Social protection programs before and during the pandemic: old and new challenges

 
PIIS020736760013403-2-1
DOI10.31857/S020736760013403-2
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Economics, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameObshchestvo i ekonomika
EditionIssue 1
Pages81-99
Abstract

The article discusses the present-day state of welfare systems and the main trends in their transformation in economically developed countries, especially in Europe, after the economic crisis of 2008/2009 in the context of government spending cuts, changes in the labor market, and reduction of employers' obligations regarding working conditions and employees' insurance. 

Most attention is paid to conventional social protection tools and their changes during the new crisis caused by the pandemic: sickness and unemployment benefits, programs for the support of part-time employment and for ensuring guaranteed minimum income, as well as the availability of health care.

Keywordssocial protection, labor market, social insurance, budget financing, social benefit, guaranteed minimum income
Received24.01.2021
Publication date25.01.2021
Number of characters48617
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Обширная система социальной защиты считается краеугольным камнем европейской системы социального благосостояния и основой европейской социальной модели. В течение последних десятилетий в силу серьезного влияния таких структурных факторов как старение населения и изменение моделей занятости, а также в результате негативных последствий сначала финансово-экономического кризиса 2008/2009 гг., а затем и пандемии коронавирусной инфекции, национальные системы социальной защиты сталкиваются с новыми задачами и вызовами.
2 Вплоть до начала 2020 г. основной акцент в большинстве экономически развитых государств делался на смешанном финансировании социальной защиты, проведении активной политики привлечения на рынок труда особых групп населения (инвалидов, возрастных работников) и адаптировании систем социальной защиты к потребностям и возможностям финансового участия в социальном страховании различных категорий самозанятых и растущего числа атипичных работников.
3 Общие тенденции и структура системы социальной защиты. В среднем общественные расходы на социальную защиту в ЕС в период до начала пандемии составляли 28% ВВП, колеблясь в пределах от 34% ВВП во Франции до 15% в Румынии и государствах Балтии [16, p.11]. В усредненном варианте основным источником финансовых средств выступали страховые взносы социальных партнеров (55% от общего объема расходов), далее следовали бюджетные средства (40% расходов) и 5% составляли другие источники, включая инвестиционные доходы от размещения временно свободных денежных средств. Но в страновом разрезе это соотношение существенно различалось в зависимости от используемой страховой или бюджетной модели социальной защиты и различных финансовых правил для каждого компонента системы (пенсионного обеспечения, долговременного ухода, пособий по болезни и безработицы и особенно медицинского обслуживания). Так, например, для Дании, Швеции, Великобритании характерно в основном бюджетное финансирование медицинского обслуживания (свыше 80% от расходов на здравоохранение), а для Германии, Франции и Чехии − страховое (более 75% от расходов в данной сфере) [1, p.12].
4 В Германии, основоположнице страховой системы социальной помощи, доля страховых взносов составляет 64,8%, а финансирования за счет налоговых поступлений − 33,5% от общей величины расходов на данные цели [7, p. 5]. Еще выше уровень страховых платежей в финансировании социальных пособий и услуг в государствах Балтии и Восточной Европы. Среди немногих стран, где доля налоговых средств в социальных расходах превышает 45%, − Великобритания, Ирландия, Швеция и особенно Дания.
5 В системах страхового типа размеры пособий связаны с занятостью, и большая доля социальных выплат поступает в домашние хозяйства с относительно более высокими доходами. В Италии трансферты, которые получают лица трудоспособного возраста, входящие в нижние 20% населения по доходам, составляют около 40% от среднего уровня социальных трансфертов в стране, а реципиенты, составляющие наиболее обеспеченный квинтиль населения, получают 200% от среднего уровня. В Испании это соотношение составляет 60% и 150% от среднего уровня социальных трансфертов в стране. И, наоборот, относительно более высокие социальные выплаты получает низкодоходная часть населения в Австралии, Нидерландах, Великобритании. В Великобритании соотношение выплачиваемых социальных трансфертов для нижнего и верхнего квинтилей населения по доходам находится в пределах 155% и 25% от среднего уровня социальных трансфертов [17, p. 8].

Number of purchasers: 0, views: 211

Readers community rating: votes 0

1. Baeten R., Spasova S., Vanherche B., Coster S. Inequalities in access to healthcare. A study of national policies // Brussels: European Commission. 2018.

2. Behrendt C., Anh Nguyen Q. Innovative approaches for universal social protection for the future of work // Geneva: ILO. 2018.

3. Browne J., Immervoll H. Mechanics of replacing benefit systems with a basic income: comparative results from a microsimulating approach. // OECD Social, employment and migration working papers. № 201. 2018.

4. Cabrero G.R., Gonzalez de Durane A., Gallego V., Codorniu J.M. In work poverty in Spain // Brussels: European Commission. 2019.

5. Frazer H., Marlier E. Minimum income schemes in Europe // Brussels: European Commission. 2016.

6. Employment outlook 2020. Worker security and the COVID-19 crisis // Paris: OECD Publishing. 2020.

7. Gerlinger T., Fachinger U., Hanesch W. Financing social protection. Germany // Brussels: European Commission. 2019.

8. Hanesch W. In work poverty in Germany // Brussels: European Commission. 2019.

9. Hemminges P., Prinz C. Sickness and disability systems: comparing outcomes and policies in Norway with those in Sweden, the Netherlands and Switzerland. // OECD Economic Department Working Papers. № 1601. 2020.

10. How s life 2020: measuring well-being // Paris: OECD Publishing. 2020.

11. Jessoula M., Pavalini E., Raitano M., Naliti M. Financing social protection // Italy. Brussels: European Commission. 2019.

12. Legros M. In work poverty in France // Brussels: European Commission. 2019.

13. Marchal S., Kuypers S., Marx I., Verbist G. Singling out the truly needy: the role of asset testing in European minimum income schemes. // Euromod working paper series. EM 04/2020.

14. Nelson K., Fritzell J. In work poverty in Sweden // Brussels: European Commission. 2019.

15. Oostveen A. In work poverty in the Netherlands // Brussels: European Commission. 2019.

16. Spasova S., Ward T. Social protection expenditure and its financing in Europa. A study of national policies // Brussels: European Commission. 2019

17. Supporting livelihoods during the COVID-19 crisis: closing the gap safety nets // Paris: OECD Publishing. May 2020.

18. The future of social protection // Paris: OECD Publishing. 2018.

Система Orphus

Loading...
Up