Ядерное сдерживание: концепции и риски

 
Код статьиS013122270007872-0-1
DOI10.20542/0131-2227-2019-63-12-50-55
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: ИМЭМО им. Е. М. Примакова РАН
Адрес: РФ, 117997 Москва, ул. Профсоюзная, 23
Название журналаМировая экономика и международные отношения
ВыпускТом 63 Выпуск №12
Страницы50-55
Аннотация

Среди существующих форм обмена массированными ядерными ударами стратегических ядерных сил России и США (первый разоружающий, ответно-встречный и ответный удары) максимальный риск представляет ответно-встречный удар (ОВУ), решение о применении которого может быть принято в течение нескольких минут на основании информации от системы предупреждения о ракетном нападении. Поскольку ошибок формирования информации от этих систем исключать нельзя, в концепции взаимного ядерного сдерживания необходимо делать ставку на ответный удар. Это увеличивает время на принятие решения на применение ядерных сил. Системы предупреждения о ракетном нападении целесообразно использовать прежде всего для глобального мониторинга за пусками ракет и ракет-носителей космических аппаратов, имея в виду контроль за случайными непреднамеренными и провокационными запусками ракет различного типа, а также для оценки выполнения Режима контроля за распространением ракет и ракетных технологий.

Ключевые словаформы массированных ядерных ударов, ответно-встречный удар, системы предупреждения о ракетном нападении, время принятия решений
Источник финансированияСтатья подготовлена в рамках НИР "Формирование полицентричного миропорядка: риски и возможности для России" программы Российской академии наук КП19-268 "Большие вызовы и научные основы прогнозирования и стратегического планирования".
Получено10.12.2019
Дата публикации11.12.2019
Кол-во символов22040
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

Формы массированных ядерных ударов

2 В России/СССР и США всегда существовали и продолжают оставаться три формы нанесения массированных ядерных ударов СЯС (Россия) и СНС (США):
  • первый (или упреждающий) ядерный удар, который часто называют разоружающим или контрсиловым, главная цель которого заключается в нанесении максимального ущерба ядерным силам оппонента, хотя в цели такого удара могут быть включены задачи поражения других объектов ядерной инфраструктуры и административно-промышленные мегаполисы;
  • ответно-встречный удар, решение на который принимается до падения ядерных боезарядов нападающей стороны на свою территорию с целью выведения из-под удара собственных ядерных сил;
  • ответный удар, наносимый выжившими ядерными силами по территории агрессора. Решение на него принимается после оценки результатов ядерного нападения противника.
3

Ответно-встречный удар

4 Основная неопределенность и риск среди этих трех форм связаны с ответно-встречным ударом, решение о котором может быть ошибочным.
5 Решение на такой удар может быть принято руководством государств на основании информации, получаемой: в РФ – от Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), в США – от Системы раннего предупреждения о ядерном ударе (СПРЯУ).
6 Из девяти ядерных держав лишь Россия и Соединенные Штаты имеют возможности осуществить ответно-встречный удар, поскольку располагают необходимой для этого оперативно-технической базой. Другие страны – обладательницы ядерного оружия не имеют существенного контрсилового потенциала против американских или российских сил и развитых систем предупреждения о ракетном нападении. Поэтому по отношению к ним нет необходимости двум главным ядерным державам планировать ответно-встречный удар.
7 Здесь необходимо отметить эволюцию отношения к ответно-встречному удару среди стратегического руководства и специалистов, что было связано прежде всего со структурой стратегических ядерных сил (СЯС), а также СПРН.
8 От американских политических и военных деятелей периодически приходилось слышать, что в целях ядерного сдерживания они никогда не делали ставки на запуски ракет на основании информации от СПРЯУ. Это было связано прежде всего с тем, что в ядерной триаде США основной вклад в ответный удар вносили подводные ракетоносцы, до 60% которых всегда находились в море на боевом дежурстве и были неуязвимы для советских разоружающих ударов.  О том, что это главный элемент ядерного сдерживания от нападения на США, прекрасно знали в Советском Союзе.
9 Несколько иначе обстояло отношение к ОВУ в СССР в различные периоды развития советской ядерной триады. Основной вклад в ядерное сдерживание всегда вносили Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), поскольку морская составляющая была меньше по общему количеству ядерных сил и по готовности их к боевому применению. В истории же развития РВСН были отдельные периоды, в которые их выживаемость в случае американского разоружающего удара считалась недостаточной. Это могло рассматриваться в то время, когда в группировке РВСН были только ракеты в стационарных пусковых установках различной степени защищенности. Максимальное их количество достигало 1398 ед. В то же время общее количество боезарядов в стратегических ядерных силах США насчитывало 11–12 тыс. ед. Это означало, что для поражения каждой стационарной пусковой установки РВСН американцы могли бы планировать удары несколькими боезарядами достаточно высокой мощности, что позволяло снизить эффективность ответного удара со стороны СССР.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 525

Оценка читателей: голосов 0

1. Путин: теоретические планы РФ применения ядерного оружия носят ответно-встречный характер. Российская газета, 07.03.2018. [Putin: Russia's theoretical plans for the use of nuclear weapons are reciprocal. Rossiiskaya gazeta, 07.03.2018. (In Russ.)] Available at: https://rg.ru/2018/03/07/putin-rossiia-mozhet-primenit-iadernoe-oruzhie-lish-kak-otvetnyj-udar.html (accessed 30.03.2019).

2. Нанн C. Восемь шагов к выживанию. Россия в глобальной политике, 2003, № 1. [Nunn S. Vosem' shagov k vyzhivaniyu [Advancing Security and Addressing Vulnerabilities]. Russia in Global Affairs, 2003, no. 1.] Available at: https://globalaffairs.ru/number/n_526 (accessed 23.03.2019).

3. Cartwright J.E., Dvorkin V. How to Avert a Nuclear War. The New York Times, 19.04.2015. Available at: https://www.nytimes.com2015/04/20/opinion/how-to-avert-a-nuclear-war.html (accessed 30.02.2019).

4. Новый российский военный спутник принят на управление Космическими войсками. ТАСС, 25.05. 2017. [The new Russian military satellite was adopted to control the space forces. TASS, 25.05.2017. (In Russ.)] Available at: https://tass.ru/kosmos/4282069 (accessed 30.03.2019).

5. Арбатов А., Дворкин В., Ознобищев С., pед. Россия и дилеммы ядерного разоружения. Москва, ИМЭМО РАН, 2012. 290 с. [Arbatov A., Dvorkin V., Oznobishchev S., eds. Rossiya i dilemmy yadernogo razoruzheniya [Russia and the Dilemmas of Nuclear Disarmament]. Moscow, IMEMO, 2012, 290 p.]

6. Рост ядерной угрозы: меры по сокращению рисков в Евроатлантическом регионе. Доклады РСМД, 15.12.2016. [Rising Nuclear Dangers: Steps to Reduce Risks in the Euro-Atlantic Region. Reports RIAC, 15.12.2016. (In Russ.)] Available at: https://russiancouncil.ru/activity/publications/rost-yadernoy-ugrozy-mery-po-sokrashcheniyu-riskov-v-evroatl/ (accessed 25.04.2019).

7. Arbatov A., Dvorkin V. Beyond Nuclear Deterrence: Transforming the U.S.-Russian Equation. Washington, DC, Carnegie Endowment for international peace, 2006. 188 p.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх