“Чай зовет людей”: чайные группы, городские трапезы и низовая политика в Западной Африке (пер. с фр. Е.И. Филипповой)

 
Код статьиS086954150004882-0-1
DOI10.31857/S086954150004882-0
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: антрополог, доцент
Аффилиация: Университет Лион-2
Адрес: 18 quai Claude Bernard, 69365, Lyon Cedex 07, France
Название журналаЭтнографическое обозрение
Выпуск№2
Страницы32-42
Аннотация

Приготовление чая и коллективное чаепитие в Западной Африке представляют собой заметный социологический феномен. Это настоящий спектакль, в котором задействованы различные технические приемы, сенсорный и социальный опыт участников. Из импортного экзотического колониального товара чай превратился в подлинно национальный напиток и приобрел широкую популярность в разных слоях общества. Его потребление стало важным социотехническим механизмом на стыке пищевых практик и форм общения, мобилизующим технологические, сенсорные и социальные навыки тех, кто заваривает чай, и тех, кто его пьет. Распространение чая и его демократизация сопровождаются распространением и демократизацией характерных форм совместной трапезы и социальной жизни, связанных с потреблением этого напитка. Чай играет важнейшую роль в производстве западноафриканских воображаемых сообществ и способствует формированию туристического имиджа региона; он стал частью успешно распространившейся изобретенной традиции, что заслуживает изучения.

Ключевые словаЗападная Африка, Мали, Нигер, Сенегал, БуркинаФасо, Кот-д’Ивуар, чай, уличные чаепития, чайные группы, социальные иерархии, мужское общение, возрастная стратификация, низовая политика
Дата публикации25.05.2019
Кол-во символов24287
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Популярность, которую снискал в Африке зеленый чай, представляет собой заметный исторический и социологический феномен. Все началось с того, что англичане завезли китайский зеленый чай в Марокко, а уже в Северной Африке в напиток стали добавлять листья мяты. В конце XIX в. и затем на протяжении ХХ в. чай распространяется по трем осям: с севера на юг Сахары, из больших городов в малые и от аристократии к широким массам населения. Таким образом, географическое распространение чая сочетается с его “демократизацией” (Diawara, Röschenthaler 2012)1. На первом этапе торговцы-мавры познакомили с чаем и способами его употребления население Сенегала, Мали и Нигера, позже благодаря коммерсантам и — шире — всему населению дьюла чай проник в Буркина-Фасо и Кот-д’Ивуар. Однако колониальное происхождение чая и привычки его потребления сегодня забылись в результате “национализации”, или “этнизации”, напитка, переквалифицированного в “мавританский”, “сенегальский”, “малийский” или “туарегский” чай2. Этот напиток играет важнейшую роль в производстве воображаемых сообществ в Африке (Nugent 2010: 94) и в создании туристического имиджа континента; способы его потребления стали частью изобретенной традиции, успешное распространение которой заслуживает изучения. 1. Анализ внедрения чая в повседневную жизнь в другом контексте — в Восточной Африке — представлен в Holtzman 2003.

2. О последнем см.: Bisson 2008; Gagnol, Brugerette de Fraissinette 2009; Gagnol 2014.
2 Феномен локализации этого напитка тем более удивителен, что чай и сейчас в основном поставляется из Китая. Конечно, призывы выращивать его в Западной Африке раздавались еще в колониальный период (Bois 1937: 353), а сразу после обретения независимости Мали китайцы даже попытались реализовать такой проект в регионе Сикасо. Возобновленные в начале 1990-х годов под названием “Операция чай”, эти попытки вылились в 2011 г. в создание “Общей чайной компании Мали” (SGTM). Но объем ее производства остается крайне незначительным, а благодаря высокой цене продукта он больше идет на экспорт, чем потребляется на месте. Конечно, в ходу и напитки из местных растений, которые иногда ошибочно называют чаем (напр., в колониальную эпоху гибискус был известен как “суданский чай”, или kani — “чай аборигенов”). Но именно китайский зеленый чай приобрел устойчивую популярность.
3 Такой успех объясняется не только вкусовыми или целебными качествами напитка. Чаепитие представляет собой важный социотехнический механизм на стыке пищевых практик и форм общения, мобилизующий технологические, сенсорные и социальные навыки тех, кто заваривает чай, и тех, кто его пьет. В Западной Африке напиток чаще всего готовят во дворе или на улице, в кругу друзей или товарищей по работе. Чайные группы — их называют grins в Мали, Буркина-Фасо и Кот-д’Ивуаре и fada в Нигере — служат одновременно дискуссионными клубами, в которых проявляются социальные взаимоотношения и иерархии. В Сенегале термином ataya, обозначающим чай, нередко именуют также и чайные сообщества. С обретением независимости распространение чая и его демократизация сопровождаются распространением и демократизацией характерных форм совместной трапезы и социальной жизни, связанных с его потреблением3. 3. Этнографические данные, лежащие в основе данной статьи, были собраны в 2007 г. в Нигере, в 2010 г. в Мали и в 2013 г. в Сенегале и Буркина-Фасо. Данные, собранные в Мали, были частично использованы в предыдущей статье автора (Bondaz 2013).

Всего подписок: 0, всего просмотров: 121

Оценка читателей: голосов 0

1. Abou Bacry L. La donnée socio-culturelle de l’empreinte de la technique. Le cas d’une substitution technologiques dans les zones urbaines au Sénégal // Culture technique. 1981. n° 2. P. 225–231.

