Cultural Memory as a Narrative Phenomenon (Hermeneutic Aspects)

 
PIIS004287440007519-5-1
DOI10.31857/S004287440007519-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: State Academic University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 12
Pages10-14
Abstract

The author of the article is trying to analyze modern concepts of cultural memory, based on the general thematic issues of collective memory, which has developed, as many scientists note, around two opposite trends: methodological holism (the “collectivist” interpretation of memory) and methodological individualism (“individualistic” interpretation). It is shown that in the concepts of methodological individualism the phenomenon of collective memory is interpreted through the prism of the subject’s personal experience (“collective” appears as a product of particulars, collective experience is formed through the individual). At the same time, in the concepts of methodological holism, individual experience is much less important and can be explained through the prism of the collective. The article analyzes the ideas of P. Connerton and S. Stuart, their research related to embodiment and material culture. The works of these scientists allow us to understand the basic mechanisms of the formation of a narrative, to reveal its value significance for society. According to the author of the article, today there is an urgent need to address this theme, since its study will expand the horizon of understanding the functioning of collective memory. As the methodological and theoretical foundations of the work, the epistemological ideas of V.A. Lektorsky were used, which focused on the advantages and disadvantages of the collectivist and individualist interpretations of cultural memory, as well as psychological research by P. Janet, thanks to whom it was possible to analyze the problems of the subject of memory and determine the relationship of narrative and collective memory.

Keywordscollective memory, cultural memory, narrative, epistemology, communication, experience, physicality, object, cognition
AcknowledgmentThis work was supported by the Russian Foundation for Basic Research, project No. 18-011-01252, “Historical memory and Historical Understanding: Epistemological Risks of Recourse to Narrative”. For an expanded version of this report, see: Sabancheev R.Yu. Narrative Strategies of Cultural Memory: Hermeneutic Aspects // Hermeneutic tradition in Russia: actual contexts and modern problems / Ed. B.I. Pruzhinin, T.G. Shchedrina. Moscow, St. Petersburg: CGI Print, 2019. P. 195–203.
Received10.12.2019
Publication date11.12.2019
Number of characters9571
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Тема «нарратива» и «памяти» приобретает сегодня особую актуальность и значимость в контексте таких сложных идеологических процессов, как переписывание истории и стирание коллективной памяти, навязывание новых исторических «стереотипов» и клише, и культивирование новых «героев» для нашего времени. Все эти процессы не просто требуют объяснения и реконструкции предпосылок, они нуждаются в герменевтическом (понимающем) промысливании настоящего, прошлого и будущего. Это значит, что проблематика культурной памяти как коллективного и как индивидуального феномена требует культурно-исторического осмысления. Нам сегодня важно понять предпосылки этой проблематики, опираясь на философско-гуманитарный опыт первой половины ХХ в.
2 Так, Пьер Жане в труде «Эволюция памяти и понятия времени» пишет, что «память – это сложный акт, акт речи, который называют рассказом, и что для построения этого сложного акта требуется развитое сознание», а «хорошая память – вид литературного таланта, таланта рассказчика» [Жане 2010, 353]. Жане пытается моделировать ситуацию запоминания через повествование, выделяя в нарративе памяти феномен ожидания. Рассказ должен быть построен так, чтобы завоевать интерес слушающего: предыстория события, по мнению Жане, уже не интересна, когда известна развязка. Память эволюционирует, и с каждой эпохой формируются новые модели ее понимания и истолкования. В античности, к примеру, память была игрой: искусство поэта в античности заставляло слушателей переживать, плакать или смеяться. Спустя сотни лет значимость приобрел автобиографический нарратив памяти. Тем актуальнее сегодня звучат рассуждения Жане о значимости памяти как автонарратива: «Соседи, друзья довольно суровы и будут нас упрекать, если мы забудем важные события нашей жизни. Полиция также спрашивает более или менее точное «curriculum vitae»; от нас требуют, и мы пытаемся это сделать, чему способствует наше литературное образование» [Жане 2010, 364].
3 При этом мы должны иметь в виду, что понятия «коллективное и социальное» не равнозначны применительно к осмыслению проблем культурной памяти. Коллективная память может быть не только социальной, но и индивидуальной. Универсум смыслов и значений, формирующих надындивидуальную идентичность на протяжении многих поколений – культурная память – также имеет свои индивидуальные нарративные черты. Как пишет В.А. Лекторский, коллективный субъект не имеет структуры Я: «Можно говорить о коллективном мышлении, о коллективном решении познавательных задач, о коллективной памяти. Но вряд ли можно приписывать переживания коллективному субъекту (хотя индивидуальные переживания всегда коллективно опосредованы). Коллективного субъекта не существует без входящих в него индивидуальных» [Лекторский 2001, 156]. Между тем, «переживание» как опыт имеет ключевое значение для понимания взаимодействия коллективной и индивидуальной памяти, поскольку сами событие и время познаются сквозь призму переживания, преломляясь через индивидуальное сознание. «Снять» кажущийся антагонизм двух подходов позволяет обращение не к проблеме субъекта, а к проблеме трансляции, передачи опыта. Таким образом, нам необходимо ответить на вопрос: с помощью каких инструментов происходит процесс «коллективизации» памяти? Один из самых значимых, на мой взгляд, – это нарратив. Мартин Хайдеггер, к примеру, был уверен, что событие укоренено не только во времени и бытии, но и в рассказе о нем «Покоящийся в событии сказ есть как указывание самый собственный способ события. Событие говоряще» [Хайдеггер web].

Number of purchasers: 0, views: 730

Readers community rating: votes 0

1. Connerton, Paul (1989) How Societies Remember, Cambrige University Press, Cambridge.

2. Heidegger, Martin (1959) Unterwegs zur Sprache, Verlag Gunther Neske, Pfullingen (Russian Translation, 1975).

3. Janet, Pierre (1929) L’evolution psychologique de la personnalite, Chahine, Paris (Russian Translation, 2010).

4. Lektorsky, Vladislav A. (2001) Epistemology Classical and Non-Classical, Editorial URSS, Moscow (In Russian).

5. Stewart, Susan (1993) On Longing: Narratives of the Miniature, the Gigantic, the Souvenir, the Collection, Duke University Press, London.

Система Orphus

Loading...
Up