Cuba in Soviet and American Cold War cinema. Comparative analysis

 
PIIS0044748X0012853-7-1
DOI10.31857/S0044748X0012853-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Journal nameLatin America
EditionIssue 8
Pages92-101
Abstract

The article presents the results of a study of Cuba's cinema images in Soviet and American cold war cinema. The study aimed to compare the ways of representing Cuba in the Soviet and American cinema of this period. Materials for the study were Soviet and American films made in the period 1945-1991. It is shown that in the American cinema of the cold war, Cuba can be positioned as an enemy, as an arena of confrontation in the struggle of two superpowers, or as a victim of this struggle. In Soviet cinema, accordingly, Cuba is positioned as a fraternal country, or as a victim of American imperialism. There is a similarity in the representation of Cuba in Soviet and American cinema: images of Cuba are involved in constructing the image of the enemy to strengthen the threat emanating from it and perform a mobilization function. Besides, the image of Cuba in distress serves to legitimize the fight against the invaders, Soviet or American. The feminization of Cuba is used as an ideological device for constructing the image of the enemy. At the same time, the images of Cuba in American cinema are more diverse, due to the long history of relations between the two countries based on geographical proximity.

KeywordsCuba, Image of the Enemy, Cold War, cinema
AcknowledgmentThis article is financially supported by the Russian Science Foundation, grant 18–18–00233 “Cinematographic Images of the Soviet and American Enemies in the Symbolic Politics of the Cold War: Comparative Analysis”.
Received02.12.2020
Publication date02.08.2021
Number of characters19421
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В период холодной войны кинематограф играл важную роль в противостоянии двух сверхдержав — США и СССР. События того времени становятся предметом рефлексии многих известных кинорежиссеров. При этом и советским, и североамериканским кинематографом использовались разнообразные способы демонизации противника. В информационно-идеологическое противоборство двух миров — капиталистического и социалистического — вовлекались образы третьих стран, в том числе, Кубы, место и роль которой в истории холодной войны трудно переоценить. Находясь в непосредственной близости от США, Куба после революции 1953—1959 гг. оказывается в изоляции от Штатов и развивает сотрудничество с СССР. Военная помощь Советского Союза Кубе, в том числе размещение на острове советских вооружений и военных подразделений в ответ на аналогичные действия США в Турции, приводит в 1962 г. к одному из наиболее острых кризисов холодной войны. Эти события и процессы нашли отражение в массовой культуре. И в США, и в СССР начинают появляться фильмы о кубинской революции и ее последствиях, многие из которых заняли достойное место в истории мирового кинематографа. Создаваемые кинематографистами интерпретации политических событий и сегодня способны оказывать влияние на широкую аудиторию, что обуславливает актуальность изучения кинообразов холодной войны.
2 Анализу кинообразов холодной войны посвящены труды историков, философов, политологов, лингвистов, культурологов. Образ врага в советском и американском кинематографе холодной войны рассматривается в работах ряда российских исследователей, в частности, А.И.Кубышкина [1], О.В.Рябова [2], Т.Б.Рябовой и Е.В.Панкратовой [3], С.И.Белова [4], К.А.Юдина [5], А.Г.Колесниковой [6] и А.В.Федорова [7]. Ученые рассматривают этот образ как символ, использование которого является эффективным приемом политической борьбы, и за интерпретацию которого идет соревнование между акторами символической политики. Механизмам конструирования образа врага посвящены труды как отечественных, так и зарубежных авторов: финского филолога Х.Ванхала [8], голландского психолога Л.Оппенгеймера [9], израильского историка Р.Робин [10], российского культуролога О.С.Давыдовой [11].
3 В то же время образам Кубы в кино посвящено небольшое число исследований [12, 13], что обуславливает новизну данной работы, целью которой является сравнение способов репрезентации Кубы в советском и американском кинематографе периода холодной войны. Материалами для исследования послужили советские и американские художественные и документальные фильмы, снятые в период 1945—1991 гг. Метод исследова- ния — анализ видеообразов.
4

Образ врага: теоретические основы исследования

5 Разделение окружающих на «своих» и «чужих» — характерное свойство индивидуального и общественного сознания. Как отмечают российский философ А.Мельвиль и американский психолог Дж.Франк, восприятие врага часто зеркально: каждая сторона приписывает одни и те же положительные качества «своим» и одни и те же пороки «чужим» [14]. Образ врага формируется за счет восприятия «чужого» в качестве источника опасности. Образы врага способны усиливать враждебность между государствами или социальными группами. Стремясь дать симметричный ответ на действия противника, трактуемые как враждебные, исходя из сложившегося стереотипа о враге, участник противостояния приобретает черты, приписываемые им врагу. Образ врага становится самосбывающимся пророчеством. Складывающиеся образы приводят к тому, что люди становятся склонными к повышенной агрессивности, противник начинает восприниматься как абсолютное зло, происходит его дегуманизация. Кроме того, будучи инертными, образы врага не всегда быстро трансформируются, поэтому могут оказать длительное негативное влияние на динамику отношений. Образ врага может отрицательно сказаться и на коммуникации, привести к избирательному восприятию информации о противнике.