2. Ag Bendech M., Chaulica M., Malvy D. Alimentation de rue, mutations urbaines et différenciations sociales à Bamako (Mali) // Sciences sociales et santé. 1998. n° 16 (2). P. 33–59.

3. Biaya T.K. Jeunes et culture de la rue en Afrique urbaine (Addis-Abeba, Dakar et Kinshasa) // Politique Africaine. 2000. n° 80. P. 12–31.

4. Bisson J. Les trois verres de thé au Sahara. Convivialité, symbolique, allégeance // Le Saharien. 2008. n° 185. P. 23–38.

5. Blundo G., Olivier de Sardan J.-P. État et corruption en Afrique. Une anthropologie comparative des relations entre fonctionnaires et usagers (Bénin, Niger, Sénégal). Paris: APAD-Karthala, 2007.

6. Bois D. Les Plantes alimentaires chez tous les peuples et à travers les âges. Histoire, utilisation, culture. Vol. IV, Les plantes à boissons. Paris: Paul Lechevalier Editeur, 1937.

7. Bondaz J. Le thé des hommes. Sociabilités masculines et culture de la rue au Mali // Cahiers d’études africaines. 2013. n° 209–210. P. 61–85.

8. Diawara M., Röschenthaler U. Green Tea in the Sahel: The Social History of an Itinerant Consumer Good // Canadian Journal of African Studies/La Revue canadienne des études africaines. 2012. n° 46.1. P. 39–64.

9. Droz Y. Si Dieu veut… ou suppôts de Satan? Incertitudes, millénarisme et sorcellerie chez les migrants kikuyu // Cahiers d’études africaines. 1997. n° 37 (145). P. 85–117.

10. Dumestre G. De l’alimentation au Mali // Cahiers d’Études africaines. 1996. n° XXXVI (4/144). P. 689–702.

11. Gagnol L. Les exigences et les malentendus du savoir-boire: le “rituel” du thé chez les Touaregs // Awal. Cahiers d’études berbères. 2014. n° 42. P. 69–92.

12. Gagnol L., Brugerolle de Fraissinette A. Le rituel du thé chez les Touaregs // Le Saharien. 2009. n° 191. P. 25–37.

13. Gomez-Perez M., Leblanc M.-N. (dir.) L’Afrique des générations. Entre tensions et négociations. Paris: Karthala, 2012.

14. Gueye C. Entre frontières économiques et frontières religieuses: le café Touba recompose le territoire mouride // La Ville sénégalaise. Une invention aux frontières du monde / Dir. J.-L. Piermay, C. Sarr. Paris: Karthala, 2007. P. 137–151.

15. Havard J.-F. Ethos “bul faale” et nouvelles figures de la réussite au Sénégal // Politique africaine. 2001. n° 82. P. 63–77.

16. Hien Ollo Pépin. Dynamique urbaine et nouvelles formes de négociation de l’existence sociale: les jeunes et les “grins de thé” dans la ville de // Negotiating the Livelihoods of Children and Youth in Africa’s Urban Spaces. Négocier pour sa vie: les enfants et les jeunes dans les espaces urbains de l’Afrique / Dir. Michael. F.C. Bourdillon, A. Sangare. Dakar: CODESRIA, 2012. P. 187–199.

17. Holtzman J.D. In a Cup of Tea: Commodities and History among Samburu Pastoralists in Northern Kenya // American Ethnologist. 2003. Nо. 30 (1). P. 136–155.

18. Joy C. Negotiating Material Identities: Young Men and Modernity in Djenné // Journal of Material Culture. 2011. No. 16 (4). P. 389–400.

19. Kieffer J. Les jeunes des “grins” de thé et la campagne électorale à Ouagadougou // Politique africaine. 2006. n° 101. P. 63–82.

20. Lund C. Les dynamiques politiques locales face à une démocratisation fragile (Zinder) // Pouvoirs locaux au Niger / Dir. Mahaman Tidjani Alou, J.-P. Olivier de Sardan. Paris: Karthala, 2009. P. 89–112.

21. Nugent P. Do Nations Have Stomachs? Food, Drink and Imagined Community in Africa // Africa Spectrum. 2010. No. 45 (3). P. 87–113.

22. Pézeril C. Islam, mysticisme et marginalité. Les Baay Faal du Sénégal. Paris: l’Harmattan, 2008.

23. Rillon O. Corps rebelles: la mode des jeunes urbains dans les années 1960–1970 au Mali // Genèses. 2010. n° 81. P. 64–83.

24. Savishinsky N.J. The Baye Faal of Senegambia: Muslim Rastas in the Promised Land // Africa. 1994. No. 64 (2). P. 211–219.

25. Schulz D.E. “The World is Made by Talk” Female Fans, Popular Music, and New Forms of Public Sociality in Urban Mali // Cahiers d’Études africaines. 2002. n° XLII (4/168). P. 797–830.

26. Schulz D.E. Mélodrames, désirs et discussions. Mass-média et subjectivités dans le Mali urbain contemporain // Médias visuels et femmes en Afrique de l’Ouest / Dir. J.-F. Werner. Paris: l’Harmattan, 2006. P. 109–144.

27. Vincourt S., Kouyaté S. Ce que “parler au grin” veut dire: sociabilité urbaine, politique de la rue et reproduction sociale en Côte-d’Ivoire // Politique Africaine. 2012. n° 127. P. 91–108.

28. Youngstedt S.M. Creating Modernities through Conversation Groups: The Everyday Worlds of Hausa Migrants in Niamey, Niger // African Studies Review. 2004. No. 47 (3). P. 91–118.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх