Конфликт интересов на государственной службе в измерении политического закона

 
Код статьиS241328880015051-0-1
DOI10.18254/S241328880015051-0
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Студент
Аффилиация: Институт общественных наук Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
Адрес: Российская Федерация, г. Москва, пр. Вернадского, д. 82
Название журналаNauka.me
ВыпускНомер 1
Страницы1-6
Аннотация

Изучение конструкций правового регулирования морально-политических отношений представляет из себя крайне важный аспект построения эффективной и оптимальной политической системы. Для построения конструктивного вектора политического развития требуется деконструировать логику появления политического законодательства. Какие концептуальные основания такого регулирования могут быть вычленены из классической теории? Именно этот вопрос определяет необходимость и актуальность междисциплинарного рассмотрения данного дискуссионного поля. В статье представлена модель общественно-политического дискурса, легитимирующего морально-политические аргументы в формировании законодательной основы регулирования конфликта интересов. 

Ключевые словаполитическое право, политическая философия, общественная мораль, государственная служба, конфликт интересов
Получено29.07.2021
Дата публикации19.08.2021
Кол-во символов12495
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

1

Американский философ права Рональд Дворкин известен своей интенциональной точкой зрения на процесс формирования правовой системы. В книге «Империя права» Дворкин предлагает рассматривать закон как закрепленную во времени и контексте идеальную модель политического решения, которое было реализовано в конкретной ситуации. Такая модель, однако, не является костным политико-правовым формированием. Судье философ приписывает роль медиатора, который должен устранить конфликт между модельным решением, то есть законом, и современным контекстом, судебным делом, для принятия решения в рамках изначальных намерений законодателя1. В этой связи для нас оказываются достаточно интересными такие коммуникации между государством и обществом, в которых одна из сторон обвиняет другую в неверной интерпретации или в крайнем случае в изначально неверно и несправедливо принятом законе.

1. Дворкин Р. Империя права. М.: Издательство Института Гайдара, 2020. С. 53–71.
2

Природа такого конфликта, на наш взгляд, лежит в различных политических стилях представленных сторон. Эту идею отстаивает в работе «Политическая репрезентация» политический философ Франклин Анкерсмит. В его логике политика – это сфера принятия исключающих решений, то есть принятое в один момент решение исключает саму по себе возможность принятия иных других решений в этот момент. Выбор этих решений будет зависеть от понятия справедливости, легитимности, легальности и иных других нравственных переменных. «Главный вывод состоит в том, что понятие поэтического или политического стиля не имеет ни смысла, ни содержания для наивного поэта, политика или политического мыслителя. Они переживают свою поэзию, свои действия и свои мысли как непосредственное выражение мирового порядка, как манифестацию природы вещей, как ее продолжение…», – пишет Анкерсмит2. В таком понимании политики важнейшей особенностью стиля является его идентификация только со стороны, сам актор не в состоянии осознать свои стилистические особенности, воспринимая их как часть объективной реальности. То есть критические высказывания возникают как реакция на несовпадение ценностных и деятельностных основ политических стилей разных акторов политики. Демократическая парадигма основывается на многообразии политических стилей и постоянной содержательной дискуссии, благодаря чему различные участники политического процесса наблюдают фактическую реализацию нескольких взглядов на политику и продвижение неодинаковых политических ценностей. Чем меньше стилей представлено, тем более сильной будет эмоциональная фрустрация от несоответствия реальности желаемому образу мыслей, поскольку в таком случае каждое несовпадение будет статистически более значимым.

2. Анкерсмит Ф. Политическая репрезентация. М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2012. С. 185.
3

Из этого можем сделать следующий вывод: радикальные обвинения в несправедливости и незаконности в политико-правовом дискурсе исходят от недостаточного разнообразия политических стилей в публичном пространстве. Наименее благоприятной ситуацией будет выступать дихотомия точек зрения: условно «прогосударственная» и условно «оппозиционная», в большинстве своем инициирующие дискуссию не о содержании и смысловой направленности политического процесса, а о непосредственной лояльности к той или иной стороне. В этой риторике обе стороны стремятся монополизировать такие категории как «правда», «справедливость», «честность» и иные важные для данного общества политические ценности. Поэтому определение фактического центра дискурса во многом помогает провести конструктивную диагностику конфликтных коммуникаций. В первом случае мы будем наблюдать многообразие точек зрения и разговор о содержании обсуждаемого решения, привлечение экспертного сообщества, предложение некоторого количества альтернативных политических проектов. Второй вариант будет схожим с моделью политической ангажированности: обсуждаемое решение становится лишь фоном, триггером, после срабатывания которого участники политического процесса реализуют исключительно свои интересы в противостоянии политических стилей. Такая дискуссия ведет не к компромиссу, а к мобилизации сторонников тех или иных политических сил в их интересах, что более сравнимо с агитацией, нежели с предложением решения. Достаточно часто призывы в таком случае обращены не к самой проблеме, а к конкретным институтам или людям, якобы проблема связана исключительно с ними и их демонтаж приведет к разрешению всех противоречий. На деле итоговой мотивацией такого риторического наступления становится стремление к обратной монополизации политической «правды», приданию конкретной политической платформе статуса единственно верной.

всего просмотров: 33

Оценка читателей: голосов 0

1. Анкерсмит Ф. Политическая репрезентация. М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2012. С. 185.

2. Дворкин Р. Империя права. М.: Издательство Института Гайдара, 2020. С. 53 –71.

3. Нозик Р. Анархия, государство и утопия. М.: ИРИСЭН, 2008. С. 81–84.

4. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М.: Ад Маргинем, 2020. С. 238–278.

5. Rawls J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press, 1993. P. 76–85.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх