Куба в советском и американском кинематографе холодной войны. Сравнительный анализ

 
Код статьиS0044748X0012853-7-1
DOI10.31857/S0044748X0012853-7
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Санкт-Петербургский государственный университет
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Название журналаЛатинская Америка
ВыпускВыпуск № 8
Страницы92-101
Аннотация

В статье рассмотрены кинообразы Кубы в советском и североамериканском кинематографе периода холодной войны. Материалами для исследования послужили советские и американские фильмы, снятые в 1945—1991 гг. Показано, что в американском кинематографе холодной войны Куба может позиционироваться как враг, как арена противоборства в борьбе двух сверхдержав — США и СССР — или как жертва этой борьбы. В советском кинематографе Куба позиционируется как братская страна или как жертва американского империализма. Отмечается сходство в репрезентации Кубы в советском и американском кинематографе: образы Кубы вовлекаются в конструирование образа врага для усиления исходящей от него угрозы и выполняют мобилизационную функцию. Кроме того, изображение бедственного положения, сложившегося на Кубе, играет роль легитимации борьбы с советскими или американскими захватчиками. В качестве идеологического приема конструирования образа врага используется феминизация Кубы. Вместе с тем имиджи Кубы в американском кинематографе более разнообразны, что обусловлено длительной историей отношений двух стран, основанной на их географической близости.

Ключевые словаКуба, образ врага, холодная война, советский, американский, кинематограф
Источник финансированияИсследование выполнено при поддержке Российского научного фонда, грант 18-18-00233 «Кинообразы советского и американского врагов в символической политике холодной войны: компаративный анализ».
Получено02.12.2020
Дата публикации02.08.2021
Кол-во символов19421
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 В период холодной войны кинематограф играл важную роль в противостоянии двух сверхдержав — США и СССР. События того времени становятся предметом рефлексии многих известных кинорежиссеров. При этом и советским, и североамериканским кинематографом использовались разнообразные способы демонизации противника. В информационно-идеологическое противоборство двух миров — капиталистического и социалистического — вовлекались образы третьих стран, в том числе, Кубы, место и роль которой в истории холодной войны трудно переоценить. Находясь в непосредственной близости от США, Куба после революции 1953—1959 гг. оказывается в изоляции от Штатов и развивает сотрудничество с СССР. Военная помощь Советского Союза Кубе, в том числе размещение на острове советских вооружений и военных подразделений в ответ на аналогичные действия США в Турции, приводит в 1962 г. к одному из наиболее острых кризисов холодной войны. Эти события и процессы нашли отражение в массовой культуре. И в США, и в СССР начинают появляться фильмы о кубинской революции и ее последствиях, многие из которых заняли достойное место в истории мирового кинематографа. Создаваемые кинематографистами интерпретации политических событий и сегодня способны оказывать влияние на широкую аудиторию, что обуславливает актуальность изучения кинообразов холодной войны.
2 Анализу кинообразов холодной войны посвящены труды историков, философов, политологов, лингвистов, культурологов. Образ врага в советском и американском кинематографе холодной войны рассматривается в работах ряда российских исследователей, в частности, А.И.Кубышкина [1], О.В.Рябова [2], Т.Б.Рябовой и Е.В.Панкратовой [3], С.И.Белова [4], К.А.Юдина [5], А.Г.Колесниковой [6] и А.В.Федорова [7]. Ученые рассматривают этот образ как символ, использование которого является эффективным приемом политической борьбы, и за интерпретацию которого идет соревнование между акторами символической политики. Механизмам конструирования образа врага посвящены труды как отечественных, так и зарубежных авторов: финского филолога Х.Ванхала [8], голландского психолога Л.Оппенгеймера [9], израильского историка Р.Робин [10], российского культуролога О.С.Давыдовой [11].
3 В то же время образам Кубы в кино посвящено небольшое число исследований [12, 13], что обуславливает новизну данной работы, целью которой является сравнение способов репрезентации Кубы в советском и американском кинематографе периода холодной войны. Материалами для исследования послужили советские и американские художественные и документальные фильмы, снятые в период 1945—1991 гг. Метод исследова- ния — анализ видеообразов.
4

