John Chrysostom on the Roman-Persian Wars

 
PIIS230861810024061-7-1
DOI10.37490/S230861810024061-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Associate Professor of the Department of Russian and World History; Acting Vice-Rector; Associate Professor of the Department of Church History and Humanities
Affiliation:
Pskov State University
Pskov Regional Teachers-in-Service Institute
Pskov-Caves Theological Seminary
Address: Pskov, 180000, 2, Lenin sq.
Occupation: Associate Professor of the Department of Russian and World History
Affiliation: Pskov State University
Address: 2 Lenin Square, Pskov 180000
Journal nameMetamorphoses of History
EditionIssue 27
Abstract

The writings of St. John Chrysostom include numerous information about Persia and the Persians. Some of them relate to military history and reflect the military and military-political realities of Roman-Persian relations in the John Chrysostom’s period. The main part of the information reported by John Chrysostom about the Roman-Persian wars is connected with the Persian expedition of the emperor Julian the Apostate in 363 AD. The Saint explains the unsuccessful outcome of the campaign of 363 for the Romans by the fact that Julian organized anti-Christian persecutions. So, the death of Julian during the campaign is interpreted by John Chrysostom as a Divine punishment. The saint leaves the question of the death of the emperor open, not leaning towards any of the versions that circulated at that time. The description by John Chrysostom of the invasion of the Roman army into Persia in many details coincides with the information of our main source - the “Res Gestae” by Ammianus Marcellinus, who was not only a contemporary of the saint, but also the participant of the events of 363 AD. This indicates a high degree of reliability of the information reported by John Chrysostom. At the same time, the saint demonstrates an ambivalent attitude towards the Persians, considering them, on the one hand, barbarians and opponents of Rome, and, on the other hand, a people demonstrating high moral qualities (in particular, humanity towards the Romans). In addition, John Chrysostom reports some information about the activities of the Persian military intelligence.

KeywordsJohn Chrysostom, Sasanian Iran, Roman Empire, military history, Roman-Persian wars, barbarians, worldview.
Received16.01.2023
Publication date27.03.2023
Number of characters28690
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 В сочинениях выдающегося церковного автора IV в., одного из Учителей Церкви, Патриарха Константинопольского, святителя Иоанна Златоуста (ок. 347–407) весьма заметное место занимают сюжеты, связанные с Персией и персами в целом и сасанидским Ираном в частности. Отдельный пласт «персидского текста» Иоанна Златоуста связан с римско-персидскими войнами. При этом единственным конкретным эпизодом из всей истории римско-персидского противостояния, упоминаемым святителем, является вторжение императора Юлиана в Персию в 363 г. Все остальные сведения Иоанна Златоуста о персах, так или иначе связанные с военной проблематикой, имеют характер общих замечаний об отдельных аспектах военного дела персов безотносительно каких-то определенных событий.
2 Столь пристальное внимание нашего автора именно к римскому вторжению в Персию 363 г. вполне объяснимо. Во-первых, при жизни святителя (как и за всю четырехвековую историю римско-персидского противостояния) ни одна военная кампания римлян на востоке не могла сравняться с походом Юлиана Отступника по своим масштабам1 и последствиям2. Во-вторых, гибель Юлиана Отступника в Персии, как и весь его неудачный поход, совершенно справедливо воспринимались христианской частью римского общества и соответствующей литературной традицией (и свт. Иоанн Златоуст не был здесь исключением) как кара Небесная, обрушившаяся на императора – не просто гонителя христиан, но еще и отступника3. В связи с этим Персидская экспедиция Юлиана Отступника была для Иоанна Златоуста и многих его современников4 событием не только и даже не столько военно-политическим, сколько религиозно-мистическим, в котором ярко и убедительно проявились воля и промысл Божий. 1. Достаточно вспомнить, что в боевых действиях участвовало порядка 65 тыс. человек (см.: Дмитриев В.А. Юлиан Отступник: человек и император // Метаморфозы истории. 2002. Вып. 2. С. 254) и более 1000 судов (см.: Дмитриев В.А. Воины Ахурамазды. Военное дело сасанидского Ирана и история римско-персидских войн. СПб.: Евразия, 2018. С. 218). Сам Иоанн Златоуст отмечает, что армия Юлиана, вторгшаяся в Персию, насчитывала «столько десятков тысяч воинов, сколько не водил никогда никто из царей» (Иоанн Златоуст. Слово о блаженном Вавиле, а также против Юлиана, и к язычникам // Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. В 12 т. Т. 2. Кн. 2. СПб.: Санкт-Петербургская духовная академия, 1896. С. 615).