Number of purchasers: 0, views: 37

Readers community rating: votes 0

1. Kubyshkin A.I. Sakral'nye zhertvy kholodnoj vojny: deti kak sub'ekt/ob'ekt ideologicheskoj konfrontatsii i politicheskoj propagandy. V knige: Simvol detstva v politike: ot kholodnoj vojny k sovremennosti. Tezisy nauchnoj konferentsii. Pod red. Ryabovoj T.B., Ryabova O.V., SPb., Izdatel'stvo RGPU im. A. I. Gertsena, 2019, ss. 21-23.

2. Riabov O. The Red Machine: The Dehumanization of the Communist Enemy in American Cold War Cinema, In Quaestio Rossica, Vol. 8, N 2, 2020, pp. 536–550.

3. Ryabova T.B., Pankratova E.V. "Cold warriors" glazami sovremennykh rossiyan: retseptsiya kinoobrazov maskulinnosti amerikanskikh voennykh perioda kholodnoj vojny. Zhenschina v rossijskom obschestve. № 4, 2019, c. 29-40.

4. Belov S.I. Obraz vraga v sovetskoj politike pamyati perioda «kholodnoj vojny» (na primere pozitsionirovaniya SShA v kinematografe SSSR). Nauchnye gorizonty, 2018, №10 (14), cs. 38-52.

5. Yudin K.A. «Obraz vraga» i atmosfere «Kholodnogo protivostoyaniya» v zarubezhnom kinematografe 1960-1970-kh gg. Dialog so vremenem, 2019, № 67, cs. 178-194.

6. Kolesnikova A.G. Formirovanie i ehvolyutsiya obraza vraga perioda «kholodnoj vojny» v sovetskom kinematografe (seredina 1950-kh - seredina 1980-kh gg.). Diss. kand. ist. nauk. M., 2009, 235 s.

7. Fedorov A.V. Transformatsii obraza Rossii na zapadnom ehkrane: ot ehpokhi ideologicheskoj konfrontatsii (1946-1991) do sovremennogo ehtapa (1992-2015). M., MOO «Informatsiya dlya vsekh», 2015, 221 c.

8. Vanhala H. The Depiction of Terrorists in Blockbuster Hollywood Films, 1980–2001. McFarland, North Carolina and London, 2011, 363 p.

9. Oppenheimer L. The Development of Enemy Images: A Theoretical Contribution. Peace and conflict: journal of peace psychology. N12(3), 2006, pp. 269–292.

10. Robin R.T. The Making of the Cold War Enemy: Culture and Politics in the Military-Intellectual Complex. Princeton, Princeton Univ. Press, 2003, 296 p.

11. Davydova O.S. Illyuzornaya ideologiya: kak neigrovoe kino SShA prevratilos' v orudie kholodnoj vojny. Terra Aestheticae, 2019, № 1 (3), s. 82-105.

12. Yarulina D.R. Obraz Kuby v khudozhestvennoj kul'ture i SMI Rossii i SShA. Latinskaya Amerika, 2012, № 1, ss. 90-97.

13. Belyaeva A.V. Transformatsiya obraza Kuby v amerikanskom kinematografe. Dialogi o kul'ture i iskusstve. Materialy VI Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem. Otv. red. A.V. Makina. Perm', 2016, ss. 321-326.

14. Frank J. D., Melville A.Y. The Image of the Enemy and the Process of Change. Break-through: Emerging New Thinking: Soviet and Western Scholars Issue a Challenge to Build a World Beyond War. NY, Walker and Company, 1988, rr. 198-207.

15. Hitchcock A.J. Topaz. 1969.

16. Milius J.F. Red dawn. 1984.

17. Wolf Th. H. One Week in October: Cuban Missile Crisis. 1964.

18. Karmen P.L. Pylayuschij ostrov. 1961.

19. Koltunov G.Ya. Chernaya chajka, 1962.

20. Yarulina D.R. Kuba v sovetskom/rossijskom i amerikanskom khudozhestvennom i mass-medijnom diskurse vtoroj poloviny XX veka: komparativnyj analiz. Diss. kand. kul'turologii. M., 2015, 212 s.

21. National Society of Film Critics. Available at: https://nationalsocie-tyoffilmcritics.com/about-2/ (accessed 01.12.2020).

22. Vetrova T.N. Fenomen latinoamerikanskogo kino: ehtapy i osobennosti stanovleniya. Diss. dokt. isskusstv. M., 2009, 384 s.

23. Kremlev G.D. Mikhail Kalatozov. M, Iskusstvo, 1964, 277 c.

24. Kalatozov M.K. Ya - Kuba, 1964.

Система Orphus

Loading...
Up