Continuous Work Week: Outcomes of the Deformation of the Social Time Rhythm

 
PIIS086954150005297-6-1
DOI10.31857/S086954150005297-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: independent researcher
Address: St. Petersburg, Russia
Journal nameEtnograficheskoe obozrenie
Edition№3
Pages8-26
Abstract

The article discusses the social reception of the continuous five-day work week introduced in the USSR in September, 1929. Industrial workers and white-collar workers had to be divided into five groups; each group had its own day-off, so that instead of a traditional week with one Sunday for everybody they had an unceasing cycle of four working days and one holiday. I presume that an attempt to deprive society of the unifying day caused major changes: erosion of the sense of responsibility, social stratification, and increase in symbolic significance of Sundays. All these revealed that the society had a clear need for one uniform holiday.

KeywordsSoviet calendar, social time, continuous work week, nepreryvka
Publication date16.06.2019
Number of characters58344
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Я с первых слухов об этой “непрерывке (и слово-то какое паршивое!) Гоголя вспомнил и говорил, что “непрерывка это — мартобря 48 дня”. А вчера в газетах календарь с “пустыми, без числа днями”… День был без числа!..1

1 Мендельсон Н.М. Дневник // Электронный корпус дневников “Прожито”. 1929 г. 28/IX. http://prozhito.org/notes?keywords=%5B%22%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0 %B5%D1%80%D1%8B%D0%B2%D0%BA%D0%B0%22%5D
2 24 сентября 1929 г. Советом Народных Комиссаров СССР (СНК СССР) после непродолжительного обсуждения было принято решение о переходе всей промыш- ленности страны и связанных с ней учреждений на непрерывную пятидневную про- изводственную неделю. Вместо традиционной семидневной недели с обязательным выходным в воскресенье вводился пятидневный непрерывный цикл работ без об- щих выходных. Список организаций, которые должны были перейти на новый гра- фик, постоянно расширялся. 30 декабря 1929 г. СНК СССР выпустил постановле- ние о переходе зрелищных предприятий кинопромышленности на непрерывную производственную неделю (НПН) (НПН 1930: 18–19). К началу 1930-х годов прак- тически не осталось неохваченных отраслей: медики, учителя и преподаватели — вся страна должна была отказаться от веками складывавшегося распорядка жизни, перейдя к сплошному, непрерывному ходу дней. Все трудовые коллективы предпо- лагалось поделить на пять групп, каждая из которых имела бы свой день отдыха. Постановлением ВЦИК и СНК от 20 марта 1930 г. были внесены следующие поправки в гражданский и процессуальный кодекс РСФСР: в ряде статей необходимо было «слово “семь” заменить словом “пять”, слово “неделями” исключить, в с. 54; слова “срок, исчисляемый по неделям, истекает в соответствующий день последней недели” — исключить, слово “двухнедельный” заменить сло- вом “десятидневный”» (Собрание узаконений 1930: 190–191). Даже само слово “неделя” должно было считаться пережитком прошлого.
3 Реформа социального времени имела в своей основе экономические цели: сни- жение себестоимости, увеличение выпуска продукции и, как следствие, стремитель- ное развитие промышленности в рамках пятилетнего плана. Кроме того, на нее воз- лагались огромные надежды как на панацею от социальных проблем. Согласно текс- там большинства официальных документов непрерывка давала рабочему следующие преимущества: более частый и нормальный отдых; снижение послепраздничных прогулов (нет праздников — нет прогулов); уменьшение пьянства в праздничные дни; уничтожение субботнего и предпраздничного сокращенного рабочего дня, в который производительность труда обычно падала. Наконец, она должна была уничтожить малую производительность труда по понедельникам и после праздников (Лященко 1930: 7).
4 Задуманная как исключительно экономическая мера, антропологическое изме- рение эта реформа приобрела после доклада наркома труда Н.А. Угланова (июль 1929 г.). В своем выступлении он показал несвоевременность перехода на новый график. Одним из аргументов стала апелляция к приверженности рабочего старым традициям. Насколько можно судить, именно в этом докладе был впервые затронут вопрос социальной рецепции реформы. С августа 1929 г. в большинстве агитационных материалов по непрерывке уже можно было найти фрагменты, посвященные необходимости ломки старого быта; с конца августа к агитации активно подключился Союз безбожников.

Number of purchasers: 4, views: 1669

Readers community rating: votes 0

1. Chase, W., and L. Siegelbaum. 1988. Worktime and Industrialization in the USSR, 1917–1941. Philadelphia: Temple University Press.

2. de Certeau, M. 2013. Izobretenie povsednevnosti. 1. Iskusstvo delat’ [The Practice of Everyday Life]. St. Petersburg: Izdatel’stvo Evropeiskogo universiteta v Sankt-Peterburge.

3. Foss, C. 2004. Stalin’s Topsy-Turvy Work Week. History Today 54 (9): 46–47.

4. Rolf, M. 2000. Sovetskii massovyi prazdnik v Voronezhe i tsentral’no-chernozemnoi oblasti Rossii, 1927– 1932 [Soviet Mass Festival in Voronezh and Tsentralno-Chernozyomnaya Oblast of the RSFSR]. Voronezh: Izdatel’stvo Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta.

5. Stites, R. 1989. Revolutionary Dreams: Utopian Vision and Experimental Life in the Russian Revolution. New York: Oxford University Press.

6. Zerubavel, E. 1977. The French Republican Calendar: A Case Study in the Sociology of Time. American Sociological Review 42: 868–877.

7. Zerubavel, E. 1985. The Seven Day Circle: The History and Meaning of the Week. New York: Free Press or Collier Macmillan.

Система Orphus

Loading...
Up