2. В результате унизительного для римской стороны Нисибисского мирного договора, заключенного по итогам кампании 363 г., Империя утратила стратегически и экономически важные приграничные области в Северной Месопотамии, включая сам город Нисибис, являвшийся важнейшим римским узлом обороны на границе с сасанидским Ираном (см.: Дмитриев В.А. Воины Ахурамазды. Военное дело сасанидского Ирана и история римско-персидских войн. СПб.: Евразия, 2018. С. 222–223; Blockly R.C. The Romano-Persian Peace Treaties of A.D. 299 and 363 // Florilegium. 1984. Vol. 6. P. 28–49). О роли Нисибиса в защите восточных рубежей Империи см. ниже прим. 47.

3. Согласно правилам свтт. Василия Великого (Васил. 73) и Григория Нисского (Григ. Нис. 2), за сознательно совершенный грех отступничества (апостасии) полагается пожизненное покаяние с дозволением приобщиться Святых Таин лишь перед смертью. В более мягком варианте епитимии, разработанном отцами Первого Вселенского собора, покаяние таких отступников длится 12 лет (I Всел. 11). Подробнее см.: Максимович К.А., прот. Владислав Цыпин. Апостасия // Православная энциклопедия. [Электронный ресурс] URL: >>>> (дата обращения: 19.07.2022).

4. На этот указывает тот факт, что интерпретация событий Персидской экспедиции Юлиана Отступника (и в особенности ее трагического финала) во многом схожа у всех христианских авторов (см.: Пак Е.А. Гибель Юлиана Отступника в отражении языческой и христианской традиции // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2. История. 2010. Вып. 3. С. 82–84).
3 Сверхъестественная связь между богопротивным образом жизни императора Юлиана и трагическим финалом его правления подчеркивается Иоанном Златоустом неоднократно. Так, в «Беседе о св. Апостоле Павле» святитель рассматривает «жалкую» гибель «нечестивого царя» Юлиана Отступника и последовавшее за тем вступление на трон «благочестивого» правителя (т.е. Иовиана (363–364)) как главную причину того, что «воины, попавшие в сети и не находившие нигде никакого выхода, избавившись, наконец, по мановению Божию от варваров, возвратились с полной безопасностью»5. Эта же двуединая мысль – (1) о неудачном ходе персидской кампании и бесславной смерти Юлиана как наказании, ниспосланном свыше, и (2) о чудесном спасении («удивительном и необыкновенном возвращении», как пишет святитель6) римлян после гибели их безбожного правителя – присутствует и в другом сочинении Иоанна Златоуста (в котором вообще сосредоточена основная масса сведений о персидской кампании Юлиана Отступника) – «Слове о блаженном Вавиле, а также против Юлиана, и к язычникам»7. 5. Иоанн Златоуст. Беседы о св. апостоле Павле // Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. В 12 т. Т. 2. Кн. 2. СПб.: Санкт-Петербургская духовная академия, 1896. С. 532.

6. Иоанн Златоуст. Беседы о св. апостоле Павле // Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. В 12 т. Т. 2. Кн. 2. СПб.: Санкт-Петербургская духовная академия, 1896. С. 532.

7. Иоанн Златоуст. Слово о блаженном Вавиле, а также против Юлиана, и к язычникам // Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. В 12 т. Т. 2. Кн. 2. СПб.: Санкт-Петербургская духовная академия, 1896. С. 573–617.
4 При этом нельзя не заметить весьма интересную ситуацию, возникающую в связи с освещением Иоанном Златоустом событий 363 г. С одной стороны, персы в сочинениях святителя являются олицетворением враждебных христианскому миру сил, и потому борьба с ними мыслится как исключительно богоугодное дело. С другой стороны, опаснейшим противником православной веры и Церкви Христовой, как и всего христианского мира, на страницах произведений Иоанна Златоуста предстает Юлиан Отступник, который, как пишет святитель, грозился, «что по возвращении оттуда [из Персии. – В.Д.] он совершенно истребит всех [христиан. – В.Д.]», и после разгрома персов «готовился к войне против церквей»8. Из этого вытекает, что в представлении свт. Иоанна Златоуста вторжение Юлиана Отступника в Персию представляло собой столкновение двух сил, имевших одну и ту же (а именно – антихристианскую) природу и направленность. И хотя ожидать, что Иоанн Златоуст в данной ситуации должен был бы отдать предпочтение либо персам, либо Юлиану, было бы слишком прямолинейно и вряд ли корректно, тем не менее, исходя из общего контекста и высказываемых святителем оценочных суждений можно сделать вывод, что из этих двух зол меньшим для святителя являлись персы. 8. Иоанн Златоуст. Слово о блаженном Вавиле, а также против Юлиана, и к язычникам // Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. В 12 т. Т. 2. Кн. 2. СПб.: Санкт-Петербургская духовная академия, 1896. С. 614–615.

views: 214

Readers community rating: votes 0

1. Bibliya. Knigi Svyaschennogo Pisaniya Vetkhogo i Novogo Zaveta. M.: Danilov muzhskoj monastyr', 2015.

2. Ammian Martsellin. Rimskaya istoriya / Per. s lat. Yu.A. Kulakovskogo, A.I. Sonni. M.: Ladomir, 2005.

3. Aristotel'. Politika / Per. s drevnegr. S.A. Zhebelyova, M.L. Gasparova. M.: AST; Astrel', 2012.

4. Ioann Zlatoust. Protiv iudeev // Ioann Zlatoust. Polnoe sobranie tvorenij. V 12 t. T. 1. Kn. 2. SPb.: Sankt-Peterburgskaya dukhovnaya akademiya, 1895.

