ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К КОНСТРУИРОВАНИЮ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПРАВА

 
Код статьиS013207690010038-3-1
DOI10.31857/S013207690010038-3
Тип публикации Статья
Статус публикации Одобрена к публикации
Авторы
Должность: кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права, заместитель декана очного юридического факультета по организации научно-исследовательской работы студентов
Аффилиация: Российский государственный университет правосудия
Адрес: Российская Федерация, Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69
Аннотация

В настоящей статье рассматривается регулятивная природа норм права. На основе функционального подхода к конструированию норм права предложено описывать норму как функцию, в которой правовые последствия, закрепленные в диспозиции или санкции, поставлены в зависимость от определенных обстоятельств, свойства которых отражаются в гипотезе. В частности, функциональная зависимость правового последствия от определенных обстоятельств показана на примере доктринальных подходов к определению размера компенсации морального вреда по формулам. Автор также обосновывает, что присущие современному праву оценочные понятия могут быть использованы при описании функциональных зависимостей в качестве коэффициентов, оцениваемых правоприменителем в рамках заданных диапазонов значений.

Как представляется, функциональный подход к конструированию норм права существенно повлияет на правоприменительную практику. Формулы функциональных зависимостей могут лечь в основу компьютерных программ, которые будут автоматически определять для правоприменителя совокупность релевантных переменных, подлежащих оценке, а также совокупность правовых последствий, зависящих от конкретных обстоятельств дела. Представляется, такой подход сделает правоприменительную практику единообразной и предсказуемой.

Ключевые слованорма права, функциональная зависимость, правовые последствия, юридические факты, компенсация морального вреда, оценочные понятия, правоприменение
Получено09.06.2020
Кол-во символов30106
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Регулятивное воздействие права на общественные отношения проявляется в определении правил поведения их участников. Это значит, что участники общественных отношений вынуждены соотносить свое поведение с теми моделями поведения, которые определяются принципами и нормами права. Несмотря на то, что и принципы права, и нормы права оказывают регулятивное воздействие, между ними есть существенная разница. Как обоснованно указывает В.Н. Корнев, «правила поведения, установленные нормой права, требуют обязанности совершения определенного действия в специально указанных обстоятельствах точно определенным субъектом, принципы же включают только один элемент: обязанность»1. Соглашаясь с тем, что «норма права есть правило, определяющее то, как можно и должно поступать при тех или иных обстоятельствах»2, можно сделать вывод, что именно в норме права проявляется регулятивное воздействие права, обусловленное конкретным поведением участников общественных отношений. В этом смысле основное регулятивное предназначение нормы права заключается в определении зависимости правовых последствий, составляющих содержание модели поведения, от фактических (жизненных) обстоятельств, которые характеризуют поведение участников общественных отношений. 1. Корнев В.Н. Эволюция доктрины принципов права в отечественной юридической науке // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2018. № 1. С. 68-69.

2. Проблемы общей теории права и государства: учебник / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма: Инфра-М, 2018. С. 271. (автор главы – Мицкевич А.В.).
2 В то же время в праве присутствуют нормы-дефиниции, нормы-декларации и другие так называемые специализированные нормы3. Однако «специализированные нормы» проблематично называть полноценными нормами права, поскольку они сами по себе не отражают рассматриваемую зависимость. Согласно обоснованной позиции К.Э. Альчуррона и Е.В. Булыгина такие «нормы» не являются нормами в прямом смысле слова, они являются фрагментами полноценных норм4. Например, определения понятий в специализированных нормах могут формулироваться для лучшего отражения тех фактических обстоятельств, при которых возникают те или иные последствия, указанные в полноценных нормах. Таким образом, специализированные нормы выполняют служебную, вспомогательную роль, направленную на определение зависимостей правовых последствий от фактических обстоятельств, которые выражаются в полноценных нормах права. 3. Нормы права: теоретико-правовое исследование: Монография / Т.В. Губаева, Л.А. Гумеров, А.В. Краснов и др; отв. ред. Т.В. Губаева, А.В. Краснов. М.: РАП, 2014. С. 8. (авторы главы - Краснов А.В., Илалутдинов А.И.).

4. Альчуррон К.Э., Булыгин Е.В. Нормативные системы // «Нормативные системы» и другие работы по философии права и логике норм / К.Э. Альчуррон, Е.В. Булыгин, П. Герденфорс, Д. Макинсон; под ред. Е.Н. Лисанюк. СПб.: Изд-во С.-Перерб. ун-та, 2013. С. 94-95.
3 При этом современный способ отражения зависимостей в нормах права не отличается системностью. Традиционная теория права исходит из того, что структура нормы права включает гипотезу, диспозицию и санкцию. Отражение в норме права связи некоторого обстоятельства с правовым последствием предполагает связь двух элементов, логическая структура которых выражается в формуле «если …, то …». При этом правовое последствие выражается либо в виде определенного набора прав и обязанностей (диспозиция), либо в виде определенного негативного воздействия (санкция). Поскольку фактически гипотеза связана либо с диспозицией, либо с санкцией, трехзвенная структура нормы права выглядит нелогичной. В этой связи С.С. Алексеев писал о необходимости «четко формулировать в каждой норме-предписании два обязательных элемента – условие (гипотезу) и правовое последствие (диспозицию, санкцию)»5. Объединение диспозиции и санкции при помощи общего понятия – правовое последствие – положительно влияет на понимание структуры нормы права, которая в самом общем виде выглядит как связь некоторого обстоятельства, описанного гипотезой, с правовым последствием в виде диспозиции или санкции. При этом ученые и практики с достаточной степенью спокойствия относятся к распространенным ситуациям, когда «элементы нормы права находятся в разных структурных частях нормативного акта, а то и вовсе в разных нормативных правовых актах»6. Такая организация нормативного массива приводит к утрате единства терминологии в правовых актах, к дублированию норм, к коллизиям, к пробелам. При этом усложняется и правоприменительная деятельность, поскольку правоприменителю нужно вручную искать всю совокупность правовых последствий, которые поставлены в зависимость от конкретных обстоятельств дела. 5. Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10 т. Т. 3: Проблемы теории права: Курс лекций. М.: Статут, 2010. С. 221.

6. Проблемы теории государства и права: учебник / под ред. В.М. Сырых. М.: Эксмо, 2008. С. 270. (автор главы - Сырых В.М.).

Система Orphus

Загрузка...
Вверх