Образ врага: теоретические основы исследования

5 Разделение окружающих на «своих» и «чужих» — характерное свойство индивидуального и общественного сознания. Как отмечают российский философ А.Мельвиль и американский психолог Дж.Франк, восприятие врага часто зеркально: каждая сторона приписывает одни и те же положительные качества «своим» и одни и те же пороки «чужим» [14]. Образ врага формируется за счет восприятия «чужого» в качестве источника опасности. Образы врага способны усиливать враждебность между государствами или социальными группами. Стремясь дать симметричный ответ на действия противника, трактуемые как враждебные, исходя из сложившегося стереотипа о враге, участник противостояния приобретает черты, приписываемые им врагу. Образ врага становится самосбывающимся пророчеством. Складывающиеся образы приводят к тому, что люди становятся склонными к повышенной агрессивности, противник начинает восприниматься как абсолютное зло, происходит его дегуманизация. Кроме того, будучи инертными, образы врага не всегда быстро трансформируются, поэтому могут оказать длительное негативное влияние на динамику отношений. Образ врага может отрицательно сказаться и на коммуникации, привести к избирательному восприятию информации о противнике.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 62

Оценка читателей: голосов 0

1. Кубышкин А.И. Сакральные жертвы холодной войны: дети как субъект/объект идеологической конфронтации и политической пропаганды. В книге: Символ детства в политике: от холодной войны к современности. Тезисы научной конференции. Под ред. Рябовой Т.Б., Рябова О.В., СПб., Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2019, сс. 21-23.

2. Riabov О. The Red Machine: The Dehumanization of the Communist Enemy in American Cold War Cinema, In Quaestio Rossica, Vol. 8, N 2, 2020, pp. 536–550.

3. Рябова Т.Б., Панкратова Е.В. "Cold warriors" глазами современных россиян: рецепция кинообразов маскулинности американских военных периода холодной войны. Женщина в российском обществе. № 4, 2019, c. 29-40.

4. Белов С.И. Образ врага в советской политике памяти периода «холодной войны» (на примере позиционирования США в кинематографе СССР). Научные горизонты, 2018, №10 (14), cс. 38-52.

5. Юдин К.А. «Образ врага» и атмосфере «Холодного противостояния» в зарубежном кинематографе 1960-1970-х гг. Диалог со временем, 2019, № 67, cс. 178-194.

6. Колесникова А.Г. Формирование и эволюция образа врага периода «холодной войны» в советском кинематографе (середина 1950-х - середина 1980-х гг.). Дисс. канд. ист. наук. М., 2009, 235 с.

7. Федоров А.В. Трансформации образа России на западном экране: от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2015). М., МОО «Информация для всех», 2015, 221 c.

8. Vanhala H. The Depiction of Terrorists in Blockbuster Hollywood Films, 1980–2001. McFarland, North Carolina and London, 2011, 363 p.

9. Oppenheimer L. The Development of Enemy Images: A Theoretical Contribution. Peace and conflict: journal of peace psychology. N12(3), 2006, pp. 269–292.

10. Robin R.T. The Making of the Cold War Enemy: Culture and Politics in the Military-Intellectual Complex. Princeton, Princeton Univ. Press, 2003, 296 p.

11. Давыдова О.С. Иллюзорная идеология: как неигровое кино США превратилось в орудие холодной войны. Terra Aestheticae, 2019, № 1 (3), с. 82-105.

12. Ярулина Д.Р. Образ Кубы в художественной культуре и СМИ России и США. Латинская Америка, 2012, № 1, сс. 90-97.

13. Беляева А.В. Трансформация образа Кубы в американском кинематографе. Диалоги о культуре и искусстве. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Отв. ред. А.В. Макина. Пермь, 2016, сс. 321-326.

14. Frank J. D., Melville A.Y. The Image of the Enemy and the Process of Change. Break-through: Emerging New Thinking: Soviet and Western Scholars Issue a Challenge to Build a World Beyond War. NY, Walker and Company, 1988, рр. 198-207.

15. Hitchcock А.J. Topaz. 1969.

16. Milius J.F. Red dawn. 1984.

17. Wolf Th. H. One Week in October: Cuban Missile Crisis. 1964.

18. Кармен P.Л. Пылающий остров. 1961.

19. Колтунов Г.Я. Черная чайка, 1962.

20. Ярулина Д.Р. Куба в советском/российском и американском художественном и масс-медийном дискурсе второй половины XX века: компаративный анализ. Дисс. канд. культурологии. М., 2015, 212 с.

21. National Society of Film Critics. Available at: https://nationalsocie-tyoffilmcritics.com/about-2/ (accessed 01.12.2020).

22. Ветрова Т.Н. Феномен латиноамериканского кино: этапы и особенности становления. Дисс. докт. исскусств. М., 2009, 384 с.

23. Кремлев Г.Д. Михаил Калатозов. М, Искусство, 1964, 277 c.

24. Калатозов М.К. Я - Куба, 1964.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх