Иран и страны ССАГПЗ: между противостоянием и диалогом

 
Код статьиS013122270011963-0-1
DOI10.20542/0131-2227-2020-64-7-80-88
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН
Адрес: РФ, 117997 Москва, Профсоюзная ул., 23
Название журналаМировая экономика и международные отношения
ВыпускТом 64 Выпуск №7
Страницы80-88
Аннотация

В статье рассматривается история развития связей Ирана со странами – членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Динамика этих отношений определяется двумя противоборствующими тенденциями. С одной стороны, понимание того, что поддержание определенного уровня стабильности в зоне Персидского залива требует налаживания добрососедских отношений, подталкивает руководство Ирана и лидеров арабских монархий к попыткам конструктивного диалога. С другой стороны, региональные амбиции Ирана и Саудовской Аравии неизбежно ведут к периодическим столкновениям между государствами в их борьбе за влияние на Ближнем Востоке, вовлекая в него и малые страны – члены ССАГПЗ

Ключевые словаИран, ССАГПЗ, ирано-саудовские отношения, ирано-катарские отношения, ирано-эмиратские отношения, исламская революция, Персидский залив
Получено29.09.2020
Дата публикации29.09.2020
Кол-во символов34753
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 За последние сорок лет вокруг Ирана и его внешней политики в регионе Персидского залива был создан значительный набор мифологем и идеологических штампов. Стараниями противников ИРИ Тегеран был неоднократно обвинен в агрессивном поведении в отношении других стран региона, представлен в образе “источника проблем”, целью которого является поддержка радикальных исламистских течений, вмешательство во внутренние дела членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и разрушение устоявшейся в регионе Персидского залива системы безопасности.
2 Иран, действительно, претендует на роль крупного регионального лидера на Ближнем и Среднем Востоке, считая укрепление своих позиций в Персидском заливе одной из важных задач внешней политики. При этом подходы иранского руководства отличаются своей прагматичностью и направлены на активную защиту национальных интересов в условиях присутствия в регионе враждебных сил. Вместе с тем развитие контактов с самими арабскими монархиями Персидского залива строится на идее необходимости построения мирного диалога. Однако саудовское восприятие Ирана как соперника в борьбе за региональное лидерство, а также обоснованное прошлым историческим опытом глубокое недоверие других членов ССАГПЗ к целям и средствам иранской политики в региональных делах определили сложность общения Тегерана с арабскими монархиями Персидского залива. Дополнительными раздражителями в этих отношениях традиционно выступали нерешенные территориальные споры, этнокультурные и религиозные различия, вызывающие зачастую существенные противоречия между странами.
3 В частности, еще до создания ССАГПЗ Ираном был сделан ряд шагов, которые заложили основы для серьезных претензий в его адрес со стороны арабских монархий Персидского залива уже на более поздних этапах. Так, в 1968 г. Тегеран пытался заявить о том, что Бахрейн исторически является частью Ирана, чем навсегда закрепил в мировосприятии бахрейнской политической элиты идею об экзистенциальной угрозе независимости и суверенитету их страны со стороны Тегерана. В 1971 г. шах силой утвердил свой контроль над островами Абу-Муса, Большой и Малый Томб, права на которые также заявили власти ОАЭ. На этом фоне даже дружественные шаги Ирана стали восприниматься в арабских монархиях Персидского залива с большим подозрением. Например, в 1972 г. Мухаммад Реза-шах оказал поддержку правителю Омана султану Кабусу в его борьбе против антиправительственного восстания в провинции Дофар. Помощь Ирана, с благодарностью принятая оманцами, была воспринята другими монархиями Персидского залива не как помощь Маскату, а как продолжение Тегераном его экспансионистской политики, предполагающей возможность вмешательства в дела соседей по региону [1, pp. 4-6]. В итоге для большинства будущих членов ССАГПЗ Иран уже к 1979 г. воспринимался однозначно как потенциальный источник угрозы, которая способна поставить под вопрос безопасность их существования. [1, pp. 3-6; 2, pp. 78-89]

Всего подписок: 0, всего просмотров: 387

Оценка читателей: голосов 0

1. Vakil S. Iran and the GCC: Hedging, Pragmatism and Opportunism. London, Chatham House, 2018. 19 p.

2. Anthony J.D. Strategic Dynamics of Iran – GCC Relations. Industrialization in the Gulf. Seznec J-F., Kirk M., ed. London, Routledge, 2010, pp. 78-102.

3. Khomeini R. Last Political Will. Tehran, 1369. 50 p. (In Persian)

4. Мотовилов Ю. Особенности выработки и осуществления региональной политики Исламской Республики Иран в условиях глобализации. Дисс. канд. полит. наук. Нижний Новгород, Нижегородский государственный Университет, 2005. 271 с. [Motovilov Yu. Osobennosti vyrabotki I osushchestvleniya regional’ noipolitiki Islamskoi Respubliki Iran v usloviyakh globalizatsii [Specific Aspects of Development and Implementation of the Foreign Policy of Islamic Republic of Iran in the Conditions of Globalizations]. Diss. Cand. (Polit.) Nizhnii Novgorod, Nizhegorodskii Gosudarstvennyi Universitet, 2005. 271 p.]

5. Commins D. The Gulf States. A Modern History. London, I.B. Tauris, 2012. 318 p.

6. Sampson J. History of Persian Gulf States. Abidjan, Sonit Education Academy, 2016. 342 p.

7. Cronin S., Masalha N. The Islamic Republic of Iran and the GCC States: Revolution to Realpolitik? London, LSE, 2011. 43 p.

8. Юртаев В. Особенности и реализация внешней политики Исламской Республики Иран в 1979–2010 гг. Дисс. доктора ист. наук. Москва, РГГУ, 2012. 439 с. [Yurtayev V. Osobennosti i Realizatciya Vneshney Politiki Islamskoy Resubliki Iran v 1979-2010 gg. [Specifics and Implementation of the Foreign Policy of the Islamic Republic of Iran] Diss. Doc. (Hist.). Moscow, RUDN, 2012. 439 p.]

9. Федорова И. Иран–США: диалог и противостояние. Москва, ИВ РАН, 2004. 143 c. [Fedorova I. Iran–SShA: Dialog i Protivostoyaniye [Iran–USA: Dialogue and Confrontation] Moscow, IV RAN, 2004. 143 p.]

10. Cordesman A.H. Saudi Arabia and Iran. Washington, CSIS, 2001. 14 p.

11. Кожанов Н. Экономические санкции против Ирана: цели, масштабы, возможные последствия введения. Москва, Институт Ближнего Востока, 2011. 268 c. [Kozhanov N. Ekonomicheskiye Sanktsii Protiv Irana: Tseli, Masshtabi, Vozmozhniye Posledstviya Vvedeniya [Economic Sanctions against Iran: Goals, Scale and Possible Implications of their Implementation]. Moscow, Institut Blizhnego Vostoka, 2011. 268 p.]

12. Parchami A. The ‘Arab Spring’: the View from Tehran. Contemporary Politics, 2012, vol. 8, no. 1, pp. 35-52.

13. Zweiri M. Revolutionary Iran and Arab Revolts: Observations on Iranian Foreign Policy and its Approaches. Doha, Arab Center for Research & Policy Studies, 2012. 16 p.

14. Sinkaya B. Implications of Arab Spring for Iran’s Policy towards the Middle East. Ortadogu Etutleri, 2015, vol. 2, no. 6, pp. 54-78.

15. Entessar N. A Regional Great Game? Iran – Saudi Relations in Flux. The Changing Security Dynamics of the Persian Gulf. Ulrichsen K.C., ed. London, Hurst, 2017, pp. 127-142.

16. Zaccara L. Iran and the Intra-GCC Crisis: Risks and Opportunities. Rome, IAI, 2019. 16 p.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх