The immunity of high-ranking statesmen as a legal concept intrinsic to the sovereign state

 
PIIS020736760000181-8-1
DOI10.31857/S020736760000181-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: analyst
Affiliation:
Address: Russian Federation
Journal nameObshchestvo i ekonomika
EditionIssue 7
Pages129-136
Abstract

The author considers the activities of high-ranking statesmen from the point of view of their official powers. Since the policy carried out by a high-ranking government official responds to the State’s needs and requests, and he enjoys the immunity (comprising that from the international courts) coming from the State. Immunity imposed on the state officials of high standing has its roots in the immunity of the State. However, some actions of a high-ranking statesman can be beyond immunity.

Keywordsimmunity, sovereign State, international law, political figure, high-ranking officials, accountability, crime
Received30.07.2018
Publication date06.10.2018
Number of characters19674
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Конституция Российской Федерации закрепляет неприкосновенность (иммунитет) членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (статья 98), а также неприкосновенность Президента Российской Федерации (статья 91) и судей (статья 122) [2].
2 Причем неприкосновенность (иммунитет) вышеприведенных должностных лиц не является личной привилегией, а имеет публично-правовой характер, призвана служить публичным интересам, обеспечивая повышенную охрану законом личности данных должностных лиц (государственных деятелей) в силу осуществляемых ими государственных функций, ограждая его от необоснованных преследований, способствуя беспрепятственной их деятельности, самостоятельности и независимости [9].
3 В свою очередь, расширительное понимание неприкосновенности искажало бы публично-правовой характер иммунитета государственного деятеля (политика) и превращало бы его в личную привилегию, приводя, с одной стороны, к неправомерному изъятию из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), а с другой - к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (статья 52 Конституции Российской Федерации) [5].
4 В свою очередь, государство принимает на себя ответственность за незаконные действия должностного лица (государственного деятеля), с наличием которых закон связывает возникновение права на возмещение вреда у потерпевшего (гражданина или юридического лица) и обязанности возмещения вреда за счет соответствующей казны, включая как издание подзаконных нормативных актов, индивидуально-властных предписаний, так и фактические действия (противоправное, вредоносное поведение) либо бездействие, в частности, несовершение государственным органом или должностным лицом тех действий, относящихся к сфере их публично-правовых (властных) обязанностей, которые они должны были совершить в соответствии с законом [3].
5 Из Конституции Российской Федерации следует, что принятие решения о введении особого порядка производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (публичных должностных лиц) и об установлении дополнительных гарантий их неприкосновенности (иммунитете) относится к исключительной компетенции федерального законодателя. Особый механизм возбуждения уголовных дел против должностных лиц направлен на достижение оптимального баланса между интересами обеспечения их неприкосновенности и неотвратимости привлечения лиц, виновных в совершении преступлений, к уголовной ответственности [4].
6 Конституционно-правовой принцип ответственности государства за незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц устанавливает порядок и условия возмещения вреда, причиненного такими действиями (бездействием). При этом, исходя из необходимости максимально возможного возмещения вреда со стороны государства, необходимо учитывать особенности регулируемых общественных отношений [10].

Number of purchasers: 0, views: 807

Readers community rating: votes 0

1. Konventsiya Organizatsii Ob'edinennykh Natsij protiv korruptsii (prinyata v g. N'yu-Jorke 31.10.2003 Rezolyutsiej 58/4 na 51-om plenarnom zasedanii 58-oj sessii General'-noj Assamblei OON) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 26. St. 2780.

2. Konstitutsiya Rossijskoj Federatsii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

3. Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 04.06.2009 № 1005-O-O // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

4. Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 19.05.2009 № 843-O-O // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

5. Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 15.05.2007 № 371-O-P // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

6. Postanovleniya Evropejskogo Suda po pravam cheloveka ot 14.01.2014 po delu «Dzhons i drugie protiv Soedinennogo Korolevstva» // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

7. Postanovleniya Evropejskogo Suda po pravam cheloveka ot 29.06.2011 po delu «Sabekh Ehl'-Lejl protiv Frantsii» // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

8. Postanovleniya Evropejskogo Suda po pravam cheloveka ot 23.03.2010 po delu «Tsudak protiv Litvy» // Dostup iz SPS «Konsul'tant Plyus».

9. Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 20.02.1996 № 5-P // Vestnik Konstitu-tsionnogo Suda RF. 1996. № 2.

10. Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda Rossijskoj Federatsii ot 27.01.1993 № 1-P // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 1993. № 2-3.

Система Orphus

Loading...
Up