ДОКТРИНА ВОЗРОЖДЕНИЯ ПОСТСОВЕТСКОЙ ТУРКМЕНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ САПАРМУРАТА НИЯЗОВА

 
Код статьиS102694520014143-8-1
DOI10.31857/S102694520014143-8
Тип публикации Статья
Статус публикации Одобрена к публикации
Авторы
Должность: Профессор кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Южного федерального университета (ЮФУ)
Аффилиация: Южный федеральный университет
Адрес: Ростов-на-Дону, 339 Стрелковой дивизии, дом 12 "Д", кв.31
Должность: проректор по науке и инновациям
Аффилиация: Юго-Западный государственный университет
Адрес: Курск, ул. 50 лет Октября, 94
Аннотация

Культивирование традиционализма в праве, основанного на общечеловеческих ценностях и истории отечественной юриспруденции, сохраняет актуальность на постсоветском пространстве на протяжении почти трех десятилетий, прошедших с момента разрушения единого государства. При этом юридическая наука не признает примата исторической школы права, возродившейся в 90-е гг. XX в. вместе с прочими классическими типами правопонимания, после отказа от централизма материалистической теории, господствовавшей в советском правоведении. Причина привлекательности традиционализма кроется в склонности к нему многих континентальных народов, усиливаемой зримыми последствиями нивелирования в современном североамериканском и европейском праве опыта национального юридического быта, позиционировании либеральных тенденций, во многом неуместных для традиционных государств, к которым относится Россия, сформировавшаяся в результате тысячелетнего развития. У сложносоставных наций, обладающих длительным опытом государственности и разнородностью правовой культуры, сохраняют актуальность концепции, фиксирующие в правовом создании традиционные ценности как естественный источник прав человека, императивно не связанный с законом, который рационален и морален, но по своей природе обездушен и не обязательно отражает исторический менталитет. Одним из примеров таких концепций, направленных на возрождение традиционной государственности и сохранение целостности общества, является доктрина, заключенная в двухтомном труде туркменского государственного деятеля Сапармурата Ниязова под названием «Рухнама», который попытался воплотить ее на практике. Поэтому объектом статьи выступают общественные отношения, связанные с возрождением туркменской государственности путем формирования в постсоветский период национального стандарта прав человека, гармонизированного с законными интересами традиционного общества. Предметом статьи является общая характеристика, основное содержание и прикладное значение концепции Сапармурата Ниязова, иллюстрирующей возможность формирования правового государства с учетом традиционализма, а также значение соответствующей доктрины для развития правовой системы Туркменистана. Концепция национального возрождения республики, сформулированная Сапармуратом Ниязовым, стала основой для разработки общественной идеологии, повлиявшей на постсоветское становление республиканского законодательства, представляет научный интерес для других государств, испытывающих экспансию либеральных тенденций в праве, не исключая Российскую Федерацию. В условиях, когда международная универсальная система безопасности демонстрирует стагнацию, суверенные государства обращаются к инструментарию международных региональных и национальных средств обеспечения безопасности. Поэтому реванш традиционализма является предсказуемым, иллюстрируясь на примере Туркменистана. Тем более что российское общество, равно как и туркменское, проявляет к нему склонность, и строительство социального государства, заявленное на конституционном уровне, делает возможным отражение данной тенденции при совершенствовании отечественного законодательства. Эти и иные идеи нашли отражение в тексте предложенной статьи.

Ключевые словасравнительное государствоведение; традиционное государство; семья религиозного права; государство и право Туркменистана; традиционное право; пантюркизм; Рухнама; Сапармурат Ниязов; правовая, политическая и религиозная мысль; историческая школа права, либерализм и традиционализм в праве; семья традиционного (обычного) права
Получено28.05.2021
Кол-во символов34270
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

События «арабской весны» 2011 г., уязвившие государственность народов Северной Африки и Ближнего Востока, богатого углеводородными ресурсами, развеяли представление о панарабском единстве и его способности противостоять глобализму, выражающемуся в усилении на международной арене североамериканского и европейского права, подменяющего международное публичное право. При этом иммунитет от деструктивных проявлений «арабской весны» продемонстрировали монархии, сотрудничающие в той или иной степени с Соединенными Штатами Америки (некоторые с Израилем): Бахрейн, Иордания, Катар, Марокко, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия. В тоже время государства с республиканской формой правления оказались под ударом исламизма, ставшего идеологией арабских революций, призванных демонтировать существовавшие десятилетиями светские политические режимы, сотрудничавшие в разной степени с СССР, а затем Российской Федерацией: Египет, Йемен, Ливия, Сирия и Тунис.

2

Использование деструктивного потенциала экстремистских организаций, избирательно применяющих догматы магометанства, причем в противовес классическому исламу, было предсказуемо. В арабских государствах религиозное мировоззрения остается доминирующим, что является признаком отнесения их национальных правовых систем к группе (семье) мусульманского права1. Хотя возникновение арабских революций не было хаотичным и не носило только охлократического характера, выражающегося в неограниченном волеизъявлении народа, поскольку разворачивание массовых беспорядков происходило избирательно, последовательно и логично. Этот факт позволяет отнести "арабскую весну" к разряду "оранжевых революций", экспортируемых не только в государства исламского мира. 

1. Марченко М.Н. Правовые системы современности. М., 2009. С.509-521.
3

В итоге на международной арене на непродолжительный период времени появилось террористическое «Исламское государство» (ИГИЛ), а также десятки аффилированных с ним экстремистских организаций, запрещенных в Российской Федерации и ряде других стран, представляя угрозу для человечества. В первую очередь экстремисты запрограммированы на уничтожение светской государственности, культивирующей научный тип мировоззрения, и до настоящего времени Йемен, Ливия и Сирия не оправились от последствий уязвления системы национальной безопасности. Кроме того, международная система коллективной безопасности в Передней Азии и Северной Африке остается деморализованной, и только законное присутствие российских вооруженных сил на территории Сирийской Арабской Республики позволило купировать угрозу, в среднесрочной перспективе грозившую распространением на Западную Европу, Кавказ и Центральную Азию.

4

В тоже время ослабление панарабских стран, до 2011 г. сохранявших видимость иммунитета к глобализму, предопределило усиление на международной арене «пантюркского мира», долгое время функционировавшего латентно, в настоящее время представленного семью государствами: Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения, Турция и Узбекистан, но кроме них существует непризнанный международным сообществом Северный Кипр, интересы которого представляет Турецкая республика. В тоже время тюркские диаспоры мигрантов, а также автохтонные тюркоманские общины существуют в десятках государств. И для России проблематика пантюркизма традиционно является чувствительной, поскольку евразийский облик она получила после покорения Астраханского, Казанского, Крымского, Сибирского ханств и Ногайской орды, а до начала Новейшего времени неоднократно находилась в состоянии войны с Оттоманской Портой. Названные тюркские государства своеобразным полумесяцем располагались вдоль восточной и южной границы Европейской России, а Османская империя представляла угрозу для государственной безопасности вплоть до начала советского периода.

1. Конституция Российской Федерации (с изменениями, принятыми на Общероссийском голосовании 1 июля 2020 года).

2. Конституция Туркменистана (с изменениями и дополнениями от 25.09.2020).

3. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 12.12.1995 №A/RES/50/80.

4. Кравчук Л.Д. Украина не Россия. – М.: Издательский дом «Время», 2004. – 506 с.

5. Лафитский В.И. Сравнительное правоведение в образах права. Т.2. – М., Статут, 2011. – 415 с.

6. Левик Б. Туркменистан – новое постоянно нейтральное государство Центральной Азии // Схiд. 2013. №6. – С.217-224.

7. Марченко М.Н. Правовые системы современности. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2009. – 528 с.

8. Небратенко Г.Г. Государственно-правовая доктрина Муаммара Каддафи: взгляд в будущее // Государство и право. 2021. №2. – С.114-120.

9. Ниязов С.А. Рухнама. Ашхабад, 2002. – 416 с.

10. Туркменбаши С.А. Рухнама. Духовное величие туркмен. Вторая книга. – Ашхабад: Туркменская государственная издательская служба, 2005. – 464 с.

11. Шатковская Т.В. Традиционное право в контексте цивилизационного подхода // Актуальные проблемы российского права. 2014. №9 (46). – С.1823-1827.

12. Carnegie Moscow Center (Россия): что означает соглашение США с талибами [Электронный ресурс, 2021] // ИНОСМИ.РУ [сайт]. https://inosmi.ru/politic/20200303/246979749.html (дата обращения: 06.03.2021).

Официальный диалог спецпредставителя США по Афганистану Залмай Халилзада с заместителем председателя талибов Абдуллой Барадаром (г. Доха, Катар. 29.02.2020) (Встреча_США_с_Талибанов_в_Дохе._2020.jpg, 681 Kb) [Link]

Система Orphus

Загрузка...
Вверх