5. Ioann Zlatoust. Besedy o sv. apostole Pavle // Ioann Zlatoust. Polnoe sobranie tvorenij. V 12 t. T. 2. Kn. 2. SPb.: Sankt-Peterburgskaya dukhovnaya akademiya, 1896.

6. Ioann Zlatoust. Slovo o blazhennom Vavile, a takzhe protiv Yuliana, i k yazychnikam // Ioann Zlatoust. Polnoe sobranie tvorenij. V 12 t. T. 2. Kn. 2. SPb.: Sankt-Peterburgskaya dukhovnaya akademiya, 1896.

7. Ioann Zlatoust. Besedy na Deyaniya Apostol'skie // Ioann Zlatoust. Polnoe sobranie tvorenij. V 12 t. T. 9. Kn. 1. SPb.: Sankt-Peterburgskaya dukhovnaya akademiya, 1903.

8. Strabon. Geografiya / Per. s drevnegr. G.A. Stratanovskogo. M.: Nauka, 1964.

9. Ephraim des Syres. Hymnen De paradiso und Contra Julianum. 2 vols. Louvain: Secr?tariat du CorpusSCO, 1957.

10. Ioannis Malalae Chronographia / Rec. I. Thurn. Berolini; Novi Eboraci: Walter de Gruiter, 2000.

11. Danilov E.S. Vojna i razvedyvatel'naya deyatel'nost' v antichnom Rime. Yaroslavl': YarGU, 2011.

12. Dmitriev V.A. «Arij, poklonyayuschijsya Ormazdu»: k politicheskoj biografii shakhanshakha Narse // Vestnik drevnej istorii. 2020 № 2 (80). S. 434–461. DOI 10.31857/S032103910008630-6

13. Dmitriev V.A. «Oko gosudarya»: k istorii voennoj kontrrazvedki v sasanidskom Irane // Metamorfozy istorii. 2017. Vyp. 9. S. 126–136.

14. Dmitriev V.A. Exploratius noscendi gratia: Ammian Martsellin ob uchastii rimskoj razvedki v vojnakh s sasanidskim Iranom // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya «Istoriya. Politologiya. Ehkonomika. Informatika». 2011. № 19 (114). Vyp. 20. S. 21–27.

15. Dmitriev V.A. Voennaya razvedka v sasanidskom Irane: organizatsiya deyatel'nosti i istochniki informatsii // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. Seriya «Sotsial'nye nauki». 2016. № 1. S. 9–22.

16. Dmitriev V.A. Voennaya razvedka v sasanidskom Irane: sposoby, vidy, masshtaby // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N. I. Lobachevskogo. 2016. № 3. S. 15–28.

17. Dmitriev V.A. Voiny Akhuramazdy. Voennoe delo sasanidskogo Irana i istoriya rimsko-persidskikh vojn. SPb.: Evraziya, 2018.

18. Dmitriev V.A. Strany i narody Vostoka v predstavlenii rimlyan ehpokhi Pozdnej Antichnosti (po dannym Ammiana Martsellina) // V mire nauchnykh otkrytij. Seriya «Gumanitarnye i obschestvennye nauki». 2011. № 11.5 (23). S. 1343–1357.

19. Dmitriev V.A. Yulian Otstupnik: chelovek i imperator // Metamorfozy istorii. 2002. Vyp. 2. S. 246–258.

20. Maksimovich K.A., prot. Vladislav Tsypin. Apostasiya // Pravoslavnaya ehntsiklopediya. [Ehlektronnyj resurs] URL: https://www.pravenc.ru/text/75704.html (data obrascheniya: 19.07.2022).

21. Matvejchev O.A. Ponyatie «rabstva» u Aristotelya // Filosofiya i kul'tura. 2013. № 10. S. 1393–1397. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.10.8026

22. Pak E.A. Gibel' Yuliana Otstupnika v otrazhenii yazycheskoj i khristianskoj traditsii // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ser. 2. Istoriya. 2010. Vyp. 3. S. 79–84.

23. Blockly R.C. The Romano-Persian Peace Treaties of A.D. 299 and 363 // Florilegium. 1984. Vol. 6. P. 28–49.

24. Dodgeon M. H., Lieu S. N. C. (eds.). The Roman Eastern Frontier and the Persian Wars (AD 226–363). A Documentary History. London; New York: Routledge, 1994.

Система Orphus

Loading...
Up