экономический журнал Высшей школы экономики. Т. 14. №. 3. С. 326–348.

5. Модель доходной стратификации российского общества: динамика, факторы, межстрановые сравнения (2018) М.: Нестор-История.

6. Мониторинг дополнительного профессионального образования в России (2016) М.: Издательский дом “Дело? РАНХиГС.

7. Тихонова Н.Е. (2018) Особенности здоровья и возрастная структура российских рабочих – традиции против изменений // The Journal of Social Policy Studies. Вып. 16 (2). С. 311–326.

8. Тихонова Н.Е. (2019) Социальная политика в современной России: новые системные вызовы // Общественные науки и современность. 2019. № 2. С. 5–18.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх